next perv

Ленинградский кодекс помог найти изменения и правки в тексте ТАНАХа



В библейском рассказе о жертвоприношении Исаака есть небольшая, но явная синтаксическая проблема. После того, как Ангел Господень в последнее мгновение отводит нож, занесенный Авраамом над сыном, на горе Мориа появляется овен (баран), который должен сменить Исаака на жертвеннике. «И поднял Авраам глаза свои и увидел: и вот овен, после, запутался в заросли рогами своими» (Бытие 22:13).

Проблема заключается в слове «после». Оно никак не согласуется с другими частями предложения. Для того чтобы решить эту проблему, некоторые толкователи Торы предлагают перенести слово «после» в конец предложения, так, чтобы было понятно: Авраам увидел овна после того, как тот запутался рогами в зарослях. Другой вариант перевода: «И поднял Авраам глаза свои после (того) и увидел: и вот овен запутался в заросли рогами своими» (Синодальный перевод: «И возвел Авраам очи свои и увидел: и вот, позади овен, запутавшийся в чаще рогами своими.. – примечание «Детали»).

Некоторые предлагают еще более радикальный вариант: по их мнению, слово «ахар» («после») следует читать как как «эхад» («один»). В этом случае получается, что Авраам просто увидел одного овна, запутавшегося в зарослях. Эта версия текста существовала и в древние времена. Недавно она вновь была обнаружена в Ленинградском кодексе – манускрипте текста ТАНАХа, датируемого 1008 годом. Эта бесценная рукопись хранится в Государственной публичной библиотеке в Санкт-Петербурге.

Евграф Рейтерн, Авраам приносит Исаака в жертву

Исследователи Академии иврита, пристально изучив манускрипт, обнаружили сотни сделанных в нем исправлений – чтобы приблизить его текст к известному в новое время. Поправки совершались путем зачеркивания, добавления и изменения отдельных букв и огласовок. На этом основании исследователи делают вывод, что тысячу лет назад, во времена написания манускрипта, в еврейском книжном шкафу существовало несколько версий текста ТАНАХа.

Ленинградский кодекс, старейший полностью сохранившийся манускрипт масоретского текста ТАНАХА, был изготовлен в Каире в первых годах XI столетия. Обнаружен (вероятно, в Крыму) Авраамом Фирковичем, который в 1838 году вывез его в Одессу. После смерти ученого, в 1865 году кодекс поступил в Императорскую публичную библиотеку в Санкт-Петербурге, где находится и сейчас.

Текст Ленинградского кодекса лег в основу множества научных и обычных изданий ТАНАХа. Например, ТАНАХ, который получают в день принесения присяги солдаты израильской армии, выпущен на основе Ленинградского кодекса. По своему значению он уступает только Кодексу Алеппо.  Однако в этой рукописи, датируемой 920 годом, не достает нескольких страниц, главным образом, в Пятикнижии.

Специалисты Академии иврита, работающие сейчас над созданием исторического языкового словаря, анализируют все тексты, созданные до 1050 года (и некоторые, созданные позже). Каждое обнаруженное в них слово заносится в огромную базу данных. Так составляется своеобразная карта иврита. Когда ученые приступили к изучению Ленинградского кодекса, они обнаружили в нем зачеркивания и исправления. Они предоставляют интересную информацию об изменениях, вносившихся в текст ТАНАХа на протяжении нескольких поколений – до тех пор, пока к Х веку не сформировался масоретский текст, ставший каноническим.

Пример с овном из рассказа о жертвоприношении Исаака – один из многих ему подобных. Однако он представляет особый интерес, поскольку словосочетание «один овен» исследователи встречали в ранних версиях ТАНАХа – в частности, в Септуагинте и в священных книгах самаритян. Это означает, что речь здесь не идет о случайной ошибке переписчика, а об иной версии текста, которую кто-то исправил после написания. «Мы полагаем, что при создании Ленинградского кодекса один писал буквы, другой расставлял огласовки, а третий проверял весь текст, — рассказал доктор Алексей Юдицкий, возглавляющий отдел древней литературы в Академии иврита. — Этот третий исправлял, но не везде у него выходило складно, в тексте сохранились несоответствия. Но действительно важно то, что, по всей видимости, до начала XI века существовали различные версии ТАНАХа».

Другой яркий пример вмешательства редактора в библейский текст – слово «наги» во второй главе книги «Бытие»: «И были оба они наги, человек и его жена, и не стыдились». При написании этого слова на иврите – «эрумим» – редактор для ясности добавил в него букву «вав», о чем сделал соответствующее примечание на полях. Другой пример – фраза из книги «Левит»: «И будет жить твой брат с тобою». В слове «имха» – на иврите «с тобою» – редактор заменил букву «алеф» на «айн». Йосеф Офер, профессор университета Бар-Илана и член Академии иврита, полагает, что в данном случае речь идет об исправлении случайной описки, поскольку слово «имха» с буквой «алеф» никак не связано с контекстом предложения.

В большинстве случаев исправления делались очень аккуратно. «99 процентов людей думают, что ТАНАХ дошел до нас в том виде, в котором он был создан 1500 или 3000 лет тому назад, — сказал профессор Офер. – На самом деле, это рукопись, которую кто-то писал и при этом иногда ошибался. Не будем сейчас обсуждать, почему это происходило. Важно то, что в текст ТАНАХа вносились исправления».

В Историческом словаре иврита слова будут приводиться в различных версиях – до и после исправления. Обнаруженные в Ленинградском кодексе поправки свидетельствуют об изменениях, вносившихся в текст ТАНАХа на протяжении сотен лет. В первые годы новой эры в нем правились целые предложения, в последующие века – только буквы, а затем все поправки свелись к огласовкам.

Нир Хасон

Источник: сайт Детали.


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение