next perv

Грех и «реабилитация» царя Шломо



Конец десятой и начало одиннадцатой глав I книги Царств начинается рассказом о падении царя Шломо.  Началось все с «мелочи»: вопреки запрету «умножать себе коней» царь завел себе многочисленных скакунов, которых ему привозили из Египта и Малой Азии. Однако затем последовали более серьезные прегрешения: Шломо завел себе огромный гарем (опять-таки, вопреки прямому запрету Торы), где было «множество чужестранных женщин: моавитянок, амонитянок, эдомеянок,  цейдонянок, хетиянок – Из тех народов, о которых Господь сказал сынам Израиля: “Не идите вы в среду их, и они пусть не входят в среду вашу, потому что они неизбежно склонят сердце ваше к своим божествам”. И было у него семьсот жен-княгинь и триста наложниц» (Млахим I, 11:1-3).

Предсказание Всевышнего, естественно, оказалось верным: под влиянием жен-иноплеменниц Шломо впал в идолопоклонство: «И последовал Шломо за Ашторет, божеством цидонским, и за Милкомом, мерзостью амонитян, и делал Шломо злое в очах Господа, и построил возвышение Кемошу, мерзости моавитской, и Молеху, мерзости сынов Амоновых. То же сделал он для всех чужестранных жен, которые приносили воскурения и жертвы своим божествам» (там же, 5-8).

Как нетрудно догадаться, вероотступничество Шломо вызвало гнев Всевышнего, который немедленно «принял меры». И если прежде Израиль наслаждался миром и покоем, то теперь у Шломо появляется несколько внешний и внутренних врагов, в числе которых был некто Яровам из колена Эфраима, которому было предсказано, что после смерти Шломо он будет царствовать над десятью коленами, тогда как потомкам Давида останется лишь Иудея.

Не менее сурово отнеслись к Шломо и мудрецы. Некоторые из них даже хотели включить его в число царей, лишенных «удела в Мире Грядущем» (загробного воздаяния), так что потребовалось вмешательство самого Всевышнего, чтобы этого не допустить.

Сказал рав Йегуда от имени Рава: хотели включить еще одного [Шломо].  Явился им образ его отца [Давида] и простерся пред ними – не посчитались с этим. С неба спустился огонь и стал лизать их скамьи – не посчитались с этим. Раздался тогда Небесный Голос и сказал им: «Видел ли ты человека, проворного в деле своем? Пред царями он будет стоять, не будет стоять пред незнатными» (Мишлей, 22:29). Тот, кто [построил] Мой дом прежде своего, и строил Мой дом семь лет, а свой дом  тринадцать лет  – пред царями будет стоять, перед незнатными – не будет стоять! Но не посчитались и с этим. Сказал тогда Небесный Голос: «Разве по суждению твоему должен воздать Бог то, чем ты пренебрег? Разве сказал Бог: Ты выберешь свой удел, а не Я?» (Иов, 34:33).

Сангедрин, 104б

Более того, падение Шломо, как считали мудрецы, имело тяжелые исторические последствия – по их мнению, именно из-за этого (а вовсе не из-за того, что Энею удалось бежать из Трои, а Ромула и Рема выкормила волчица) возник Рим, разрушивший II Храм и покоривший Израиль:

Сказал рав Йегуда со слов Шмуэля: когда Шломо взял в жены дочь фараона, принесла она тысячу видов музыкальных инструментов. Стала рассказывать ему: так делают во время такого-то идолослужения, а так — во время такого-то. И не одернул он ее… Когда Шломо взял в жены дочь фараона, спустился с Небес ангел Гавриэль и вонзил жердь в море, и [со временем] образовалась вокруг нее отмель, и на ней был построен большой город римлян.

Шабат, 56б

C

Царь Соломон и дочь фараона

Тем удивительнее обнаружить в Талмуде следующее утверждение:

 Сказал рабби Шмуэль бар Нахмани со слов рабби Йонатана: всякий, кто говорит, что Шломо согрешил, ошибается, ибо сказано: «…И не было сердце его [Шломо] полностью предано Господу, Богу своему, как сердце Давида, отца его» (Млахим I, 11:4), – как сердце Давида, отца его, не было предано, но и греха он не совершал.

Там же

Иными словами, «грех» Шломо, по мнению Шмуэля бар Нахмани, заключался лишь в том, что он не был так же предан Всевышнему, как его отец Давид. Однако ничего предосудительного он при этом не делал.

Однако если Шломо не грешил, почему же Библия, на первый взгляд, утверждает прямо противоположное?  У мудрецов нашелся ответ и на этот вопрос: соответствующие библейские стихи следует понимать иначе, «правильно»:

А как же тогда понимать сказанное: «И было, в пору старости Шломо жены его склонили его сердце [к иным божествам]» (там же)? Это следует понимать, как рабби Натан. Рабби Натан столкнул [два стиха]: сказано: «И было, в пору старости Шломо жены его склонили [его сердце к иным божествам]». И сказано: «…Как сердце Давида, отца его», — как сердце Давида, отца его, не было предано, но и греха он не совершал! Вот что говорит [Писание]: «И было, в пору старости Шломо жены его склоняли его сердце пойти за иными божествами», — но он не пошел! А вот, сказано: «Тогда задумал Шломо построить возвышение Кемошу, мерзости моавитянской…» (там же, 11:7), – собирался построить, но не построил.

 Там же

Но если Шломо не грешил, за что же на него разгневался Всевышний? За то, что от такого  праведника, как он, тем более наделенного царскими полномочия,  ожидают гораздо большего:

Однако написано: «И делал Шломо злое в очах Господа…» (Млахим I, 11:6). [Нет, не грешил он], но поскольку должен был одернуть своих жен, но не одернул, Писание возводит на него [обвинение], будто он согрешил.

Там же

Иными словами, Шломо должен был не только не грешить, но и не допускать, чтобы грешили другие, тем более – самые близкие ему люди.

Линию на «реабилитацию» царя продолжил величайший средневековый еврейский мыслитель р. Моше бен Маймон (Рамбам, Маймонид).  Правда, в первую очередь его беспокоило  не идолопоклонство и строительство языческий капищ, но другая проблема – как Шломо (а так же другой библейский герой, Шимшон) могли в принципе жениться на иноплеменницах, если «все знают», что смешанные браки евреям запрещены?

Рамбам предложил следующее «решение»:

Да не возникнет у тебя мысли, будто Шимшон, спаситель Израиля, или Шломо, царь Израиля, названный «друг Господа», брали себе жен-неевреек, [оставляя их] в их нееврействе… Но тайна этого состоит в следующем: правильное [исполнение] заповеди [в том,] что, когда приходит нееврей или нееврейка с целью пройти гиюр, их проверяют: может быть, ради получения денег, или [в надежде] приобрести власть, или из-за страха желают они войти в [нашу] религию. Если это мужчина — проверяют его: может быть, ему понравилась еврейка, а если это женщина — проверяют ее: может быть, ей понравился юноша-еврей. И поскольку Шломо принимал в еврейство неевреек и женился на них, и также Шимшон принимал в еврейство [неевреек] и женился [на них] — а известно, что те приходили [в еврейство] только по посторонней причине — считает [Писание тех женщин] как бы оставшимися в нееврействе и запретными [для евреев].

Мишне Тора, Законы о запрещенных связях, 13:14, 16

Иными словами,  никаких смешанных браков не было.  Жены-иноплеменницы Шломо проходили гиюр и формально становились еврейками – просто делали это из прагматических, а не религиозных соображений.

Почему раввины прибегли к подобной апологетической экзегезе?  Как нам кажется, причин этому минимум две. Во-первых, в «положительных» героях Писания (к каковым, безусловно, относился и Шломо – строитель Храма, которому традиция приписывала авторство трех библейских книг) они видели, прежде всего, образцы святости и примеры для подражания, что вызывало естественное желание скрыть или хотя бы преуменьшить их недостатки. А во-вторых, как справедливо заметил др. Арье Ольман, для мудрецов и раввинов библейские герои были их коллегами и единомышленниками, проводившими дни и ночи за изучением Торы. Соответственно, грехи Шломо бросали тень не только на него самого, но и, в некотором смысле, на более позднюю религиозную иерархию. Поэтому стремление отдельных ее представителей «правильно» прочесть проблематичные библейские тексты более чем понятно.

 


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение