next perv

История ханукальных огней



Главный ритуал празднования Xануки – зажигание  свечей. В первый день праздника зажигают одну свечу (с помощью дополнительной служебной свечи, называемой шамаш, т.е. «служка»), во второй день – две, и так до восьми. Обычно для этого используют светильник специальной формы – ханукию.  Некоторые такие светильники являются настоящими произведениями искусства.

Однако как и когда возникла эта традиция. Некоторые считают, что она родилась вместе с Ханукой, в 164 году до н.э., когда Хасмонеи, освободив Иерусалим и очистив Храм, установили новый праздник. Однако это, скорее всего, не так. Первая книга Маккавеев, написанная вскоре после победы, вовсе не упоминает об этой практике. (Хрестоматийного «чуда с маслом» там, кстати, тоже нет).

В другом источнике, второй Книге Маккавеев, сказано, что Ханука была установлена в качестве «компенсации» праздника Суккот, который повстанцу не смогли отметить, как должно. Именно поэтому Хануку празднуют восемь дней.

Впрочем, вторая Книга Маккавеев все-таки содержит текст, в котором упоминается связь между Ханукой и огнями. Речь идет о письме евреям Александрии, якобы написанном Йегудой Маккавеем.  Среди прочего, там говорится, что когда царь Шломо построил и освятил Первый Храм, с неба сошел чудесный огонь:

Как Моисей молился Господу, и сошел огонь с неба, и потребил жертву, так и Соломон молился, и сошедший огонь истребил жертвы всесожжения.И сказал Моисей: так как жертва о грехе не употреблена в пищу, то потреблена огнем. Точно так и Соломон торжествовал восемь дней.

II  Маккавеев, 2:10-12

Согласно письму, позже этот огонь был спрятан пророком Иеремией («В записях пророка Иеремии находится, что он приказал переселяемым взять от огня»), а затем  был найден Нехемьей уже в эпоху второго Храма.  Послание так же содержит призыв праздновать Хануку, которую автор называет «праздник кущей и огня» (там же, 1:18).

Хотя прямо об этом не сказано, письмо, возможно, имплицитно указывает, что огонь, зажженный Хасмонеями в ходе освящения Храма, так же был сверхъестественного происхождения. Однако о зажигании свечей в этом послании ничего не сказано:

Разумеется, отсутствие упоминаний не означает отсутствие самого обычая. Однако стоит отметить, что знаменитый историк Иосиф Флавий, писавший в I веке н.э., так же не упоминает об этой практике, и, говоря о том, почему его называют праздником света, приводит совсем другое объяснение:

Иуда праздновал со своими согражданами возобновление жертвоприношений в храме в течение восьми дней, причем не забыл ни одного рода удовольствий; богатые и блестящие жертвоприношения дали ему возможность обильно угостить народ, который песнями и псалмами прославлял Предвечного и увеселял самого себя. Иудеи так радовались явившейся теперь вновь возможности вернуться к своим прежним обычаям и внезапному случаю после продолжительного времени опять предаваться истинному богопочитанию, что они условились на будущее время всегда праздновать день восстановления храма восьмидневным празднеством. С тех пор по настоящее время мы празднуем этот праздник под именем Празднества света, вероятно, потому, что в этот день явилась нам против всякого ожидания, подобно свету, возможность вновь поклоняться Предвечному.

Иудейские древности, 12:7:7

Логично предположить, что во времена Флавия обычая зажигать ханукальные свечи (или светильники) еще не было.

Ханука так же упоминается в «Свитке постов», источнике конца эпохи II Храма (в списке праздничных дней, на которые не назначают общественные посты). Про зажигание светильников Свиток так же не упоминает.

Ханука оказалась едва ли не единственным праздником, не удостоившимся отдельного трактата в Мишне, первом кодексе законов Устной Торы, составленном на рубеже I-II веков н.э. под редакцией рабби Йегуды Патриарха. Более того, Мишна практически не упоминает об этом празднике, возможно, не считая его достаточно важным, поскольку он не упоминается в Библии. (Маккавейские книги, рассказывающие о Хануке, в еврейский библейский канон не вошли). Тем не менее, когда Мишна все-таки упоминает Хануку, она упоминает и о ханукальных светильниках:

Если верблюд, нагруженный льном и шедший через общественное владение, зашел в лавку, уронил лен на светильник, и это вызвало городской пожар – владелец верблюда виновен. Сказал рабби Йегуда – если это был ханукальный светильник, не виновен.

Бава Кама, 6:6

Отсюда мы учим, что в это время ханукальные светильники зажигали уже повсеместно. Впрочем, религиозной заповедью это, скорее всего, не считали – иначе рабби Йегуда Патриарх упомянул бы об этом в своем кодексе еврейского законодательства.

Когда и как возник этот обычай? Доподлинно мы не знаем. Однако учитывая, что это произошло в римской Палестине, можно предположить, что евреи позаимствовали его у своих соседей, которые примерно в это же время (17-23 декабря) отмечали свой зимний праздник, Сатурналии. В эти дни  всюду царило веселье, выбирали «королеву бала» и шуточного «царя сатурналий», а так же – зажигали свечи!

Сообщают, что Геркулес, возвращающийся позднее со скотом Гериона через Италию, посоветовал их потомкам, чтобы они заменили неприятные жертвы приятными, принося Диту не головы людей, а восковые изваяния, искусно сделанные похожими на человеческий облик, и почитая Сатурновы жертвенники не закалыванием мужа, а зажженными светильниками, потому что [слово] фота означает не только “муж”, но и “светильники”.  Отсюда взял начало обычай посылать [друг другу] свечи в [праздник] Сатурналий.

Макробий, Сатурналии, 1:31-32

Антуан Франсуа Калле, Сатурналии

Антуан Франсуа Калле, Сатурналии 

Из римской Палестины обычай зажигать ханукальные свечи проник в Месопотамию, где проживала многочисленная еврейская община, поддерживавшая тесные связи с евреями святой земли.

Примерно в 2018 году в Вавилон вернулся Абба Длинный (Абба Ариха) по прозвищу Рав («наставник», поскольку, как сказано в Бейца, 9а, «он был наставником всей диаспоры») – уроженец южной Месопотамии, учившийся в Палестине у рабби Йегуды Патриарха. Согласно Талмуду (Шабат, 23а), именно он составил текст благословения, которое произносят на зажигание ханукальных свечей. Возможно, именно он и принес этот обычай в Вавилон.

Судя по всему, на первых порах далеко не все вавилонские мудрецы согласились считать зажигание ханукальных светильников заповедью. Об этом, в частности, свидетельствует следующий эпизод:

Сказал рав Йеѓуда со слов рава Аси от имени Рава: запрещено пересчитывать монеты перед ханукальным светильником. Когда пересказал я это Шмуэлю, — [продолжает рав Йеѓуда,] – он сказал мне: «Разве есть в [ханукальной] свече святость?

Шабат, 22а

Однако другие мудрецы, напротив, поддержали Рава и даже нашли в Торе «обоснование» для его решения:

 Как благословляет [зажигающий]? «Благословен Ты, Господь, Бог наш, Владыка мира,] освятивший нас заповедями Своими и повелевший нам зажигать свечу [в честь] Хануки». И где же Он заповедал нам это? Рав Авия сказал: [мы учим это] из [стиха]: «…Не уклоняйся от слова, которое они [судьи] скажут тебе, ни вправо, ни влево» (Дварим, 17:11)34. Рав Нехемья сказал: [мы учим это] из [стиха]: «Спроси отца твоего, и он расскажет тебе, старцев твоих, и они скажут тебе» (Дварим, 32:7).

Там же, 23а

Иными словами, поскольку Рав был выдающимся мудрецом, произносящий установленное им благословение тем самым исполняет библейскую заповедь слушаться мудрецов и подчиняться их решениям.

Не считавший, что ханукальная светильник обладает какой-либо святостью, Шмуэль разрешил зажигать от него другой светильник. Его коллега р. Йегуда это запретил. Его мнение стало законом.

Обратим внимание, что до сих пор все источники говорят об одной свече. О том же сказано в благословении, составленном Равом: «Повелевший нам зажигать свечу».  Откуда же появился современный обычай зажигать во второй день праздника две свечи, в третий три, и т.д.?
Ответ на этот вопрос мы так же находим в Талмуде:

Учили наши мудрецы: заповедь Хануки  –  [зажечь] свечу на человека и [всю] его семью. А почитающим [заповедь] – по свече на каждого [члена семьи]. А почитающим из почитающих – дом Шамая говорит: в первый день зажигают восемь свечей, а дальше уменьшают [по одной]; а дом Ѓилеля говорит: в первый день зажигают одну, а дальше прибавляют [по одной].

Там же, 21б

Как мы знаем, в конечном счете победило мнение «дома» (т.е. школы) Гилеля. А то, что первоначально считалось «почитанием» заповеди, т.е. проявлением ревностности и благочестие, со временем превратилось в общепринятую практику.

Как уже было сказано, вавилонские мудрецы спорили о том, допустимо ли пользоваться ханукальным светильником в утилитарных целях (например, для пересчета монет):

Сказал рав Йеѓуда со слов рава Аси от имени Рава: запрещено пересчитывать монеты перед ханукальным светильником. Когда пересказал я это Шмуэлю, ,  он сказал мне: «Разве есть в [ханукальной] свече святость?» Возмущается этим рав Йосе: а что, разве есть святость в крови? А ведь учили: «…Должен выпустить кровь ее и покрыть ее землею» (Ваикра, 17:13), – чем выпустит кровь, тем пусть и покроет: пусть не покрывает ее ногой, дабы не казалась ему заповедь никчемной. Так и здесь: дабы не казалась ему заповедь [зажигания ханукальных свечей] никчемной, [запрещено пересчитывать монеты, пользуясь их светом].

Точка зрения рабби Йоси в итоге победила. В результате появился привычный нам шамаш – дополнительная «служебная» свечка, светом которой можно пользоваться в мирских целях.

Как уже было сказано, последователи Гилеля и Шамая спорили о том, как правильно зажигать ханукальные свечи, «по возрастающей» или «по убывающей». Аргументы спорящих привел (или, возможно, реконструировал) вавилонский мудрец рав Ула:

Сказал Ула: спорили по этому поводу два аморая на Западе [в Земле Израиля]: рабби Йосе бар Авин и рабби Йосе бар Звида. Один говорит: обоснование дома Шамая –  согласно прибывающим дням, а обоснование дома Ѓилеля — согласно уходящим дням. А другой говорит: обоснование дома Шамая — согласно жертвенным быкам праздника [Суккот], а обоснование дома Ѓилеля — поскольку восходят в священном, а не нисходят. Сказал Раба бар Бар-Хана от имени рабби Йоханана: два старца было в Цайдане, один поступал по [мнению] дома Шамая, а другой поступал по [мнению] дома Ѓилеля; этот давал обоснование – согласно жертвенным быкам праздника [Суккот], а тот давал обоснование – поскольку восходят в священном, а не нисходят.

Там же, 21б

Как и во многих других случаях, в конечном счете победило мнение школы Гилеля.

Таким образом, с большой вероятностью можно предположить, что традиция зажигать ханукальные свечи зародилась в римской Палестине (возможно, под влиянием Сатурналий), а окончательно оформилась в Вавилоне. Оттуда этот обычай распространился по всему еврейскому миру.

Александр Элькин


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение