next perv

И оказалось поутру, что вот — это Лея



В недельной главе Вайеце приводится одна и самых пикантных историй во всем Пятикнижии — о свадьбе и первой брачной ночи праотца Яакова, который семь лет работал на своего будущего тестя Лавана, чтобы жениться на его младшей дочери Рахель:

И собрал Лаван всех людей того места, и сделал пир. Вечером же взял он дочь свою Лею и ввел ее к нему; и тот вошел к ней. И дал ей Лаван рабыню свою Зилпу, в рабыни Лее, дочери своей.  И оказалось поутру, что вот — это Лея.

Берешит, 29:22-25

На протяжении веков комментаторы ломали голову и предлагали самые разные объяснения, как мог случиться такой конфуз.

Одно из первых объяснений предложил знаменитый еврейский историк Иосиф Флавий. По его мнению, Лаван воспользовался тем, что на свадебном пиру его зять выпил лишнего, и потому не слишком хорошо понимал, что происходит.

С наступлением же ночи Лаван уложил рядом с ничего не подозревавшим Иаковом другую свою дочь, которая была старше Рахили и некрасива. В темноте и опьянении [ничего не заметив], Иаков соединился с нею и лишь на другой день, заметив обман, стал упрекать Лавана в нарушении слова.

Иудейские древности, 1:301

Впоследствии к аналогичному мнению (скорее всего, независимо от Флавия, который долгое время оставался практически неизвестным евреям) пришли многие комментаторы, например, рабби Ицхак Каро (1458–1535), который обратил внимание, что для описания свадебного пира Писание использует слово миште (от лиштот — «пить») — иными словами, за трапезой подавали, преимущественно, вино.

Как полагал Флавий, Яаков обманулся не только из-за опьянения, но и из-за темноты. Это объяснение станет одним из самых популярных.

Вечером захотели ввести ее и погасили свечи. Сказал им Яаков: почему так? Сказали они ему: чего же ты хочешь, чтобы мы были так же бесстыдны, как вы?!  И всю ту ночь он звал ее Рахель, а она отвечала.

Берешит Раба, 70:19

Популярности этой версии, несомненно, способствовало то, что оно полностью соответствовало традиционным еврейским представлениям о скромности, согласно которым супружеская близость допустима только в полной темноте:

Запрещено осуществлять половую близость при свете свечи, хотя она и затенена талитом. И также запрещено осуществлять половую близость днем, но это разрешено в темном доме. Ночью же, если на них светит прямой свет луны, это запрещено; однако, если луна не светит прямо на них, хотя ее свет проникает в дом, можно затенить его талитом, и половая близость разрешена. И также если в другой комнате горит свеча, свет которой проникает в ту комнату, где происходит половая близость, необходимо затенить этот свет талитом.

Кицур Шульхан Арух, 150:3

Согласно процитированному мидрашу, в обмане, помимо Лавана, участвовала и Лея, откликавшаяся в темноте на имя своей сестры. Однако некоторые комментаторы, например, рабби Давид Кимхи (Радак), были с этим не согласны, и полагали, что первая брачная ночь Яакова прошла в безмолвии:

Не следует разговаривать с женой во время близости, но нужно делать это скрытно и скромно — подобно Яакову, который не мог узнать ее до утра, ни по виду, ни по голосу.

Спор Радака и пожелавшего остаться неизвестным автора мидраша является продолжением спора, приведенного в Талмуде в трактате Недарим, 20а-б: о том, как следует вести себя во время супружеской близости:

Сказал рабби Йоханан бен Дахабай: три вещи сказали мне ангелы служения: дети рождаются глухими — потому, что беседуют во время близости.

Неужели? Но ведь спросили как-то Иму Шалом: почему у тебя такие красивые дети? Ответила она:

— Потому, что он  не беседовал со мной ни в начале ночи, ни в конце ночи, но только в полночь; а когда беседовал — открывал с ладонь и закрывал с ладонь, как будто преследуемый демоном. Когда же я спросила его: зачем, он ответил: чтобы не кинуть взгляд на другую женщину, и дети мои не были как незаконнорожденные.

Здесь нет противоречия:  второе — о [разговорах, связанных с] близостью, первое же — о прочих разговорах.

 Закон в данном случае соответствует второму мнению:

Следует разговаривать с женой во время половой близости, а также до нее только о том, что необходимо для ее осуществления.

Кицур Шульхан Арух, 150:1

Однако рабби Кимхи, по-видимому, придерживался более радикальной точки зрения рабби Йоханана бен Дахабая.

Наконец, согласно еще одному объяснению, совершенно неважно, разговаривали Яаков и Рахель во время первой брачной ночи или нет. Ибо, как считали некоторые комментаторы, до свадьбы они практически не общались, поэтому Яаков не слишком хорошо знал, как звучит голос его возлюбленной. Такого мнения, к примеру, придерживался рабби Йосеф бен-Ицхак Бехор Шор, французский талмудист и комментатор XII века:

Возможно, до женитьбы он говорил с Рахель слишком мало, чтобы узнать ее голос.

Современному читателю это может показаться диким. Однако следует помнить, что не только в средние века, но и в девятнадцатом веке вопрос о будущем браке решали родители. Так что могло случиться и так, что молодые впервые видели друг друга только под свадебным балдахином, как это произошло, к примеру, со старшей сестрой известной еврейской мемуаристки Полины Венгеровой:

Мне было пятнадцать лет, когда сосватали мою старшую сестру. Это теперь про девушку говорят, что она обручилась, а мою сестру именно сосватали. Наши родители и родители жениха вели переговоры через шадхена (устроитель свадеб, сват-посредник) и определяли, какое приданое, сколько платья и украшений должно быть внесено с обеих сторон. Моя сестра поначалу в глаза не видела жениха и не могла судить, полюбит ли она его, придется ли он ей по вкусу, соответствует ли он тому идеалу будущего спутника жизни, о котором втайне мечтает каждая девушка. Родители просто сказали ей, что некий господин Ф. из города С. сватается за нее. И так как он происходит из хорошего дома, богат, не урод и имеет самостоятельное торговое дело (правда, дважды разведен), родители сочли эту партию подходящей и дали свое согласие. Теперь пусть это сделает и моя сестра. Сестра, бесконечно далекая от того, чтобы ставить под сомнение слова родителей, не выдвинула никаких возражений. С родителями было положено соглашаться. То, что она довольна их выбором, разумелось само собой. Так было принято выдавать замуж дочерей.

Воспоминания бабушки

Поэтому тогдашним читателям этот комментарий мог показаться едва ли не само собой разумеющимся.

Александр Элькин


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение