next perv

Иерусалим в XIX веке: болезни, эпидемии, медицина



Все мы хорошо помним картину Антуана-Жана Гро «Бонапарт посещает чумной барак в Яффо». К сожалению, это была далеко не последняя эпидемия в святой земле. Плохие гигиенические условия, слабо развитая медицина – все это приводило к тому, что вспышки эпидемических болезней происходили достаточно часто

Предлагаем читателям отрывок из книги Йегошуа Бен-Арье Jerusalem in the 19th Century. The Old City, посвященный эпидемиям и болезням, от которых страдали в то время жители Иерусалима.

Ужасное санитарное состояние, перенаселенные дома и плохое питание  – все это приводило к тому, что болезни и эпидемии были частыми гостьями в Иерусалиме XIX века. Люди постоянно болели различными видами малярии и дизентерии, а кроме того, каждые несколько лет случались эпидемии холеры, чумы и других болезней.

Путешественники XIX века неоднократно писали на эту тему. Генри Лайт, посетивший Иерусалим в 1814 году, пишет, что должен был спешно покинуть город, в котором началась эпидемия чумы. Чтобы защититься от мора, монастыри заперли ворота и избегали любых контактов с городом.

Джон Пакстон пишет о вспышке эпидемии чумы в 1838 году:

Чума появилась вскоре после нашего приезда (в конце апреля-начале мая 1838). Монахи нескольких монастырей покинули город, и нашли убежище в других местах. Мы нашли монахов в Бейт-Лехеме, соблюдающих карантин; в некоторых монастырях страны была чума. Чиновник здравоохранения из Яффо посетил город 16 числа, и объявил о намерении запереть все ворота, и запретить вход и выход, пока болезнь не утихнет.

 Библеист, богослов и археолог Эдвард Робинсон утверждал, что в это время из-за эпидемии в Иерусалиме были закрыты все лавки. К 30 апреля все паломники и торговцы покинули город. Чтобы изолировать город, все ворота были заперты с 18 мая до начала июня.

Британский консул Янг полагал, что причиной эпидемий являются  бедность и голод, о чем он сообщил прославленному еврейскому филантропу Моше Монтефиоре и его супруге, когда они во второй раз приехали в Палестину.  Известный художник Робертс, планировавший поездку в Иерусалим, вынужден был отложить поездку до окончания карантина.

Еще одна эпидемия началась в 1847 году. Английский миссионер Фикс писал, что страх перед чумой привел к созданию карантина, и путешественники не могли попасть в город, прежде чем их осмотрит медицинский чиновник.

Страшная эпидемия, унесшая множество жизней, вспыхнула в 1865-66 годах. Согласно швейцарскому врачу и лингвисту Титусу Томблеру, в это время в городе бушевала холера, из-за которой заперли новые южные ворота (недалеко от Мусорных ворот). Согласно еврейским источникам, эпидемия началась в 1-й день праздника Суккот в 1865 году, и продолжалась два месяца. Она пришла из Египта через Яффо и Хеврон, после чего достигла Иерусалима. Газета Га-Леванон сообщала, что, когда началась эпидемия, в городе уже действовала еврейская больница Бикур Холим, оказавшая значительную помощь нуждающимся. Некоторые полагают, что крайняя малочисленность населения, о которой в 1866 году доложили Монтефиоре,  стала следствием тогдашней эпидемии холеры.

Исайя Пресс, родившийся и выросший в Старом городе, вспоминал о частых и многочисленных болезнях:

Плохое санитарное состояние, нехватка продуктов, воды, медиков и полезных лекарств приводили к вспышкам болезней, распространявшихся от дома к дома, от двора к двору, принимавших эпидемический характер и приводивших к множеству смертей.  Тогдашние списки погребальных братств рисуют печальную картину. Смертность была особенно высокой среди детей. Мать рассказывала мне об эпидемии дифтерии, унесшей половину детей города.

 Иерусалимские евреи

К концу столетия санитарно-гигиеническое состояние города несколько улучшилось, однако болезни и эпидемии никуда не делись. Педагог Коген-Ресс писал о масштабной эпидемии холеры в начале зимы 1900 года. Иерусалим был изолирован, из-за чего иногородние ученики школы Лаэмель, жившие в Яффо и других еврейских поселениях, вернулись в школу на два месяца позже. Когда отменили карантин, множество людей уехало из страны.

Согласно квартальному отчету фонда PEF, в 1905 году сильная вспышка эпидемии лихорадки унесла жизни множества детей, прежде всего еврейских. В то же время в городе быстрее обычного распространялась малярия. Ежеквартальник рекомендовал жителям принять меры предосторожности.

В начале XIX века в Иерусалиме было очень мало больниц. В здание, известном как Такия, помещали заболевших бедняков-мусульман, однако назвать его больницей достаточно трудно. Немецкий путешественник и естествоиспытатель Ульрих Зеетцен утверждал, что аптека при францисканском монастыре была самой большой из тех, которые он видел в Леванте. Монастырский врач-испанец, брат Франциско, работал там много лет. Большая часть аптечных лекарств была получена в подарок из Европы, однако некоторые изготовляли прямо на месте. При монастыре так же был специальный огород лекарственных растений. В монастыре делали знаменитый иерусалимский монашеский бальзам, рецепт которого хранился в тайне. Для удовлетворения спроса так же изготовляли два похожих дешевых лекарства.  Оба лекарства, а так же лечение предоставлялось бесплатно, однако следовало оставить подарок врачу или монастырю.

В начале XIX века у евреев не было своих больниц. Ситуация с медициной начала улучшаться только при Ибрагим-паше, когда в город начали проникать западные элементы.  Первая делегация лондонского Миссионерского общества,  прибывшая в 1838 году, начала оказывать медицинские услуги. Судя по всему, до этого в Иерусалиме не было лечебных институтов, достойных этого имени.

Художник Уильям Барлетт писал, что когда в 1834 году заболела английская семья и несколько американских миссионеров, в Иерусалиме не нашлось ни одного врача, чтобы их лечить. К счастью, в город прибыли офицеры и хирург английского корабля, бросившего якорь в Яффо, которые помогли несчастным.

Врач Розер, посетивший Иерусалим в ноябре 1844 года, говорил, что его услуги оказались очень востребованными, поскольку в городе с 22 тысячами жителей не было ни одного настоящего доктора, даже армейского. Поэтому он был радостно встречен жителями Иерусалима, только-только оправившегося от очередной эпидемии. Розен добавляет, что ему так же пришлось поработать фармацевтом единственной городской аптеки,  располагавшейся в монастыре, где он поселился, поскольку заведовавший ей монах умер от чумы.

Важные изменения в области медицины произошли в начале сороковых кодов. В 1842 году Монтефиоре поручил др. Симону Франкелю открыть в Иерусалиме поликлинику и аптеку. В то же время лондонское Миссионерское общество расширило свою медицинскую деятельность, начатую в 1838 году, и создало медицинский центр во главе с др. Макгованом. В своем первом отчете Макгован писал, что «отсутствие ухода, чистоты, нормального питания и обычных мер предосторожности совершенно возмутительно, поскольку уносит больше жизней, чем болезни».  Вследствие этого отчета в декабре 1844 года была открыта Английская миссионерская больница.

В сороковых годах упомянутые учреждения оставались главными медицинскими учреждениями. По словам Барнетта, «медицинская миссия Общества распространения христианства среди евреев была, возможно, самым полезным предприятием на благо Иерусалима…на протяжение многих лет это был единственный источник врачебной помощи во всем городе».

Другими лечебными учреждениями, созданными в это время, стала Прусская больница в Доме дьяконисс,  поликлиники про францисканском и греческом монастырях, больница Латинского патриархата и американский полу-медицинский центр др. Барклая. В 1850-х годах произошло важное изменение в жизни еврейской общины, открывшей сразу две больницы: Ротшильда в 1854 году и Бикур Холим в 1857. К сожалению, городские поликлиники и больницы оказались не в силах справиться с мощной эпидемией 1866 года.

В своей книге Шаарей Йерушалаим (1870) Моше Рейхер так описывал иерусалимские больницы шестидесятых годов:

Английская больница, у которой есть просторный двор, окруженный красивыми, роскошными зданиями в несколько этажей. Врачи из Лондона; всех пациентов, евреев, христиан и мусульман, лечат и госпитализируют даром.

Французская больница, так же бесплатная.

Еврейская больница, устроенная Моше Монтефиоре в большом, привлекательном дворе.

 Что касается последней, Рейхлер ошибался: это была не больница, а поликлиника. Он так же не упомянул клиники и больницы различных иерусалимских общин.

Др. Нойман, работавший врачом в Иерусалиме, перечисляет нееврейские больницы, действовавшие в городе в те же годы: Английская миссионерская больница; бесплатная Латинская больница, ежегодно обслуживавшая свыше 200 пациентов всех вероисповеданий («Французская больница» Рейхера); Прусская больница в Доме дьяконисс; Русская больница на Русском подворье, за стенами Старого города – современное учреждение на 30 коек, предназначенное для русских, но так же принимавшая больных других исповеданий; детская больница, так же за пределами Старого города (современное лечебное учреждение, построенное на пожертвования герцога Мекленбург-Шверинского).  Нойман так же упоминает о больнице для бедняков-мусульман в Такие, которую европейцы называли больницей св. Елены. Это было большое здание, занимавшее две трети улицы аль-Такия. Рядом с ней находилась больница для слепых. Так же в городе действовал индийский госпиталь.

В 1876 году Бедекер приводит следующий список иерусалимских врачей: др. Чаплин, врач лондонской миссии; др. Сандрецкий, врач немецкой больницы; австриец др. Шварц из больницы Ротшильда; др. Мазараки, врач недавно созданной Греческой больницы. В списке аптек – аптека Дамиани на Виа Долороса, а так же аптеки различных больниц.

По словам еврейского мемуариста И. Шириона, когда он впервые оказался в Иерусалиме, в городе было всего пять врачей. Все они лечили от всех болезней, специалистов среди них не было. Первым еврейским врачом стал др. Шрага-Фейвел Попелис, принимавший бедных пациентов за счет Франкфуртского комитета благотворительности в святой земле. Греческий врач др. Мазараки одновременно был главврачом еврейской больницы Мисгав Ладах, и принимал бедных больных бесплатно или за символическую плату.

Несмотря на все вышесказанное, лечебно-медицинские ресурсы Иерусалима оставались весьма ограниченными. Подлинная революция в общественном здравоохранении началась только в конце XIX века.

 


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение