next perv

Истинная Тора: шесть принципов традиционной рациональной экзегетики



Вопрос, как примирить традиционное отношение к библейскому тексту с современным научным знанием волнует едва ли не каждого еврейского религиозного мыслителя нашего времени. Не стал исключением и известный американский раввин Марк Анджел (Marc D. Angel), считающийся одним из ведущих исследователей сефардской традиции. В одной из своих статей он предложил шесть экзегетических принципов (восходящих к рационалистической философии Маймонида), которые, по его мнению, помогут если не полностью снять все противоречия, то, по крайней мере, уменьшить напряжение между «Торой» и «наукой».

1. «Правильное» не означает буквальное

Еврейская традиция отвергает буквализм, даже когда речь идет о религиозном законе. Устная Тора предлагает толкования и герменевтические принципы, создающие прочтения, нередко противоречащие буквальному пониманию текста, однако становятся основой галахи. Это тем более справедливо в отношении нарративных текстов.

По крайней мере со времен Маймонида (1135–1204) большинство комментаторов не воспринимают буквально антропоморфные высказывания о Боге. Наоборот, по мнению Маймонида, понимать эти тексты буквально — ересь.

2. Правильное» прочтение не означает «единственное»

Мудрецы Талмуда прекрасно понимали, что толкование Торы может породить не один, а несколько «правильных» ответов. Не существует единственно верного ответа на какой-либо вопрос или прочтения какого-либо стиха. «У Торы семьдесят ликов» — поэтому самые разные прочтения могут быть одинаково легитимными. Даже когда речь шла о законе, мудрецы говорили, что есть «сорок девять способов запретить и сорок девять способов разрешить», т.е. истина не сводится к одному единственному ответу.

Правда, как мудро заметила Нехама Лейбович, у Торы «семьдесят ликов» — но не семьдесят один! Существует большой спектр допустимых прочтений, но он не бесконечен.

3. Литературное или эстетическое прочтение текста может привести к «истине»

Рабби Ишмаэь учил, что «Тора говорит языком людей» — т.е. ее слова иногда нужно понимать буквально. Хотя изначально этот принцип должен был ограничить толкования, основанные на «лишних» буквах или словах, он так же позволяет читать Писание как литературный текст.

В частности, читая библейские нарративы, нужно обращать внимание, прибегает ли автор к драматическому языку или сообщает незначительные, на первый взгляд, детали. Хотя это не дает возможности для любого прочтения библейского текста, это, безусловно, увеличивает количество вариантов «правильного» понимания Торы.

4. Тора не может противоречить научному знанию

Маймонид в своем «Путеводителе колеблющихся» однозначно утверждал, что наука/разум/философия не могут противоречить Торе. Поскольку Бог — одновременно творец законов природы и автор Торы, у Торы и науки истина может быть только одна.  Поэтому если философия и разум пришли к выводу, что у Бога нет телесных и эмоциональных атрибутов, Тору нужно интерпретировать на основе этого знания. Если наука доказала, что нечто является истиной, Тору нельзя читать так, чтобы наши выводы противоречили этой истине.

Например, если наука доказала, что мир существует миллиарды лет, библейские тексты, якобы утверждающие обратное, должны быть истолкованы иначе — например, шесть «дней» творения можно понимать как шесть «фаз». Если эволюционная теория окажется истинной, библейский рассказ о том, как Бог создал человека «из праха земного», нужно будет понимать как начало эволюционного процесса, занявшего достаточно долгое время. Глупо и неправильно читать Тору так, чтобы наше прочтение вступало в непримиримое противоречие с несомненными истинами, установленными наукой и разумом.

5. «Истина» — божественное руководство в области морали

Тора содержит божественную мудрость, объясняющую, как  жить правильно и нравственно. Вместе с тем уже мудрецы Талмуда отмечали, что некоторые нравственные уроки Торы не являются вечными, на все времена. Например, мудрецы установили правила, которые практически свели на нет возможность вынесения смертного приговора, или существенно смягчили условия рабства.

Маймонид пишет, что некоторые законы, например, о принесении в жертву животных, были даны с учетом того, что евреи в то время не смогли бы понять религию без жертвоприношений (Путеводитель колеблющихся, 3:32).

В некоторых случаях мудрецы интерпретировали законы Торы как сугубо теоретические, как, например, в случаях с «буйным и непокорным сыном», который должен быть казнен (Дварим, 21:13-19), или «городом, впавшем в язычество», который должен быть уничтожен (там же, 13-19). По словам Талмуда, таких прецедентов не было и никогда не будет (Сангедрин, 71а).

6. «Истина» означает сделать все возможное, чтобы применить божественную мудрость Торы в повседневной жизни

Всевышний дал нам Тору, а также способность применять божественную мудрость в повседневной жизни. Тора «истинна» в том смысле, что она содержит божественную мудрость и наставления. Вместе с тем ее «истинность» — функция человеческого понимания и интерпретации.

Разумеется, это не означает, что у человеческого разума есть неограниченное право приспосабливать Тору к нашим интеллектуальным или нравственным предпочтениям. Однако этот факт не должен категорически исключать разумную человеческую интерпретацию и/или практическое применение.

Словом, пишет рабби Анджел, истина это золото, которое нужно извлечь из богатого «золотоносного песка» Торы. Для этого необходимо, чтобы человеческая мудрость правильно взаимодействовала с божественной мудростью Торы. Также требуется глубокий анализ текста, знания идей и подходов Устной Торы, тонкий литературный вкус, знакомство и верность научной истине и развитое нравственное чувство.

Ну и, разумеется, прежде всего необходима твердая вера в высшую мудрость и благость Всевышнего, даровавшего нам Тору.


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение


 

Вы находитесь на старой версии сайта, которая больше не обновляется. Основные разделы и часть материалов переехали на dadada.live.