next perv

Халиф Умар и возвращение евреев в Иерусалим



В поздний римский и византийский период Иерусалим оставался городом, закрытым для евреев. Только раз в год, 9 ава, им разрешалось подняться на Храмовую гору, чтобы оплакать разрушение Храма:

 

На самом месте, где был Храм, построенный Соломоном, на мраморе перед жертвенником , где говорят некогда пролита была кровь Захарии, видны по всему помосту следы обуви убивших его воинов , отпечатанные точно в воске. Здесь же две статуи Адриана, а недалеко от них пробитый камень, к которому раз в год приходят иудеи, помазывают его, с воплем рыдают, разрывают свои одежды и затем удаляются.

Бордосский путник

Схожее описание мы находим в комментариях Иеронима Стридонского (на Цфания, 1:15).  Особое удовлетворение Иерониму доставлял тот факт, что за возможность помолиться на развалинах Храма евреям нужно было платить:

Даже и теперь вероломные наемники после избиения рабов Божиих, а потом даже Сына Божия, когда обратились к горестным рыданиям, не получают доступа в Иерусалим; и чтобы иметь позволение себе оплакивать развалины своего города, вносят плату; так что те, которые некогда купили кровь Христа, теперь покупают слезы свои, да не будет им даже и плач их безвозмездным. В день годовщины взятия и разрушения Иерусалима римлянами ты можешь видеть, как приходит [туда] народ, крайне опечаленный, как стекаются престарелые женщины и старики многолетние, одетые в рубища, явно свидетельствующие о гневе Божием, как в телах своих, так и в одежде. Собирается толпа несчастных, и в то время как орудие казни Господа сияет и распространяет лучи Его воскресения, а с горы Масличной сверкает подобно молнии знамение креста, несчастный народ оплакивает развалины храма своего, и тем не менее не возбуждает он сострадания: еще слезы текут по щекам, еще руки покрыты багровыми пятнами, и волосы растрепаны, а солдат уже требует плату за то, чтобы позволить им поплакать еще.

В годы недолгого персидского владычества евреи вернулись в Иерусалим. Победив персов, византийский император Ираклий снова изгнал их из святого города:

Царь, пришедши в Иерусалим, восстановил патриарха Захарию, поставил честное и животворящее древо на его место, и много возблагодаривши Бога, выгнал евреев из города, повелевши, чтоб они не смели приближаться к святому граду за три мили.

Феофан Исповедник, Хронография

Когда в 638 году иерусалимский патриарх Софроний сдал город войскам халифа Умара, по его требованию в договор о капитуляции был включен специальный пункт о сохранении status quo – халиф гарантировал христианам безопасность их храмов и имущества, и обещал, что не допустит в город евреев:

С именем Аллаха Милостивого, Милосердного,

Это гарантия безопасности раба Аллаха, Умара, повелителя правоверных, жителям Иерусалима.

Гарантия безопасности им самим, их имуществу, их храмам и крестам, больным, исцелившимся и остальным людям… Их храмы не будут заняты и не будут разрушены, и не будет отнято ничего ни из их владений, ни из крестов, ни из имущества (храмов), христиан не станут презирать за их религию, и ни одному из них не будет причинён вред, и ни один из иудеев не будет жить с ними в Иерусалиме.

Патриарх Софроний Иерусалимский. Икона

Как пишет византийский историк Феофан Исповедник, халиф вошел в Иерусалим не как завоеватель, а как простой паломник:

Омар вошел в город во власенице из верблюжей шерсти изношенной и замаранной и с сатанинским лицемерием хотел видеть храм иудейский, построенный Соломоном. Софроний, увидевши его сказал: это поистине мерзость запустения, глаголанная пророком Даниилом, стоящая на месте святе, и сей защитник благочестия со многими слезами оплакивал род христианский

Хронография

Что касается «мерзости запустения», в данном случае было не просто фигурой речи: на Храмовой горе византийцы устроили городскую свалку. «Место скалы (ас-сахра) и вся область вокруг нее (Храмовая гора) оставались пустынными руинами, и они (христиане) выливали на скалу нечистоты, так что она совершенно была погребена под грязью», — читаем в арабских летописях.

Как утверждает Ахмад ибн Ханбаль (IX век), Умар и его люди очистили Храмовую гору («Он обратился лицом к кибле, совершил намаз, а затем отошел в сторону, расстелил свой плащ и начал собирать в него сор, и люди стали делать то же самое»). После этого, как пишет Феофан Исповедник, он повелел строить там «храм», т.е. мечеть:

В сем году Омар начал строить в Иерусалиме храм, но здание его не стояло, а падало. Когда он спрашивал о причине, то иудеи сказали ему: если вы не снимете креста с горы Елеонской, то ваше здание никогда не устоит, по сему совету снят крест с горы Елеонской и здание их устояло, по этой же причине ненавистники Христа низвергли многие кресты.

Поскольку Феофан Исповедник был сторонником иконопочитания и решительным противником иконоборцев, историю о крестах, якобы обладавших чудотворной силой, скорее всего, следует рассматривать в рамках этой полемики. Но нас в данном случае интересует другое: согласно этому анекдоту, к началу строительства в Иерусалиме, вопреки договору с патриархом, были евреи! Насколько достоверным можно считать это утверждение?

Целый ряд поздних источников утверждает, что, захватив Иерусалим, мусульмане отказались от прежней политики, и разрешили евреям жить в городе. Так, известный караимский комментатор Даниэль аль-Кумиси (ок. 900 г.) в своем комментарии на Даниэль, 11:32 писал:

До прихода [царя измаильтян] евреи не могли находиться в Иерусалиме, и собирались с четырех концов земли в Тверии и Газе, чтобы взглянуть на [развалины] Храма. Однако когда тот пришел, он привел евреев в Иерусалим, и дал им место, и многие из них там поселились. С тех пор многие евреи совсего света приезжают молиться и учить Тору в Иерусалиме.

Другой караимский мыслитель Х века, Сахла бен Мацлиаха, живший в Иерусалиме и призывавший евреев возвратиться в святую землю, в предисловии к своей «Книге заповедей» писал:

Пятьсот лет это место пребывало в руинах и запустении; здесь водились шакалы, и евреи не могли там бывать. Евреи, жившие на востоке, приезжали помолиться в Тверию, жившие на западе – в Газу; жившие на юге – в Цоар. Ныне, однако, Бог открыл своему народу врата милосердия, и вернул их в святой город, где они поселились.

Аналогичные сведения мы находим и в еврейских источниках, например, в «Тайнах рабби Шимона бар Йохая», еврейском апокалиптическом апокрифе середины VIII века.  Что интересно, «другом евреев» этот апокриф называет не просто «царя исмаилтян», но «второго царя», т.е. халифа Умара!

Второй царь исмаилтян будет другом Израиля. Он заделает проломы в стенах Храма… и сделает себе место молитвы на Краеугольном камне, как сказано: «И на скале положено гнездо твое» (Бемидбар, 24:21). Он будет воевать с сынами Эсава [византийцами], разгромит их войско, пленит многих из них, и умрет в мире и с великой честью.

Надгробная плита Умара в Масджид ан-Набави, Медина

Согласно еврейской хронике, найденной в Каирской генизе, разрешению поселиться в Иерусалиме предшествовал торг между евреями, халифом и патриархом. Евреи требовали впустить в город 200 семейств, христиане соглашались только на 50. А в письме, посланном в XI веке из иерусалимской йешивы, среди прочего сказано.

Хвала Всевышнему, который обратил на нас милость царства исмаилтян, укрепил их руку, дал им отвоевать святую землю и эдомитян и привел их в Иерусалим. С исмаильтянами ныли евреи, показавшие им место Храма; и они остались там до сего дня.

 Согласно мусульманским и еврейским источникам, магометане и иудеи совместно очистили Храмовую гору от мусора. Мусульмане так же наняли сначала десять, а затем двадцать еврейских прислужников для мечети аль-Акса. Они были освобождены от подушного налога, и должны были поддерживать мечеть в чистоте и следить за дренажными канавами. Позже халиф Умар ибн Абд аль-Азиз (682 – 720) заменил их рабами, приобретенными за счет казны. Об этом, в частности, свидетельствует караимский комментатор Салмон бен Йерухим.

Армянский епископ Себеос утверждал, что после того, как мусульмане захватили Иерусалим, евреи, якобы, хотели отстроить Храм, а когда из этой затеи ничего не вышло, затеяли провокацию с целью уничтожить иерусалимских христиан. (Которая тоже не удалась):

Найдя место, называемое святая святых, они [евреи] устроили его на твердом основании — местом для своих молитв. Но исмаильтяне возненавидели их, и изгнали из того места, назвав его местом своих молитв. Евреи в другом месте построили основание своей молельни. Тогда они взялись привести в исполнение злое намерение свое: наполнить Иерусалим с конца в конец кровью и истребить всех христиан в Иерусалиме. Некто из знатных мужей исмаильских шел один на поклонение в молельню. Ему встретились трое из знатных евреев, которые убив двух свиней, положили их в молельне, а кровь пролили по стенам и по полу дома. Когда этот муж поравнялся с ними, то остановился и заговорил с ними: «о чем говорят?» Они отвечали ему и прошли мимо его.

Он вошел внутрь молельни, чтобы помолиться. Увидя зло, он тотчас воротился к себе. После него вошли многие, видели нечестие и распространили в городе печальную весть. Евреи говорили начальнику города, что это христиане осквернили место их молитв. Правитель приказал собрать всех христиан; но в то время когда их всех хотели истребить мечом, тот муж пришел, стал перед ними и сказал: «за что вы проливаете напрасно столько крови. Прикажите созвать всех евреев, и я покажу вам преступников».

Когда собрали всех евреев, то он вошел в середину толпы, и узнал трех мужей, встретившихся ему. Схватив их, судили судом страшным (до тех пор), пока они открыли намерение свое. Но так как правитель был из евреев, то он приказал умертвить только шестерых главных зачинщиков, а остальным позволил отправиться домой.

История императора Иракла, 31

О достоверности этого свидетельства судить трудно. Другими источниками оно, кажется, не подтверждается.

Подведем итоги. Дореволюционный востоковед Николай Медников под сомнение достоверность «Договора Умара». Большинство исследователей с этим не согласилось. И если их мнение соответствует истине, не вызывает сомнений, что халиф нарушил обещание, данное иерусалимскому патриарху. Что же заставило его отказаться от своего слова?

Разумеется, на этот вопрос можно ответить только предположительно. Как полагает известный израильский историк Моше  Гиль,  во-первых, у мусульман, в принципе, не было причин запретить евреям селиться в Иерусалиме: и евреи, и христиане считались «народами книги», и, следовательно, обладали равными правами с точки зрения ислама. Во-вторых, завоеватели, возможно, сочли невыгодным для себя, что в Иерусалиме будет только одна немусульманская община. Напротив, в их интересах было уничтожить монополию, которой христиане пользовались в святом городе на протяжение нескольких веков, и таким образом уменьшить их влияние в старом городе. И наконец, еврейское утверждение об исторической связи с городом полностью соответствовало исламской традиции: для мусульман Иерусалим был городом древних евреев и их царей пророков Дауда и Сулеймана (Давида и Шломо).

Как бы то ни было, в результате мусульманского завоевания в Иерусалиме снова появилась еврейская община. Евреи жили в святом городе до 1099 года, когда Иерусалим был захвачен крестоносцами.

Михаил Курляндский


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение