next perv

Элиягу в еврейских преданиях. Часть V. Теодиция Элиягу



Выдающийся ученый и талмудист, уроженец Ковно Луис (Леви) Гинцберг (1873–1953) по праву считался одним из лидеров американского еврейства. Его перу принадлежит множество статей, исследований, галахических респонсов. Однако наибольшую известность Гинцбергу принес семитомник  «Сказания еврейского народа», в котором он собрал и систематизировал множество легенд и преданий, рассыпанных по страницам Талмуда и классических мидрашей.  Опубликованные еще в начале прошлого века, “Сказания” практически сразу стали классикой.

Предлагаем читателям подборку очерков Луиса Гинцберга, посвященных образу пророка Элиягу в Талмуде, мидрашах и еврейской традиции.

Среди многочисленных идей, сообщенных Элиягу своим друзьям, важнейшее место принадлежало теодиции, т.е. учения, оправдывающего и доказывающего справедливость того, как Всевышний вершит земные дела.  Пророк пользовался любой возможностью, чтобы продемонстрировать это на конкретных примерах.

Своему лучшему другу, рабби Йегошуа бен Леви, Элиягу пообещал, что исполнит любую его просьбу. Раввин попросил пророка сопровождать его  в его странствиях. Элиягу согласился, но поставил одно условие: как бы странно пророк ни поступал, рабби Йегошуа не должен требовать никаких объяснений. Если условие будет нарушено, им придется расстаться.

Пророк и раввин отправились в путь, и оказались около дома бедняка, у которого была одна единственная корова. Хозяин и его жена оказались добрыми людьми, и с радостью пригласили двух странников в дом, накормили и постели им постели.  Когда на следующий день друзья собрались в путь, Элиягу помолился, чтобы у бедняка пала корова – и не успели они уйти, как скотина околела.  Рабби Йегошуа был так  удручен бедой, обрушившейся на этих добрых людей, что едва не лишился чувств: «Неужели это то, что бедняга заслужил за свое гостеприимство?». Однако когда он обратился к Элиягу, тот напомнил ему об условии, и рабби Йегошуа укротил свое любопытство.

Следующую ночь они провели в доме богача, который был крайне неприветлив, и даже не смотрел гостям в лицо. Хотя они переночевали под его крышей, хозяин так и не предложил им ни еды, ни питья. Этому человеку нужно было починить покосившуюся стену дома. Но ему не пришлось беспокоиться: перед уходом Элиягу помолился, чтобы стена выпрямилась, и так и произошло. И снова рабби Йегошуа не мог сдержать изумление, однако вспомнил об условии и не сказал ни слова.

Друзья снова пустились в путь, и оказались около богато украшенной синагоги со скамьями из золота и серебра. Однако прихожане этой синагогу оказались не слишком добродетельными людьми. Когда речь зашла о том, чтобы позаботиться о двух странниках,  один из них сказал: «Хлеба и воды с них будет достаточно. Пусть путники останутся ночевать в синагоге, куда им принесут еду и питье».  Утром, перед тем как уйти, Элиягу пожелал собравшимся в синагоге, чтобы Всевышний сделал их «главами».  И вновь рабби Йегошуа сдержался и ни о чем не спросил.

В следующем городе, напротив, их приняли весьма радушно и накормили до отвала. Прощаясь, Элиягу пожелал гостеприимным хозяевам, чтобы Бог наградил их одной головой. Услышав это, рабби Йегошуа понял, что больше не в силах сдерживаться, и потребовал объяснений.

Прежде, чем расстаться, Элиягу согласился объяснить раввину свои поступки. «Я знал, что хозяйке дома, где мы провели первую ночь, предстояло умереть следующим утром. Поэтому я помолился Всевышнему, чтобы она осталась жива, а вместо нее умерла ее корова.  Богатый скряга не знал, что под рухнувшей стеной был зарыт клад. Теперь же, когда стена чудесным образом воздвиглась сама, он никогда не найдет это золото.  И это еще не все: скоро эта стена опять рухнет, а у богача будет столько забот и хлопот, что у него не будет времени думать о ремонте своего дома. О богатых чванливых горожанах я помолился, чтобы каждый из них стал начальником. Когда это произойдет, у них начнутся бесконечные споры и ссоры, ибо ни один из них никогда не согласится уступить другому – каждый непременно захочет быть самым главным. Поэтому чтобы они не затеяли, ничего у них не выйдет. А о жителях города, которые приняли нас как лучших друзей, и помолился, чтобы у них была всего одна голова – чтобы они выбрали себе начальником самого умного и достойного человека. Тогда между ними будет мир, а во всех делах их будет ждать удача».

Насколько трудно вынести справедливое решение на основании одной лишь внешности, Элиягу наглядно продемонстрировал рабби Бароке. Раввин и пророк как-то гуляли по многолюдному рынку, и рабби Барока спросил, кто из окружающих удостоится удела в Мире Грядущем. Элиягу ответил, что никто, однако через минуту указал на одного из прохожих. Однако тот выглядел так, что рабби Барока усомнился в его благочестии, настолько нееврейской была его внешность. Позже раввин узнал, что этот человек – тюремщик, который, не жалея сил, заботился о моральном облике узников, поскольку в этой тюрьме сидели и мужчины, и женщины. Кроме того, благодаря своей должности он мог предупреждать евреев о замыслах властей. Рабби Барока понял, что никакая должность и профессия не могут помешать творить добро и поступать достойно.

Элиягу указал еще двоих, заслуживших удел в Мире Грядущем. Эти двое оказались… скоморохами. Свое жизненное предназначение они видели в том, чтобы шутками и прибаутками радовать и веселить людей, которым приходится несладко. Кроме того, они пользовались «служебным положением», чтобы мирить поругавшихся соседей, друзей и супругов.

 

 


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение