next perv

Константин Великий и евреи



Константина Великого, первого римского императора-христианина, в еврейской историографии не слишком любили. Знаменитый историк Дубнов, к примеру, писал: «Константин под влиянием христианского духовенства решил сделать христианство господствующей в государстве религией, а прочие религии подчинить ей. С тех пор стали преследовать евреев». Макс Даймонт в своей многократно переиздававшейся книге утверждал, что «в 212 году император Каракалла даровал евреям империи не только равенство, но и гражданство. Император Константин, признав христианскую церковь, лишил евреев некоторых из этих прав». А Моше Ойербах, автор кошерного учебника «История еврейского народа», договаривались до того, что «в его царствование было жестоко подавлено восстание евреев в Палестине в 351 году» (Константин скончался в 337).

В том, что Константин не был юдофилом, сомневаться не приходится. Об этом красноречиво свидетельствует преамбула к постановлению о дате христианской Пасхи, принятом в 325 году на Никейском соборе, где председательствовал император:

На том же Соборе было исследование касательно святейшего дня Пасхи, и общим мнением признано за благо: всем и везде праздновать ее в один и тот же день, ибо что может быть прекраснее и благолепнее, когда праздник, дарующий нам надежду бессмертия, неизменно совершается всеми по одному чину и известным образом? Прежде всего показалось неприличным праздновать тот святейший праздник по обыкновению иудеев, которые, осквернив свои руки беззаконным поступком, как нечистые, справедливо наказаны душевной слепотой. Отвергнув их обыкновение, гораздо лучше будет тем же истинным порядком, который мы соблюдали с самого первого дня страстей до настоящего времени, образ этого празднования продолжить и на будущие века. Пусть не будет у нас ничего общего с враждебной толпой иудейской, потому что нам указан Спасителем другой путь, перед нами лежит поприще, сообразное и соответствующее священнейшей нашей Вере. Вступая на него едино-мысленно, возлюбленные братья, отделимся от того постыдного общества, ибо по истине странно бахвальство иудеев, будто, независимо от их постановления, мы не можем соблюдать этого.

Евсевий, Жизнь Константина, 3:18

Никейский собор. Фреска из Синкстинской капеллы

Поэтому если бы Константин начал издавать антиеврейские законы, это бы, пожалуй, никого не удивило. Однако анализ законодательного наследия первого христианского императора показывает несколько иную картину.

Еврейские законы императора Константина касались четырех основных вопросов: еврейского прозелитизма, защиты евреев, решивших стать христианами, муниципальных обязанностей и Иерусалима. Начнем с прозелитизма. В 335 году Константин издал закон, запрещающий иудеям обращать рабов в свою веру; обрезанный раб обретал свободу (Кодекс Феодосия, 16:9:1).  Однако ничего нового в этом законе не было: обращать иноверцев в иудаизм евреям запретили еще во II веке.

Евсевий утверждал, что Константин так же запретил иудеям владеть рабами-христианами:

Он также постановил законом ни одному христианину не находиться в рабстве у иудеев, ибо считал несправедливым, чтобы искупленные Спасителем были рабами убийц пророков и самого Господа. Если же таковой отыщется, то христианина велено отпускать на волю, а иудея наказывать денежной пеней.

Жизнь Константина, 4:18

Однако в известных нам кодексах такого закона нет, скорее всего, Евсевий ошибся.

Что касается евреев, решивших креститься, в 315 году Константин издал закон, под страхом смертной казни (сожжения) запрещающий иудеям побивать их камнями. Повод для этого указа, скорее всего, был: о том, что евреи казнят вероотступников, в одном из своих писем писал Ориген. При этом философ никого не обличал, но ссылался на это как на общеизвестный факт, чтобы доказать своему адресату, Юлию Африкану, истинность своего толкования.

В свете этого трудно не согласиться с израильским историком Михаэлем Ави-Йоной, назвавшем этот указ справедливым.

Известен один случай, когда император оказал личное покровительство еврею, ставшему христианином, и даже поручил ему строительство церквей в Палестине:

Был же у них некто Иосип, не тот древний писатель и историк, но уроженец тивериадский и живший во времена царствования блаженной памяти Константина старшего; от этого царя удостоен он был сана комита и получил дозволение основать церковь Христу в самой Тивериаде, в Диокесарии, в Капернауме и других местах.

Евстафий Кипрский, Панарион, 35:4

Перейдем теперь к муниципальным обязанностям. В 321 году Константин возложил на всех евреев, включая палестинских, повинность заседать в муниципальных советах (буле), считавшуюся весьма обременительной, поскольку это отрывало людей от дел. Фактически ничего нового здесь не было: император лишь возобновил действие старого закона, изданного еще Севером. С прекращением обязательных языческих богослужений император не видел причины, почему евреи должны быть освобождены от этой повинности. При этом Константин не затронул привилегий еврейских служителей культа. Став единоличным правителем империи, он даже издал специальный указ, согласно которому еврейский патриарх и служители синагог освобождаются от муниципальной повинности.  Закон так же гласил, что муниципальные советники освобождаются от обязанности собирать налоги и других личных повинностей, требующих отлучки из мест постоянного проживания. В 331 году был издан новый указ, подтверждающий привилегии глав и старейшин синагог.

И, наконец, об Иерусалиме. Живший в Х веке александрийский патриарх Евтихий (Ибн Батрик) писал в своих «Анналах», что Константин запретил евреям проживать и бывать в Иерусалиме.  Очевидно, что если такой закон был издан, он был только повторением аналогичного запрета императора Адриана. Согласно некоторым свидетельствам, в III веке, в годы поразившего империю продолжительного политического кризиса, на практике этим запретом нередко пренебрегали, по крайней мере в отношении посещений. Однако формально он никогда не был отменен.

Иерусалим на мозаичной карте из Мадабы (6 в.), обнаруженной на полу византийской церкви Св. Георгия в Мадабе (Иордания) в 1896 году

Подтвердив действие прежнего закона, Константин, судя по всему, внес в него два существенных изменения. Прежде всего, раз в году, 9 ава, евреи получили разрешение собираться на Храмовой горе, чтобы оплакать разрушение святилища. Об этом, в частности, свидетельствует анонимный христианский паломник, посетивший святую землю в 335 году:

На самом месте, где был Храм, построенный Соломоном, на мраморе перед жертвенником , где говорят некогда пролита была кровь Захарии, видны по всему помосту следы обуви убивших его воинов , отпечатанные точно в воске. Здесь же две статуи Адриана, а недалеко от них пробитый камень, к которому раз в год приходят иудеи, помазывают его, с воплем рыдают, разрывают свои одежды и затем удаляются.

Бордосский путник

Во-вторых, закон, изданный Адрианом, касался не только Иерусалима, но и его окрестностей, так что евреи не могли даже взглянуть на свою бывшую столицу:

На восемнадцатом году правления Адриана война была в разгаре; осада Бетферы (это был очень укрепленный городок недалеко от Иерусалима) затянулась; мятежники гибли от голода и жажды и дошли до последней крайности. Виноватый в этом безумец понес достойное наказание; а по законодательному решению и распоряжению Адриана, всему народу запрещено было с того времени ногой ступать на землю в окрестностях Иерусалима; не разрешалось даже издали взглянуть на родные места.

Евсевий, Церковная история, 4:6

Согласно Тертуллиану (II-III вв.), евреев не осталось не только в Иерусалиме, но и в соседнем Бейт-Лехеме (Вифлиеме):

Мы видим, что в городе Вифлееме не осталось теперь ни одной души Израильского племени. Всякому Иудею запрещено даже иметь пребывание в соседстве этой страны, так что угроза Пророка Исайи сбывается буквально: земля ваша пуста, гради ваши огнем пожжени (сами вы были тому свидетелями во время войны вашей с Римлянами), страну вашу пред вами чуждии поядают, и опусте низвращенна от людей чуждих.

Против иудеев

Новый закон Константина, напротив, касался только Иерусалима.

Таким образом, даже если первый христианский император не слишком любил иудеев, на их правовом статусе это практически не отразилось. Никаких новых ограничительных законов в годы правления Константина принято не было. Такие законы появятся позже, первый из них – всего через два года после кончины Константина.

И последнее, Если верить Иоанну Златоусту, в годы правления Константина какие-то евреи якобы предприняли попытку вновь обрести независимость, естественно, жестоко пресеченную властями:

Когда же покушались они, эти всегда противящиеся Святому Духу, затейливые и мятежные иудеи? После опустошения, произведенного при Веспасиане и Тите, возмутившись при Адриане, они усиливались восстановить у себя прежнее государство… При Константине они опять покушались на то же; но царь (в наказание им) обрезал им уши, и положив на их теле знак их возмущения, водил их всюду, как беглецов и негодяев, таким искажением тела делая их приметными для всех, и вразумляя живших повсюду (иудеев) не отваживаться на подобные дела.

Против иудеев, Слово 5, 11

Что это были за люди, и в чем конкретно заключалось их «покушение», Златоуст не пишет, а другие источники об этом не упоминают. (Если не считать гораздо более поздних, несомненно, лишь переписывавших Златоуста). Так что, скорее всего, даже если какой-то заговор имел место, до открытого вооруженного выступления на этот раз не дошло.

Михаил Курляндский

 

 


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение