next perv

Книга Эстер в талмудической традиции



Недавно патриарх еврейского русскоязычного книгоиздательства Михаил Львович Гринберг выпустил книгу Сеймура Эпштейна “Свиток Эстер: истинный авторский замысел”. К празднику Пурим предлагаем читателям небольшок отрывок из этой книги.

 

Se non e vero e bene trovato (Если и не верно, то хорошо придумано). С. Тальмон использовал это итальянское изречение в статье Wisdom in the Book of Esther («Мудрость в книге Эстер»), чтобы охарактеризовать художественный вымысел свитка Эстер. Я мог бы с не меньшими основаниями описать с помощью этого выражения переделку книги, авторами которой стали исследователи раввинистического периода, талмудисты и мидрашисты. Поговорка переводится как «Если это и не правда, то это хорошая история». Но тот смысл, который они вложили в историю – это, конечно же, правда – с точки зрения реалий раввинистического периода еврейской истории.

Мудрецы хотели сделать три вещи:

1. Им надо было поместить историю Эстер в библейский канон, жестко привязав ее ко всей остальной Библии.

2. Им надо было реинтерпретировать книгу Эстер, сделав из нее четкий и ясный рассказ о еврейской победе.

3. Наконец, им надо было превратить праздник персидских евреев, описанный в девятой главе, в общееврейский праздник Пурим.

ЭСТЕР КАК БИБЛЕЙСКАЯ КНИГА

ВТ Хулин, 139б задает вопрос: «Где в Торе говорится об Эстер?» В качестве ответа приводится неполная цитата из Дварим, 31:18: «Я же совершенно сокрою Мое лицо…» Так или иначе, нам имеет смысл обратить внимание на более широкий контекст этой цитаты (стихи 16–18):

Господь сказал Моше: «Как только ты упокоишься со своими праотцами, этот народ станет блудить с чужими богами, [с богами] той страны, в которую он вступает. Они оставят Меня, нарушат союз со Мною, [союз,] который Я заключил с ними. В тот день возгорится на них Мой гнев – Я оставлю их, сокрою от них Мое лицо, и [враги] поглотят их. Постигнут их многие беды и несчастья, и воскликнут они в тот день: “Не потому ли, что нет с нами нашего Бога, постигли нас эти беды?!” Я же совершенно сокрою Мое лицо в тот день – за все зло, которое они совершили, когда обратились к другим богам».

Как уже отмечалось выше, мудрецы обыгрывали корень глагола ס-ת-ר«прятать» и толковали имя Эстер как символ того, что лицо Бога скрыто, как это было предсказано в Дварим. Таким образом, она выполняет волю Бога, на что намекает более ранний и авторитетный текст Торы. Весьма интересно, даже несмотря на то, что эта интерпретация жестко привязывает текст к канону, что цитата из Дварим, если не вырывать ее из контекста, возвращает к оригинальному замыслу автора Эстер, который был в том, чтобы изобразить оставленное Богом общество ассимилированных евреев. Трактат Хулин находит место в Торе и для Мордехая, цитируя кусочек из Шмот, звучание которого отдаленно напоминает его языческое имя.

В ВТ Мегила, 10б мы находим полный список подходящих цитат из разных книг Библии, которые трактуются как связанные с первым предложением книги Эстер: «Это случилось во времена Ахашвероша…»  В этом заключена еще одна попытка библеизировать историю Эстер, что повлияло на дальнейшее отдаление трактовки мудрецов от того смысла, который изначально вкладывал в нее автор. Если он писал текст с аллюзиями к библейским книгам, чтобы подчеркнуть разрыв между библейскими ценностями и ценностями чужеземной культуры, то мудрецы использовали эти же самые ссылки с тем, чтобы указать на священность этого текста как принадлежащего Библии.

Затем в Мегила, 19б мудрецы наделили себя полномочиями интерпретировать книгу Эстер как священный текст, который подлежит ритуальной читке: «Святой, Благословен Он, показал Моше то новое, что должно быть введено мудрецами. И что же это? Чтение свитка».

В понимании мудрецов, о ритуальной читке свитка, которая не заповедана Торой, было известно уже Моше. Эстер как книга и Пурим как праздник стали частью предписанных Торой элементов еврейской жизни.

ЭСТЕР  КАК ИСТОРИЯ О ЕВРЕЙСКОЙ ПОБЕДЕ В СТРАНЕ РАССЕЯНИЯ

Мудрецы превращали трагедию еврейской ассимиляции в победу в основном за счет веселого празднования Пурима и установления заповедей этого праздника. Так или иначе, необходимо было также сделать героев из Мордехая и Эстер, которыми они не были в оригинальном сатирическом тексте. На множестве примеров видно, как благодаря раввинистической интерпретации текста и вставкам эти два в крайней степени ассимилированных гражданина Персии превращаются в евреев, которые служат образцами правильной жизни в рассеянии.

Один из лучших примеров такого перевертыша сам в себе заключает сатиру. Согласно одному мидрашу, Мордехай не только воспитал свою двоюродную сестру, Эстер, но и женился на ней. Это сильно утяжеляет ее грех – то, что она спала с царем и стала его женой, выиграв конкурс. В трактате Мегила, 13б мы находим разрешение этой проблемы в виде сообщения о том, что Эстер шла в объятия Мордехая из объятий Ахашвероша с остановкой в микве, где она совершила ритуальное очищение.

Теодор Шассерио, Туалет Эстер

Другой такой пример – трижды повторяющееся указание на то, что евреи, убив 75 000 персов, не взяли себе никакой добычи (9:10, 15, 16), даже несмотря на то, что в ст. 8:11 ими было получено четкое царское разрешение на это. Тогда как мудрецы рассматривали данный факт как нечто похвальное и как один из признаков того, что жизнь еврейской общины была основана на ценностях, и что этим они заслужили свою победу, автор имел в виду совсем не это. Мудрецы не увидели, точнее не могли увидеть шутку. Извращенное правосознание, с точки зрения которого такая массовая бойня была необходима ради того, чтобы предотвратить исполнение царского указа, – это гиперболическая шутка в этом сатирическом произведении, но то, что  евреи участвуют в убийствах – это естественная часть критики жизни в рассеянии. Для автора сам этот подвиг отказа от мародерства – грустная шутка по поводу их морального замешательства. С точки зрения мудрецов, это, напротив, похвала в контексте истории победы.

Любопытно, что современные комментаторы тоже по-разному смотрят на качество еврейской жизни в экзотическом персидском царстве. Герман Коѓен в одном из своих прекрасных эссе отметил, что библеисты конца XIX – начала XX века легко скатывались в критику евреев из книги Эстер за жестокое массовое убийство и безбожное поведение. Но ведь и сам Коѓен легко скатывается в раввинистическую апологетику, защищая поведение евреев. Впрочем, как Коѓен, так и исследователи, которым он оппонирует, отталкиваются от традиционного прочтения книги. Некоторые из ученых, которых он цитирует, были антисемитами и желали обосновать точку зрения, согласно которой эти евреи не заслужили победы. Коѓен твердо убежден в том, что это были богобоязненные иудеи, которые свою справедливую победу заслужили. А согласно моей интерпретации, основанной на подробном анализе, автор считал, что они были продуктом трагической ассимиляции с чужеродной культурой, которая была несовместима с библейскими ценностями. В его изображении они отстояли свои тела, но проиграли при этом битву за души.

ПУРИМ КАК ОБЩЕЕВРЕЙСКИЙ ПРАЗДНИК

Введение Пурима как общееврейского праздника стало третьим элементом раввинистической адаптации рассказа об Эстер. В тексте книги нет указаний на празднование за пределами вымышленного царства, но мудрецы хотели навсегда распространить празднование на весь еврейский народ.

Зеев Вайсман хорошо сформулировал это в работе «Политическая сатира в Библии» (Political Satire in the Bible):

Соединение истории об Эстер и Мордехае с праздником, известным своей легкомысленностью и, в общем-то, языческой распущенностью, в полную противоположность другим еврейским праздникам, было жизненно необходимым для еврейской диаспоры с ее тяжелой исторической борьбой за выживание в мире, полном несчастий, в котором чудеса и парадоксы стали обычным делом. Только эта необходимость выживать в чужом мире может объяснить распространение праздника и чудесной истории такого рода за пределы Персидской империи того времени и превращение их в освященную традицию ежегодного празднования во всем еврейском мире.

Мудрецы заявили о своей задаче в ВТ Мегила, 6б – 7a, где они используют ст. 9:29 книги Эстер, чтобы превратить региональный Пурим, связанный с конкретной историей, в общий Пурим для всех. Второе письмо из 29-го стиха, объявляющее о праздновании Пурима, было, по мнению мудрецов, знаком того, что «в начале они (Мордехай и Эстер) предписали праздновать Пурим лишь в Сузах, а теперь – по всему миру».

Работа Элиаса Биккермана «Четыре странных книги Библии» объясняет исторический фон этого изменения характера празднования. Он утверждает, что «триумф хасмонеев сделал книгу Эстер особенно притягательной для евреев рассеяния…», а также что «текст был переведен на греческий в маккавейском Иерусалиме для всех евреев рассеяния». Само собой, этот «перевод» многое добавил к оригиналу, что сильно способствовало переделыванию Эстер в историю о еврейской победе. Особенно яркой вставкой были молитвы Мордехая и Эстер в четвертой главе, как уже отмечалось выше. Эти добавленные в текст молитвы превращают обоих в молящихся евреев, что противоречит тому, какими автор хотел их изобразить.

Арент де Гельдер, Мордехай и Эстер

Коѓен в цитированной выше работе сравнивает исследователей, писавших после Холокоста с учеными, жившими до него, которых он критикует, и обнаруживает, что они гораздо больше сочувствуют положению евреев Персии и лучше понимают их поведение. И это еще одна иллюстрация того, что текст переосмысляется. Современные исследователи, так же, как и древние толкователи талмудической эпохи, интерпретируют текст, исходя из реалий своего времени. Холокост, феминистские настроения, озабоченность проблемами экологии влияют на современных ученых, а  древних толкователей беспокоили совсем другие проблемы, которые они и вчитывали в тексты, которые имелись в их распоряжении.

Итак, перед нами трагедия жизни в рассеянии, которую Пурим превращает в победу. Мы видим абсолютный пессимизм евреев, которые живут в рассеянии под властью инородцев, выливающийся в борьбу, в которой иногда были свои победы. Эта переделка текста, полная и неясная, имеет свои изъяны, дает течь: сатирический смысл оригинального текста выплескивается наружу. У мудрецов в этой переделке были моменты сомнений и противоречия, о которых будет рассказано в следующей главе.

Kнигу Сеймура Эпштейна “Свиток Эстер: истинный авторский замысел” можно заказать на складе московского издательства Книжники.

 


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение