next perv

Ирод Великий и последняя принцесса из рода Хасмонеев



История восхождения Хасмонеев, главных героев Хануки, хорошо известна. Семейство священников из Модиина возглавило восстание против Антиоха IV Епифана. Согласно 1-й книге Маккавеев, первым главой повстанцев был престарелый Матитьягу, которого после его смерти сменил Йегуда по прозвищу Маккаби (Молот), который нанес враги несколько поражений.

После победы под Бен-Цуром (164 до н.э.) Йегуда освободил Иерусалим и освятил Храм. Три года спустя он нанес сокрушительное поражение греческому полководцу Никанору, однако в том же году погиб в битве при Алассе. Его преемником стал младший брат Йонатан, продолживший борьбу с Селевкидами. В 143 году до н.э.  царь Диотор Трифон вероломно схватил его во время мирных переговоров, а позже убил.

Преемником Йонатана стал последний из братьев, Шимон, поддержавший противника Трифона Деметрия II. Последний, в свою очередь, даровал Иудеи независимость.

Шимон и его потомки правили Иудеей несколько десятилетий.  После его смерти первосвященником и главой государства стал его сын Иоанн Гиркан I (134-104 до н.э.). Сын Гиркана Аристобул провозгласил себя царем, но правил только год. Его преемником стал Александр Янай (103-76 до н.э.), после смерти которого власть перешла к его вдове Александре Саломее (76-67 до н.э.).

После смерти царицы в Иудее началась гражданская война между сыновьями Александра Яная, Гирканом и Аристобулом. Обе стороны обратились за помощью к римскому полководцу Помпею, который, воспользовавшись ситуацией, захватил Иерусалим и сделал Иудею римской провинцией.

Жан Фуке, Помпей в Храме Иерусалима

Ближайшим советником Гиркана был Антипатр, потомок идумеев (народа, насильственно обращенного в иудаизм).  Когда в Риме началась гражданская война между Помпеем и Цезарем, Антипатр сделал правильную ставку, и после победы в битве при Фарсале Цезарь в 47 до н.э. назначил его правителем Иудеи. Своим наместником в Галилее Антипатр сделал своего сына Ирода.

Дабы укрепить свое положение, Ирод решил породниться с прежней династией, и обручился с Мариамной (Мирьям), дочерью Александра, старшего сына Аристобула, и Александры, дочерью Гиркана. Иными словами, невеста Ирода могла похвастаться хасмонейским происхождением и по отцу, и по матери.  Обручение состоялось, когда Мирьям было 12, а Ироду – около 32.

В 40 до н.э. Антигон, сын Аристобула, при поддержке парфян ненадолго захватил Иудею. Ирод, которого римляне признали сначала правителем, а затем и законным царем,  занял Иудею, овладел Иерусалимом (37 до н.э.), взял в плен Антигона и выдал его Риму. Осаждая Иерусалим, он смог найти время, чтобы жениться на Мариамне, которой к тому времени исполнилось 17.

Однако, породнившись с Хасмонеями, Ирод относился к этой семье с величайшим подозрением, доходившим до паранойи. Подозревая их в желании вернуть престол, царь уничтожал потомков прежней династии одного за другим.

Первой жертвой царской подозрительности стал брат Мариамны Аристобул, славившийся своей красотой – до такой степени, что Ирод не позволил встретиться с ним Марку Антонию, подозревая, что тот использует юношу для любовных забав. Александра, мать Мариамны и Аристобула, попросила Антония и Клеопатру заставить Ирода назначить Аристобула первосвященником. Царица так же просила за брата. Ирод согласился – однако через некоторое время велел неким юношам прикинуться друзьями Аристобула, и утопить его в бассейне во время дружеской вечеринки, устроенной юным первосвященником. Приказ был исполнен в точности.

Желая отомстить за сына, Александра написала Клеопатре, требуя предать суду убийцу своего сына. Антоний вызвал Ирода для объяснений. Понимая, чем это ему грозит, Ирод, уезжая, велел своему шурину Йосефу убить Мариамну, если он будет казнен:

Он передал все дела шурину своему, Иосифу, тайно наказав ему, в случае, если ему, Ироду, придется погибнуть от руки Антония, немедленно убить также Мариамну: сам он был слишком привязан к этой женщине и опасался, как бы, в случае его смерти, ее красота не послужила для кого-либо другого предметом искушения. Такого позора Ирод особенно боялся, имея в виду главным образом Антония, который домогался этой женщины, потому что уже успел прослышать о ее красоте и влюбиться в нее. Распорядившись таким образом, Ирод отправился к Антонию, причем вообще не ожидал ничего для себя хорошего.

Иудейские древности, 15:3:5

Иосиф не нашел ничего лучшего, как сообщить Мариамне о царском распоряжении. Тем временем в Иудее распространился слух, что Ирод казнен. Опасаясь за свою жизнь, Мариамна и Александра бросились искать защиты к командующему римских войск, расквартированных в стране. Слух, однако, не подтвердился: Ирод смог оправдаться и вернулся в Иерусалим, обличенный еще большим доверием Антония. По возвращении его ждал сюрприз: Саломея, жена Иосифа, обвинила царицу в супружеской измене:

Ирод вернулся в Иудею, сестра царя Саломея и мать его немедленно донесли ему то, что они узнали об Александре, причем Саломея стала еще обвинять мужа своего, Иосифа, в сожительстве с Мариамною. Саломея говорила все это из чувства давнишней вражды к царице, потому что последняя во время случавшихся между ними размолвок всегда держала себя свысока с нею и укоряла ее в низком происхождении..

Там же, 9

К счастью для Мариамны, Ирод не стал рубить с плеча, но дал ей возможность оправдаться: «Так как Ирод был страстно влюблен в Мариамну, то страшно взволновался и едва мог удержаться от выражения своей ревности каким-нибудь насильственным актом. Однако он сдержал свой порыв и с глазу на глаз спросил Мариамну о ее отношениях к Иосифу. Та стала клясться и привела в доказательство своей невиновности все, что только могла, и тогда царь понемногу склонился в ее пользу». Шурину и теще повезло меньше:

Пока царь хотел все больше и больше уверить ее в своей любви к ней и вызвать в ней то же самое чувство к нему, Мариамна вдруг сказала: “однако вовсе не доказательство твоей любви, что ты приказал сделать, если бы погиб от руки Антония, а именно чтобы и я безвинно погибла”. Эти слова совершенно расстроили царя, он немедленно оттолкнул от себя жену, зарыдал, стал рвать на себе волосы и говорил, что теперь имеется налицо явное доказательство ее интимных отношений к Иосифу, ибо тот не проговорился бы о тайно полученном поручении, если бы у них не установились слишком близкие отношения. В таком состоянии царь чуть не убил свою жену; однако и на этот раз любовь к ней осилила порыв его и он сдержался, хотя это стоило ему громадных усилий. Вместе с тем он, даже не повидав Иосифа, велел казнить его; Александру же, как виновницу всего несчастья, приказал заключить в темницу.

Там же, 9

В 31 году Октавиан разбил Антония в битве при Акциуме. Понимая, что его положение стало непрочным, Ирод обвинил в измене и казнил Гиркана, отца Александры, поскольку видел в нем потенциального претендента на престол. Тем временем Октавиан вызвал его к себе:

Так как Ирод опасался, что Александра воспользуется удобным случаем, взбунтует народ и восстановит его против царя, то он поручил все дела брату своему Ферору, отправил мать свою Кипру, сестру и всех детей своих в Масаду и поручил брату, в случае если он услышит о каком-либо постигшем его бедствии, не выпускать из рук власти. А так как жена его, Мариамна, вследствие размолвки между нею и его матерью и сестрою, не могла жить вместе с последними, то он поместил ее с ее матерью Александрою в Александрионе, причем оставил их там под присмотром своего казначея Иосифа и итурейца Соема, которые с самого начала доказали ему свою полнейшую верность. Теперь он поручил им надзор за этими женщинами под предлогом оказания им особого почета. При этом Иосифу и Соему было дано поручение немедленно убить обеих женщин, если бы они узнали о каком-либо несчастии, постигшем Ирода, и всеми силами стараться закрепить царскую власть за его детьми и братом, Ферором.

Там же, 15:6:5

Справедливо опасаясь худшего, Мариамна и ее мать уговорили Соема сообщить им о полученных инструкциях.  Ироду же снова повезло: благодаря личной харизме и щедрым подношениям ему удалось снискать милость и завоевать доверие Октавиана.  Так что в Иерусалим он вернулся триумфатором.

Однако если царь торжествовал, царица, надеявшаяся избавиться от Ирода, была разочарована и не могла скрыть своих чувств: «Вернувшись назад, Ирод застал всю семью свою в сильном смятении и жену свою, Мариамну, и ее мать, Александру, крайне расстроенными. Впоследствии она все это высказала Ироду, нисколько не скрывая от него всей своей печали».  Царь не знал, что ему предпринять:

Он совершенно растерялся при виде такой нескрываемой ненависти со стороны жены, опечалился, но не считал возможным отказаться от любви своей к ней. Он то не мог сдержать свой гнев, то снова примирялся с нею, переходя от одного к другому и всегда сильно страдая. Таким образом, обуреваемый и ненавистью и любовью к ней, он несколько раз был готов казнить ее за ее пренебрежение [к нему], но каждый раз чувствовал себя слишком слабым для того, чтобы устранить от себя эту женщину [навсегда]. Вообще же он охотно казнил бы ее, но вместе с тем боялся разлуки и полагал, что, если Мариамна умрет, он сам будет более ее наказан.

Там же, 15:7:2

Царица, между тем, не только не пыталась смягчить ситуацию, но, напротив, провоцировала дальнейшее развитие конфликта:

Когда однажды Ирод в полдень отправился в опочивальню, чтобы отдохнуть от жары, он позвал к себе Мариамну, побуждаемый большою любовью к ней. Царица явилась к нему, но отказалась разделить с ним ложе и стала укорять и поносить его за убийства ее отца и брата.

Там же, 4

Ситуацией немедленно воспользовалась сестра Ирода Саломея, не любившая Мариамну и искавшая способ погубить ее:

Царь с трудом снес это оскорбление и готов был решиться на крайность, но в это время услышавшая необычайный шум сестра царя Саломея послала к нему заранее подготовленного к тому виночерпия, которому было приказано сказать Ироду, будто Мариамна просила снабдить его любовным питьем для царя.

 Ирод, разумеется, сразу же решил, что супруга пыталась ее отравить. Он велел схватить и пытать евнуха Мариамны. Тот, разумеется, ничего не знал о любовном зелье – «зато рассказал, как у царицы явилась ненависть к Ироду вследствие разоблачений, сделанных ей Соемом». Взбешенный царь приказал казнить Соема, а Мариамну предать суду:

При этом Ирод нисколько не сдерживал себя и был вспыльчивее, чем бы следовало при судебном разбирательстве. В конце концов присутствующие, видя такое настроение царя, приговорили Мариамну к смерти. По произнесении этого приговора как сам царь, так и некоторые из судей решили не сразу приводить его в исполнение, но пока посадить царицу в одну из темниц при дворце. Однако Ироду пришлось внять настойчивым требованиям Саломеи, советовавшей ему умертвить Мариамну, чтобы тем самым избегнуть народных смут, которые могли бы возникнуть, если бы народ узнал, что царица еще жива… Таким образом умерла Мариамна, этот высочайший идеал женской целомудренности и великодушия.

Там же

Джон Уотерхаус, Мариамна покидает суд Ирода

Казнь царицы, несомненно, произвела сильное впечатление. Память об этой трагедии сохранилась надолго: рассказ о гибели Мирьям мы находим в Вавилонском Талмуде, тексте,  записанном и отредактированном через несколько веков после гибели Мариамны – правда, в довольно фантастическом виде:

Ирод был рабом дома Хасмонеев.  Положил он глаз на одну девицу.  Однажды услышал он небесный голос, провозгласивший: всякий раб, который восстанет, преуспеет. Восстал он и перебил весь дом своего хозяина , но пощадил эту девицу. Когда та увидела, что он хочет на ней жениться, поднялась на крышу и воскликнула: всякий, кто придет и скажет: я из дома Хасмонеев – раб, никого из них не осталось [в живых], кроме меня я же – бросаюсь вниз и умру!   Бросилась вниз и умерла.

Семь лет он хранил ее тело в меду : одни говорят – приходил к ней , другие говорят – не приходил к ней.

Бава Батра, 3б

Сюжет о теле в меду, безусловно, легенда. Тем не менее, согласно Флавию, царь действительно настолько тяжело переживал смерть любимой жены, что вел себя совершенно неадекватно:

После казни Мариамны любовь царя к ней возросла еще более, чем то было когда-либо раньше, как мы уже имели случай упоминать. Дело в том, что эта любовь к ней царя вовсе не была временною или ослабилась вследствие привычки, но как она с самого начала отличалась страстным энтузиазмом, так она не ослабевала и впоследствии при постоянном сожительстве. Теперь же казалось, что в виде наказания за казнь Мариамны любовь к ней охватила его в еще гораздо более сильной степени, так что он часто громко призывал ее к себе, предавался ничем не сдерживаемым слезам, в конце концов стал придумывать всевозможные способы забыться и развлечься и с этою целью задавал попойки и пиры. Впрочем, все это отнюдь не помогало, так что он запустил даже все государственные дела и страдал в столь высокой степени, что приказал своим слугам громко звать Мариамну, как будто бы она была еще жива и могла слышать это и явиться.

 От Мариамны у Ирода было три сына и две дочери. Один из сыновей умер в юности, двое других,  Александр и Аристобул,  были казнены отцом в 7 году до н. э.

Александр Элькин

 


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение