next perv

Грех золотого тельца в политическом контексте



Поклонение золотому тельцу упоминается в Библии несколько раз: в недельной главе Экев (Дварим, 9:8-10),  Псалтыри (Тегилим, 106:19-23), книге Нехемьи (9:18).  Однако наиболее полный и подробный рассказ приводится в недельной главе Тиса. Воспользовавшись продолжительным отсутствие, Моше, евреи сделали золотого тельца, и провозгласили: «Вот божество твое, Израиль, которое вывело тебя из земли Египетской!» (Шмот, 32:4).  Текст не уточняет, в чем именно заключалось преступление. Однако очевидно, что оно оказалось достаточно серьезным, чтобы Бог начал серьезно взвешивать, не уничтожить ли весь еврейский народ от мала до велика.

Согласно Торе, этот инцидент имел место в пустыне, вскоре после исхода. Израильтяне потребовали нового бога, поскольку «о сей муж, Моше, который вывел нас из земли Египетской, – не знаем, что с ним случилось» (Шмот, 32:1). Как отмечал Рамбан (Нахманид, комментатор XIII века), эта фраза свидетельствует, что народ полагал, будто Моше, а не Бог, вывел его из Египта. Поэтому когда Моше, как им показалось, пропал на горе, евреи решили заменить его золотым тельцом.  С соответствующей просьбой они обратились к Аарону, который неожиданно согласился и назначил праздник: «И увидел Аарон, и устроил жертвенник пред ним, и провозгласил Аарон, сказав: праздник Господу завтра» (там же, 5).

Тем временем на горе Синай Моше и Бог спорили о судьбе народа Израиля. Всевышний гневно потребовал от Моше: «Ступай, сойди, ибо развратился народ твой, который ты вывел из земли Египетской. Скоро уклонились они от пути, который Я заповедал им: сделали они себе тельца литого и поклонились ему, и принесли ему жертвы, и сказали: вот божество твое, Израиль, которое вывело тебя из земли Египетской» (там же, 7-8). Построение этой фразы свидетельствует, что Он разочаровался в евреях и горел желанием избавиться от неблагодарного народа.  Моше, однако, возражал: «Зачем, Господи, возгораться гневу Твоему на народ Твой, который Ты вывел из земли Египетской силою великою и рукою крепкою?» (там же, 11).

В отличие от Всевышнего, Моше не только не хотел избавиться от народа Израиля, но и попытался защитить его,  убедив Бога взять на себя ответственность за его судьбу. Он так же предупредил Бога, что если Он уничтожит Израиль, египтяне скажут, что исход оказался напрасным, а так же напомнил Ему об обещании, данном праотцам: «Зачем египтянам сказать: “со злостью вывел Он их, чтобы убить их в горах и чтобы истребить их с лица земли”? Оставь пыл гнева Твоего и откажись от погубления народа Твоего. Вспомни Авраама, Ицхака и Израиля, рабов Твоих, которым клялся Ты Собою и говорил им: умножу потомство ваше, как звезды небесные, и всю землю эту, о которой Я сказал, дам Я потомству вашему, и будут владеть вечно» (там же, 12-13).

Никола Пуссен, Поклонение золотому тельцу

Этот библейский сюжет активно обсуждается в талмудической литературе. Некоторые мудрецы даже полагали, что мы до сих пор искупаем этот тяжкий грех:

 Сказал рав Ицхак: никакие бедствия не приходят в мир, если нет в нем двадцать четвертой части литры  первого тельца, как сказано: «В день взыскания взыщу с них за грех их» (Шмот, 22:34). Сказал рабби Ханина: через двадцать четыре поколения эти слова исполнились, как сказано: «И воззвал в уши мои голос великий, сказав: приблизьтесь, каратели города, каждый со своим орудием истребления в руке своей» (Йехезкель, 9:1).

Сангедрин, 102а

Эта история весьма напоминает другой библейский  сюжет После разрыва с Иудеей Яровам, первый царь Северного царства, воздвиг двух золотых быков, в Дабе и Бейт-Эле:

И сказал Яровам в сердце своем: теперь возвратится царство к дому Давида. Если народ этот поднимется в Иерусалим для жертвоприношения в доме Господнем, то обратится сердце  народа этого к господину своему, к Рехаваму, царю иудейскому, и убьют они меня, и возвратятся к Рехаваму, царю иудейскому. И, посоветовавшись, царь сделал двух золотых тельцов и сказал им (людям своим): довольно ходили вы в Иерусалим; вот божества твои, Израиль которые вывели тебя из земли Египетской. И поставил одного в Бейт-Эле, а другого поместил в Дане.

Млахим I, 12:26-29

Клас Корнелис Моейарт, Жертвоприношение Яровама

Слова Яровама: «Вот божества твои, Израиль которые вывели тебя из земли Египетской» дословно повторяют сказанное израильтянами, воздвигнувшими золотого тельца у подножья горы Синай. Логично предположить, что два этих нарратива, использующие одинаковый язык, связаны друг с другом.

И книга Царей, и Пятикнижие утверждают, что израильтяне поклонялись золотым быкам, виде в них иного бога, чем Бог Израиля.  Однако так ли воспринимали свои религиозные практики жители Северного царства? То, что мы знаем о культуре древнего Ближнего Востока,  заставляет нас в этом усомниться.

Археологические раскопки показали, что в древнем Леванте богов нередко изображали верхом на разных животных. В книге Шмот (25:1-22, 37:6-9) описываются херувимы, украшавшие крышку ковчега. По некоторым мнения, речь шла о крылатых животных.  Псалмопевец утверждает, что Бог летает верхом на херувиме: «И воссел на керува, и полетел, и понесся на крыльях ветра» (Тегилим, 18:11);  согласно Пятикнижию,  Моше, входя в скинию, слышал голос Бога, звучавший между херувимами: «И когда Моше входил в шатер соборный, чтобы говорить с Ним, слышал он голос, говоривший ему над покровом, что на ковчеге откровения, между двумя керувами, и Он говорил ему» (Бемидбар, 7:89).

Поскольку Декалог прямо запрещал изображать Бога, древние еврейские храмы могли украшать только животные, на которых Он стоял или сидел, будь то херувимы в Иерусалиме или были в Дабе и Бейт-Эле.  Если бы иерусалимского священника спросили, являются ли изображения херувимов в Святая Святых идолами Бога, он, очевидно, решительно сказал бы нет. Однако когда речь шла о северных святилищах, южные авторы, осуждавшие израильские религиозные практики,  утверждали именно это.

Согласно книге Царств, Яровам воздвиг святилища на севере и на юге своего государства, чтобы его подданные не совершали паломничество в Иерусалим, ставший столицей враждебной ему Иудеи. Иными словами, он преследовал сугубо политические, а не религиозные цели. Однако языческую декларацию: «Вот божества твои, Израиль которые вывели тебя из земли Египетской» можно понять только как намерение заменить Бога Израиля новыми богами-тельцами.

Иными словами, авторы книги царств, несомненно считавшие царей Иудеи единственными легитимными монархами, а Иерусалимский Храм – единственным легитимным святилищем,  намеренно выпячивали религиозный аспект (идолопоклонство) решения, которое, возможно, носило чисто политический характер – избавить северян от необходимости совершать паломничество в Иерусалим.  На практике разница между быками и херувимами могла быть стилистической, а не теологической. Однако авторы книги Царств излагают это иначе.  Их сообщение – не беспристрастная хроника, но южный взгляд на  Северное царство и его правителей.

Одним словом, археологические находки, показавшие, что в древнем Леванте богов нередко изображали восседающими на животных, позволили современным исследователям предположить, что таковы было функции херувимов в скинии/Иерусалимском Храме, равно как и золотых быков в Бейт-Эле и Дане – хотя еврейская религия и запрещает изображать самого Бога. Тем не менее, авторы книги Царств, полагавшие Иерусалим единственным легитимным культовым центром, изобразили Яровама идолопоклонником. Соответственно, можно предположить, что, рассказывая о поклонении золотому тельцу, авторы сознательно использовали язык, напоминающий преступление Яровама, чтобы тем самым подчеркнуть глубину  его падения, представив его поступок как повторение «первородного греха».

Этот анализ позволяет по-иному взглянуть на рассказ о поклонении тельцу в книге Шмот. Хотя нам свойственно рассматривать библейские сюжеты как вневременные, первоначально они были предназначались читательской аудитории, жившей в определенное время и в определенном месте, чье восприятие и проблемы могли сильно отличаться от наших.   Жителям древней Иудеи было трудно читать рассказ о золотом тельце, не думая при этом о северных святилищах. И не случайно: авторы книги Шмот специально  изложили этот сюжет так, чтобы подчеркнуть всю чудовищность преступления Яровама.

Первые читатели (или слушатели) библейских историй жили совсем в другом мире, чем мы,  поэтому их восприятие, скорее всего, было иным.  С историей о золотом тельце мы обычно знакомимся гораздо раньше, чем узнаем о Яроваме и его святилищах. Однако древние израильтяне, слышавшие этот рассказ, прекрасно знали о религиозных практиках Северного царства. Иными словами, то, что кажется нам ярким примером идолопоклонства,  казалось им, в первую очередь,  предвестием греховных обычаев их северных соседей.

Очень легко забыть, насколько наше восприятие текстов, созданных в другую эпоху, зависит от нашего опыта и жизненных обстоятельств. Разумеется, библейские истории актуальны для любой аудитории –  собственно, это и делает эти сюжеты вечными; утверждая, что «у Торы 70 ликов», наши мудрецы говорили именно об этом.  Поэтому не удивительно, что сюжет, возникший в следствии иудейской критики Северного царства – превратился в осуждение идолопоклонства.

Александр Элькин


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение