next perv

Иерусалим грузинский



Ладно, – сказал Шошиа, – допустим, Гоголь грузин. А этот, Мошиашвили?

– Ну, дорогой Шошиа, у Мошиашвили дела обстоят лучше всех! улыбнулся Исидор.

– Не говори только, что он – Багратиони! – предупредил Исидора Шошиа.

– Могу сказать кое-что похлеще! Дай только вспомнить…

Исидор закрыл глаза и задумался. Потом начал медленно:

– …И тогда царь Навуходоносор разгромил Иерусалим, и пришли бежавшие оттуда евреи в Картли, и попросили приюта у мцхетского старосты, и поселил он их у реки Арагви, на месте, имя которому Занави… Так, если память мне не изменяет, сказано в “Картлис цховреба”…

– Ну и что?

– То, что было это в пятьсот восемьдесят шестом году до нашей эры… Так сказано в “Картлис Цховреба”… И ещё известно, что чувство родины, любовь к родине – это инстинкт, который развивается на протяжении веков и передается из поколения в поколение. И, учитывая все это, можно сказать, что Мошиашвили, как и каждый из нас, а может быть и больше, имеет право считать себя грузином, ибо Грузия с незапамятных времен была его родиной. Понятно?

История из Картлис Цховреба, которую вспомнил герой романа Нодара Думбадзе «Белые флаги» – скорее всего, легенда. Однако достоверно известно, что на территории современной Грузии евреи жили уже в первые века нашей эры. Так что совсем не случайно, что, к примеру, в числе первых распространителей христианства в Грузии в начале 4 в. Грузинские источники называют еврея Абиатара из Урбниси и его сестру Сидонию (причисленных грузинской православной церковью к лику святых), а так же еврейку Саломею,  автора жизнеописания Нины Каппадокийской.

Примерно в то же время возникает связь между Грузией и святой землей, прежде всего Иерусалимом.

Иерусалим нужен всем. И хозяевам, и гостям, и тем, кто задержался в нем на несколько веков. Такая уж география: между великими державами древности. Да и современности, в общем, тоже. Ну и религии монотеистические такие: всем подавай Иерусалим, и первым, и вторым, и третьим.

Грузины — одни из многих, кто в Иерусалиме задержался на много веков. Да так, что правду от вымысла уже трудно отделить.

Начали с паломников. Христиане стали ехать из-за границы, когда быть христианином стало легче: после Миланского эдикта императора Константина 313 года за христианство уже не убивали. А там и император крестился, пусть и на смертном одре. До 313 г. в христианство обащались только те, кто не очень боялся встретиться с голодными животными на арене римского цирка. При таком адреналине земной Иерусалим был им не очень нужен: они могли попасть и в Небесный, в любой момент.

После императора Константина желающих приобщиться к новой религии стало гораздо больше. Впрочем, о своей вере они ничего лишнего и не знали, кроме того важного, что это теперь вера императора. Так паломничество становится одним их способов узнать, что это за такая религия новая. А где как ни в Иерусалиме, Иудейской пустыне, на берегах Иордана и Галилейского озера узнавать о Библии?

Впрочем, касалось это кого угодно, но только не грузин (ну, и не армян). Они жили от Римской империи далеко, по крайней мере за ее границей. Так что решения принимали сами. Считается, что в третьем веке грузины уже стали христианами. Или армяне? Впрочем, кто из них первый — это мы это здесь разбирать не будем. Нейтралитет для историка иной раз ценнее жизни.

Но по библейским местам грузинские паломники тоже поехали. Вместе со всеми остальными. И оставляли знаки своего присутствия. Пока это были не храмы или рукописи, а надписи. Паломнические надписи на камне. Самые древние из этих паломнических надписей на грузинском языке датируются VI веком. Они находятся не в Израиле, а не Синае: на камнях гранитной Синайской пустыни надписи сохранялись лучше, чем на иерусалимском известняке. Но путь на Синай шел через Землю Израиля, так что в Иерусалиме авторы грузинских надписей точно побывали.

Во время византийского правления – IV-VII вв. – грузины оказывались в Иерусалиме «на общих основаниях», как подданные или соседи христианской империи. Были в Иерусалимских монастырях грузинские монахи, появлялись грузинские надписи на мозаиках и на камне. Некоторые истории паломничеств – как паломничество грузинского святого Давид Гериджийского в начале VII в. – сохраняется в памяти грузин сегодня: в Сионском соборе в Тбилиси хранится, как святыня, принесенный им из Иерусалима камень. Но постоянного грузинского присутствия еще не было.

Появляется оно в эпоху крестоносцах, в XII веке. Крестоносцев было мало. Мусульман много. Так что любое христианское присутствие в Иерусалимском королевстве приветствовалось. Попытались многие (возник даже русский монастырь в Иерусалиме). Но у грузин вышло не только получить древний монастырь Креста вблизи Иерусалима, но и сохранить его на века.

Возник монастырь еще в 7 веке, после того как там постояла победоносная армия византийского императора Ираклия вместе с главной христианской реликвией. Но грузинским он стал при крестоносцах, в 12 в.  И это было сделано на высоком государственном уровне.

Грузинское предание связывает начало грузинского присутствие в Иерусалиме с эпохой расцвета Грузинского царства и его выдающейся царицей Тамарой (1166-1213). Понятно, что большинство выдающихся храмов и мощных крепостей Грузии приписывают Тамаре. Однако начало постоянного присутствия грузин в Иерусалиме действительно совпадает с ее временем. Отвечал за это ее министр финансов (и отчасти иностранных дел). Он же заодно великий грузинский поэт – Шота Руставели (1172-1216), автор грузинского эпоса «Витязь в тигровой шкуре».

Отвечал Шота за грузинский проект в Иерусалиме, конечно, как гос. чиновник. Грузинский монастырь в новообразованном Иерусалимском королевстве должно было и паломникам помогать, ну и выполнять функции грузинского посольства в новом государстве. Впрочем, для народного предания это маловато. Сегодня грузинские паломники расскажут, что Шота Руставели всегда мечтал прийти на Святую Землю и поселиться в монастыре Креста. Так он и сделал, и даже упокоился на Святой Земле. И где-то рядом с монастырем погребен.

Подтверждений этому, конечно, никаких: министры нужны внутри своей страны. Но в качестве доказательства приводятся два изображения на монастырских фресках: у ног древних святых изображен маленький человек, который и есть грузинский поэт и государственный деятель XII в. Шота Руставели. Так что, по преданию, Шота даже пробовал свои силы в качестве художника и сам себя изобразил у ног написанных им святых. Правда, в уголке фресок и икон изображали обычно не художников, а спонсоров. Так что Шота вполне мог попасть на грузинские фрески монастыря Креста в Иерусалиме, но не как их художник, а как благодетель, как спонсор и организатор первого грузинского монастыря-посольства в Иерусалимском королевстве крестоносцев. Им он, собственно, и являлся. Остальное – народное предание.

Шота Руставели. Фреска в монастыре Креста

С крестоносцами грузинское присутствие в Иерусалиме не закончилось. Оно продолжалось вплоть до начала 18 в. В общей сложности около 20 храмов и монастырей в Иерусалиме и окрестностях успели побывать грузинскими. Иногда там действительно были грузинские общины. А иногда Грузия просто помогала выплачивала налог, который нужно было платить мусульманским властям за право пользования храмами.

Монастырь Креста все эти века оставался центром грузинского присутствия и землевладения. Было даже вывезено несколько деревень церковных крепостных крестьян для обработки монастырских земель под Иерусалимом. А земель было много: сегодняшний Кнессет и Музей Израиля стоит на землях, принадлежавших грузинскому монастырю (а потом, по наследству, перешедших православному Иерусалимскому патриархату). Грузинские крестьяне были исламизированы после того, как грузинское церковное присутствие на Земле Израиля окончилось. (Малха в Западной Иерусалиме вплоть до 1948 г. была именно такой грузинской мусульманской деревней).

В начале XVIII в. Иерусалимский патриарх Досифей писал в Тбилиси письма о том, чтобы из Грузии прислали в монастырь Креста хотя бы игумена. С характерной припиской: «желательно нормального». Но не нормального, не ненормального уже прислать не могли: Грузии, зажатой между Ираном и Османской империей, было уже не до Иерусалима.

Но и сегодня монастырь Креста в Иерусалиме стоит на улице, которая носит имя Шота Руставели. Рядом с небольшим памятником автору «Витязя в тигровой шкуре».

Александр Занемонец

Книги Александра Занемонца можно приобрести в интернет-магазинах Озон и Лабиринт.


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение