next perv

Элиягу в еврейских преданиях. Часть I. До вознесения на небо



Выдающийся ученый и талмудист, уроженец Ковно Луис (Леви) Гинцберг (1873–1953) по праву считался одним из лидеров американского еврейства. Его перу принадлежит множество статей, исследований, галахических респонсов. Однако наибольшую известность Гинцбергу принес семитомник  «Сказания еврейского народа», в котором он собрал и систематизировал множество легенд и преданий, рассыпанных по страницам Талмуда и классических мидрашей.  Опубликованные еще в начале прошлого века, “Сказания” практически сразу стали классикой.

 Предлагаем читателям подборку очерков Луиса Гинцберга, посвященных образу пророка Элиягу в Талмуде, мидрашах и еврейской традиции.

Библейский рассказ о пророке Элиягу, его жизни и деятельности в годы правления Ахаба и его сына Йорама, дает лишь незначительное представление о жизни героя, чья история, согласно традиции, началась в годы пребывания Израиля в Египте, а закончится – когда евреи, под предводительством Машиаха, вернутся на родины в Землю Израиля.

Писание сообщает, где родился Элиягу. К этому нужно добавить, что он был священником, которого традиция отождествляет с Пинхасом, священником-ревнителем, отличившимся, когда он вступился за честь Всевышнего во время странствий по пустыне, и играл заметную роль в эпоху судей.

В Библии Элиягу впервые появляется в эпоху царей, когда он встретил царя Ахава в доме полководца Хиэля из Бейт-Эля, которого пророк посетил, чтобы выразить соболезнования в связи со смертью сыновей. Сам Всевышний повелел Элиягу проявить сочувствие Хиэлю,  чья должность требовала проявления уважения. Первоначально Элиягу не желал видеть грешника, отстроившего Иерихон вопреки повелению Творца, поскольку, по его словам, кощунственные речи этого богохульника приводят его в бешенство.  Тогда Всевышний пообещал ему, что исполнит любое его слово, если он сможет сдержать свой гнев.

Когда пророк вошел в дом воеводы, то услышал, как Хиэль говорит: «Благословен Господь, Бог праведных, который дает исполниться словам праведных». Иными словами, Хиэль признал, что был справедливо наказан, когда навлек на себя проклятье Йогошуа, запретившего отстраивать Иерихон.

Ахав глумливо спросил Элиягу: «Разве Моше был не больше Йегошуа? И разве не говорил он, что не будет дождя, если Израиль станет поклоняться идолам? Однако нет идола, которому бы я не поклонялся, однако мы наслаждаемся всеми земными благами. Неужели ты веришь, что, если слова Моше не исполнились, могли исполниться слова Йегошуа?».

Элиягу ответил царю: «Пусть будет по слову твоему! Как жив Бог Израиля, которому я служу,  три года не будет ни росы, ни дождя, кроме как по моему слову!».  В соответствие с данным обещанием, Всевышнему ничего не оставалось, кроме как исполнить сказанное Элиягу. Поэтому в стране не стало ни росы, ни дождя.

Начался голод. Ахав решил отомстить пророку. Спасаясь от царского гнева, Элиягу скрылся. Он питался едой, которой вороны приносили ему из кладовых праведного царя Иудеи Йегошафата, не приближаясь к жилищу нечестивого царя Ахава.

Поскольку Всевышний милосерден даже к грешникам, Он попытался убедить пророка освободить Его от клятвы. Для этого он осушил ручей, откуда Элиягу черпал воду, когда хотел утолить жажду.  Увидев, что жестоковыйного пророка это не смягчила, Бог решил причинить ему страдания, умертвив сына вдовы, у которой пророк в это время жил, и которая принимала его с великими почестями. Когда ее сын, позже прославившийся как пророк Йона, скончался, вдова решила, что прежде Всевышний оказывал ей милость, поскольку она была достойнее своих соседей, а теперь оставил ее, потому что в присутствии великого пророка ее заслуги ничего не стоят.

В отчаянии Элиягу попросил Всевышнего воскресить мальчика. Теперь пророк был в Его власти. И Бог сказал, что ответит на молитву Элиягу, только если тот освободит его от клятвы, касающейся засухи, ибо для воскрешения мертвых нужна роса, и к этому средству нельзя прибегнуть, пока пророк заставляет Всевышнего держать Свое слово и не давать земле ни дождя, ни росы.

Элиягу понял, что должен уступить. Однако прежде он отправился к Ахаву, чтобы сокрушить упрямство народа, на который голод не произвел никакого впечатления. Чудеса, совершенные у всех  на глаза, должны были преподать евреям урок.

Поединок между Всевышним и Баалом состоялся на горе Кармель. Эта гора считала себя достойной стать местом величайшего события в еврейской истории – дарования Торы. В качестве компенсации, что вместо нее был выбран Синай, Кармель удостоился того, что на его склонах произошло множество других чудес.

Первое чудо произошло в связи с выбором жертвенных быков. Согласно договоренности между Элиягу и Ахавом, одного быка должны были принести в жертву Богу, другого – Баалу. Участникам поединка привели двух быков-близнецов, выросших вместе, чтобы решить жребием, какой из них предназначен Богу, а какой Баалу. У Элиягу не возникло никаких проблем – он без труда подвел своего быка к жертвеннику. Однако жрецы Баала, все 850 человек, не смогли заставить своего быка сдвинуться с места.  Когда же Элиягу обратился к быку Баала, и стал уговаривать его последовать за языческими жрецами, тот ответил: «Мы двое, твой бык и я, вышли из одной утробы и паслись на одном пастбище. Ныне же он предназначен Всевышнему и послужит Его славе, я же предназначен Баалу, для жертвы, которая вызовет Его гнев».

Элиягу сказал быку: «Ты должен пойти за жрецами Баала, чтобы у них не было никаких отговорок, и таким образом поучаствуешь в прославлении Всевышнего, чему послужит и мой бык». Бык согласился: «Я сделаю, как ты сказал. Но клянусь, что не сдвинусь с места, если ты сам не поведешь меня». Элиягу пришлось самому вести быка Баала к жертвеннику.

Увидев эти чудо, жрецы Баала решили обмануть народ. Под жертвенником они вырыли яму, где спрятался Хиэль, чтобы поджечь дрова при упоминании имени Баала. Однако Всевышний после змею, которая его убила. Поэтому жрецы напрасно взывали «Баал! Баал!» – пламя, которого они ждали, так и не появилось. Чтобы еще больше опозорить язычников, Бог погрузил весь мир в безмолвие. Все обитатели горних и дольних миров умолкли, вселенная казалась пустынной и обезлюдевшей. Ибо если бы прозвучал хоть один звук, жрецы сразу бы заявили: «Это голос Баала!».
Чтобы вся подготовка к поединку – строительство жертвенника, копание рвов и т.д. – была закончена в тот же день – Элиягу велел солнцу остановиться: «Ради Йегошуа ты стояло до тех пор, пока евреи не разгромили всех своих врагов. Ныне же стой и не двигайся не ради меня и не ради Израиля, но чтобы Имя Всевышнего было прославлено». Солнце подчинилось.

Ближе к вечеру Элиягу позвал своего ученика Элишу и велел ему лить воду ему на руки. Произошло еще одно чудо: из пальцев Элиягу потекла вода, заполнившая весь ров. Тогда Элиягу помолился Всевышнему, чтобы с неба сошел огонь, но так, чтобы люди не подумали, что это обычное волшебство. Он сказал: «Владыка мира! В конце времен Ты пошлешь меня Своим вестником! Однако, если сейчас мое слово не исполнится, евреи не поверят мне и в конце времен». Его просьба была услышана: огонь, сошедший с неба на жертвенник, не только сжег все, что зажег, но и осушил ров. Более того: молитва Элиягу о дожде тоже была услышана. Стоило ему сказать: «Нет у нас никаких заслуг, но вспомни знак завета, который евреи носят на своем теле», – как сразу же хлынул дождь.

Однако, несмотря на все эти чудеса, народ продолжал служить идолам.  Даже семь тысяч евреев, отказавшихся служить Баалу, были грешниками, поскольку поклонялись золотым тельцам, воздвигнутым царем Израиля Яровамом.

Народ настолько погряз в грехах, что больше не мог уповать на заслуги праотцов. Когда же они пали так низко, что отказались даже от знака завета (обрезания),  Элиягу не смог сдержать свой гнев, и обвинил Израиль перед Всевышним. Богу пришлось «принимать меры».  расщелине скалы, где прежде Всевышний явился Моше,  показав Себя как милостивого и долготерпеливого, Он  явился Элиягу, и с помощью нескольких знамений объяснил ему, что лучше защищать Израиль, чем обвинять его. Однако пророк не мог умерить свою ревность о славе Всевышнего. Тогда Он велел пророку назначить Элишу своим преемником, сказав: «Я не могу поступать так, как Ты от меня требуешь». Затем Он сказал: «Вместо того, чтобы обвинять моих детей, пойди в Дамаск, где у язычников есть свой идол на каждый день года. Пусть Израиль разрушил Мои жертвенники  и убил Моих пророков – что тебе за дело до этого!».

Прежде, чем явиться пророку, Бог посла четырех «вестников»: ветер, землетрясение, огонь и ели слышный голос, поведавший Элиягу о судьбе человечества. Бог объяснил Элиягу, что эти знамения символизируют четыре «мира», в которых суждено побывать каждому. Ветер олицетворяет материальный мир, такой же мимолетный; землетрясение – день смерти, заставляющий трепетать и дрожать все тело; огонь – муки преисподней; тихий голос – день Страшного Суда, когда не будет никого, кроме Бога.

Примерно через три года Элиягу был взят на небо. Но прежде ему пришлось побороться с Ангелом Смерти. Последний отказался пусть его на небо живым, утверждая, что его власть распространяется на всех людей без исключения.  Всевышний заявил, что, сотворив небо и землю, Он однозначно повелел Ангелу Смерти пропустить в горний мир живого пророка.  Ангел возразил, что вознесение Элиягу даст повод для жалоб всем прочим людям, которые должны умереть.  На это Бог заявил: «Элиягу не таков, как прочие люди. Он в силах изгнать тебя из этого мира, просто ты не ведаешь его силу». С согласия Всевышнего между Элиягу и Ангелом Смерти был устроен поединок. Пророк одержал победу, и, не останови его Творец, уничтожил бы своего противника. Поправ побежденного соперника ногами, Элиягу взошел на небо.

На небесах пророк постоянно занят. Прежде всего, он сидит и записывает дела людей, а так же ведет летопись человечества. Есть у него и другие обязанности. Элиягу – еврейский психопомп, стоящий у входа в рай и провожающий праведников на уготованные им места. Накануне субботы он выпускает из преисподней, а на исходе субботы – загоняет их обратно. Когда же душа искупает свои земные грехи, Элиягу сопровождает ее к месту получения награды.

Чудесные деяния Элиягу станут понятнее, если мы вспомним, что до начала земной карьеры он был ангелом. Когда Всевышний собрался сотворить человека, Элиягу сказал Ему: «Владыка мира! Если это будет угодно Тебе, я сойду на землю, чтобы служить людям». Тогда Бог поменял ангелу имя, и позже, в годы правления Ахава, позволил ему жить на земле среди людей, дабы он заставил мир поверить в Бога Израиля. Когда же его миссия была выполнена, Всевышний снова взял Элиягу на небо, сказав ему: «Отныне ты станешь ангелом-хранителем детей Моих, и распространишь веру в Меня по всему миру».

Этого ангела звали Сандалфон, и это был один из величайших и могущественнейших ангелов небесного воинства.  Одна из его обязанностей – сплетать для Всевышнего венки из молитв, возносимых сынами Израиля. Кроме того, он должен совершать жертвоприношения на невидимом жертвеннике – ибо на самом деле Храм был разрушен только для видимости, и продолжает существовать незримо, скрытый от взоров простых смертных.


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение