next perv

Кто стал священником по чину Малкицедека?



В книге «Второстепенные персонажи дождались своего часа» (Minor Characters Have Their Day) Джереми Розен, профессор английского языка и литературы из университета Юты, проанализировал современный литературный ландшафт, в котором прежние второстепенные персонажи, злодеи и проходные фигуры западного канона неожиданно вышли на первый план. Пенелопа и Кассандра, приятели Гамлета и отец Гекельберри Финна, шут короля Лира и даже Волк из «Трех поросят» дождались, наконец, своего звездного часа.

Впрочем, ничего принципиально нового в этом нет, Подобное происходило и в древней литературе. Эней, лишь мельком упомянутый Гомером, стал главным героем «Энеиды» Виргилия. Жена Йосефа Аснат (Асенефа) стала главной героиней романа «Иосиф и Асенефа». Малоизвестные библейские персонажи Энох и Барух стали главными героями апокалиптических книг, названных их именами.

Тоже самое произошло и с Малкицедеком. Неизвестный царь-священник Салема, лишь мельком упомянутый в Писании, впоследствии привлек огромное внимание как еврейской, так и христианской литературы.

Малкицедек упоминается в Писании дважды, первый раз – в недельной главе Лех Леха. Современные исследователи полагают этот рассказ поздней вставкой в повествование о разговоре Авраама с царем Содома –  в частности, поскольку упоминание его имени обрамлено упоминаниями безымянного царя Содома:

И вышел царь Содомский ему навстречу по возвращении его после поражения Кедорлаомера и царей, что с ним, – в долину Шавей, она же долина царская. И Малки-Цедек, царь Шалема, вынес хлеб и вино. А он был священник Бога Всевышнего. И благословил его, и сказал: благословен Аврам от Бога Всевышнего, Владыки неба и земли.  И благословен Бог Всевышний, который предал врагов твоих в руку твсю, и дал ему десятую часть из всего. И сказал царь Содомский Авраму: отдай мне души, а имущество возьми себе.

Берешит, 14:17-21

Дирк Баутс, Встреча Малкицедека с Авраамом

Стих 21 продолжает там, где остановился стих 17: «И вышел царь Содомский ему навстречу… И сказал царь Содомский».  Это позволяет предположить, что сцена с участием Малкицедека является вставкой. Чаще всего ее объясняют желанием придать дополнительную легитимацию династии Давида, правившей из Иерусалима. Малкицедек, убеленный сединами царь Шалема (Иерусалима),  благословляет праотца, чей потомок, Давид, сделает Иерусалим своей столицей.

Другие полагают, что через Малкицедека хотел получить легитимацию Цадок, первосвященник Давида.  Согласно этой гипотезе, Цадок был йевусейским жрецом в Иерусалиме, которого Давид, завоевав город, сделал служителем еврейской религии. Чтобы обосновать это назначение, библейский редактор решил полазать, что Авраам платил десятину нееврейскому священнослужителю Малкицедеку, который возглавлял в (Иеру)салиме культ «Бога Всевышнего».

Оба этих прочтения вполне соответствуют обстоятельствам второго и последнего появления Малкицедека на страницах Писания – в книге псалмов:

Клялся Господь и не раскается: ты священник вовеки, по слову Моему, – (как) Малкицедек.

Тегилим, 110:4

Царский псалом славит кого-то, являющегося священником, как Малкицедек. Но кого именно?  Может быть, Бог приветствует здесь Давида как обладавшего священническими обязанностями – согласно Писанию (Шмуэль II, 6:13, 17-18; 24:25; Млахим I 3:4, 15), Давид несколько раз совершал жертвоприношения.  Или же Всевышний одобряет выбор Давида, возвысившего Цадока,  уподобив его хрестоматийному нееврейскому священнослужителю древности? А может, псалом обращается к кому-то из последующих царей или первосвященников Иудеи?

Недостаток данных не позволяет сделать окончательный вывод, так что образ библейского Малкицедека так и остался расплывчатым. Тем не менее, позднейшие традиции использовали эту короткую молитву в своих теологических целях.

Так, для первых христиан, считавших Иисуса последним и величайшим первосвященником – например,  для автора анонимного Послания к евреям (ок. 100 г.). случай Малкицедека был идеальным прецедентом.  Согласно этому посланию, Иисус является архетипом – идеальной платоновской формой – всего библейского. Перефразирую известный мюзикл «Энни, возьми своё ружьё», все, что могут евреи, Иисус может еще лучше.  У евреев есть ангелы – Иисус превосходит всех ангелов. У еврев были пророки – Иисус превзошел даже Моше. Иисус – воплощение наилучшего завета, наилучшего святилища, наилучших жертвоприношений  – и, разумеется, наилучшего первосвященника, превзошедшего всех, что когда-либо были у евреев.

Однако если объявить Иисуса идеальным первосвященником, возникает проблема: согласно христианской традиции, основоположник их религии был потомком Давида, т.е. происходил из колена Йегуды. Как же, не будучи левитом, он мог стать идеальным и вечным священнослужителем Бога Израиля?

И тут на сцене появляется Малкицедек. Автор послания радостно объявил его основоположником исконного священства, осуществившегося в Иисусе:

Ибо Мелхиседек, царь Салима, священник Бога Всевышнего, тот, который встретил Авраама и благословил его, возвращающегося после поражения царей, которому и десятину отделил Авраам от всего,- во-первых, по знаменованию имени царь правды, а потом и царь Салима, то есть царь мира, без отца, без матери, без родословия, не имеющий ни начала дней, ни конца жизни, уподобляясь Сыну Божию, пребывает священником навсегда.

Видите, как велик тот, которому и Авраам патриарх дал десятину из лучших добыч своих.

Получающие священство из сынов Левииных имеют заповедь – брать по закону десятину с народа, то есть со своих братьев, хотя и сии произошли от чресл Авраамовых.

Но сей, не происходящий от рода их, получил десятину от Авраама и благословил имевшего обетования.

Без всякого же прекословия меньший благословляется большим.

И здесь десятины берут человеки смертные, а там – имеющий о себе свидетельство, что он живет.

И, так сказать, сам Левий, принимающий десятины, в лице Авраама дал десятину: ибо он был еще в чреслах отца, когда Мелхиседек встретил его.

Евр. 7:1-9

Малкицедеку было пожаловано священство, превосходящее то, что будет впоследствии пожаловано левитам. Священники-левиты были простыми смертными, тогда как Малкицедек – учитывая, что ни о его родителях, ни о его кончине нигде не упоминается – видимо, был бессмертным. Авраам признал превосходство Малкицедика, отдав ему десятину и получив от него благословение как его подчиненный. И, наконец, последним ударом стало утверждение, что Леви, будучи потомком Авраама, тем самым сам дал десятину царю Шалема.

Словом, автор Послания к евреям развенчал священство левитов с их недостойными жертвоприношениями, совершаемыми смертными священниками. Иисус, бессмертный священник «по чину Мелхиседека», самолично совершает единственное совершенное жертвоприношение на все времена.

В отличие от христиан, мудрецы Талмуда, естественно, не были заинтересованы в легитимации альтернативной линии священства.  Напротив, в их глазах Малкицедек был угрозой эксклюзивности священства левитов.  Впрочем, враждебности к нему мудрецы не испытывали. Малкицедек был отождествлен с Шемом, сыном Ноаха (Ваикра Раба 25:6). По их словам, он написал несколько псалмов (Бава Батра 14б-15a), учил Авраама Торе (Берешит Раба, 43:6)  и помог Богу выбрать имя для Иерусалима (Берешит Раба, 56:10). Мудрецы просто не могли примириться с мыслью, что этот не левит назван в Торе священником Бога Всевышнего, к тому же служившим ему в самом Иерусалиме.  Как  мы помним,  Тора настаивает, что священство навеки принадлежит левитам, потомкам Аарона – как же тогда возможно другое вечное священство, по чину Малкицедека?

Авель и Малкицедек. Мозаика в одном их храмов Равенны

Решение, предложенное мудрецами, мы находим в Талмуде:

Сказал рабби Зхария от имени рабби Ишмаэля: хотел Святой, благословен Он, сделать Шема прародителем священников, как сказано: «А Малькицедек  был служителем Бога Всевышнего» (Берешит, 14:18). Однако поскольку благословил он Авраама прежде Всевышнего – сделал их прародителем Авраама, как сказано: «Аврам благословлен Богом Всевышним, Создателем неба и земли! Благословен Бог Всевышний, Который отдал твоих врагов тебе в руки!» (там же, 19-20).

Сказал ему Авраам: разве благословляют раба прежде хозяина? В тот же миг [священство] было передано Аврааму, как сказано: «Слово Господа к господину  моему: сиди справа от Меня, доколе не сделаю врагов твоих подножием ног твоих… Клялся Господь и не раскается: ты священник вовеки, по слову Моему, по чину Малкицедека» (Теѓилим, 110:1,4). «По чину Малкицедека» – после слов Малкицедека. Поэтому сказано: «Был служителем Бога Всевышнего» – он священник, потомки его – не священники.

Недарим, 32б

Иными словами, 110 псалом, согласно рабби Ишмаэлю, является речью, с которой Бог обратился к Аврааму во время его встречи с Малкицедеком. Всевышний собирался назначить царя Шалема первым священником, но разочаровался в нем после того, как тот благословил Авраама прежде Творца, и наказал его, передав священство потомком Авраама.

Таким образом, мудрецам удалось поджарить яичницу, не разбив яиц. Малкицедек вполне мог быть священником, даже самым первым священником – однако затем священство было раз и навсегда передано потомкам Авраама, Леви и Аарона.

Творившие задолго до возникновения христианства и мудрецов Талмуда, авторы свитков Мертвого моря не интересовались священством Малкицедека, однако проявляли несомненный интерес к этому библейскому персонажу.  Среди этих свитков есть мидраш, в котором царь Шалема занимает столь важное место, что исследователи назвали его 11QMelchizedek. (В русскоязычной литературе: Мидраш или Апокриф Малкицедека.  Текст свитка сильно поврежден и дошел до нас с многочисленными лакунами).  Этот эсхатологический мидраш изображает Малкицедека не священником, но ангельским судьей и избавителем конца времен:

    И Мельхиседек отомстит су[до]м гос[пода] … [от власти Бе]лиала и от власти всех [духов его жребия],

    и ему помогают все [вечные?] ангелы, [именно это он сказал] … вс]е сыны …

    эта; это — день […]; [а отно]сительно того, что он сказал [о последних днях через Иса]йю пророка, который сказа[л: Как]прекрасны

    на горах ног[и] благовестни[ка], [воз]вещающего мир, благовест[вующего доброе, возвещающего спасени]е, [гово]рящий Сиону: [царствует] бог твой.

 А благовестник — эт[о по]мазанник ду[ха].

 В этой роли Малкицедек напоминает архангела Михаэля, каким он изображен в других свитках, а так же в книге Даниэля (12:1-4). Возможно, члены общины полагали, что Малкицедек и Михаэль – одно лицо.

Однако почему из всех библейских персонаже авторы свитка избрали на роль эсхатологического героя именно Малкицедека?  По мнению некоторых исследователей, это могло стать реакцией на возвышение Хасмонеев и царскую пропаганду этой династии. Шимон, брат Йегуды Маккавея, в 141 году до н.э. провозгласил себя первосвященником, не будучи потомком Цадока. Его внуки Йегуда Аристобул и Александр Янай именовали себя царями, не будучи потомками Давида. Некоторые источники позволяют предположить, что в качестве прецедента эти правители ссылались именно на Малкицедека, загадочного священника-царя Шалема. Не имея возможности провозгласить себя священниками-цадокитами или царями-давидидами, Хасмонеи, возможно, именовали себя первосвященниками и царями «по чину Малкицедека».  Один исследователь даже выдвинул гипотезу, что 110 псалом был написан пропагандистами Хасмонейской династии, с целью подтвердить ее притязания на первосвященство. (Интересно отметить, что первые буквы четырех первых стихов псалма образуют имя Шимон).

Разумеется, никто кто из исследователей не полагает 110 псалом хасмонейской пропагандой. Однако даже если он был написан на много веков раньше,  можно предположить, что Хасмонеи ссылались на этот псалом, равно как на соответствующий эпизод из книги Берешит, как на прецедент, оправдывающий узурпацию первосвященнических и царских полномочий.  Это так же объясняет, почему сектанты Мертвого моря, непримиримые противники Хасмонеев, так же полюбили царя Шалема и сделали из него героя, соответствующего их эсхатологическим надеждам и ожиданиям.

Александр Элькин


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение