next perv

Геополитический контекст библейской картографии



Современное изучение библейской географии являются неотъемлемой частью научных исследований, призванных понять как выглядел тот мир, в котором возникли библейские тексты.  Познакомившись с реалиями, в которых жили библейские авторы, мы можем лучше понять, где, когда и как возникли те или иные библейские тексты, каковы были намерения их авторов, и как их понимали их первые читатели.

Как известно, в Библии мы находим три карты Земли Израиля (одна из них приведена  в нашей недельной главе): Малую, Среднюю и Большую:

1. Малая – от Дана до Беер-Шевы

2. Средняя – от Кадеш-Барнеа/реки Египетской до «входу в Хамат».

3. Большая – от Нила до Евфрата.

Традиционные комментаторы, включая современных, обычно игнорируют исторический контекст возникновения этих карт. Почему – вполне понятно: для них эти границы являются пределами страны, которую Бог обещал праотцам и их потомкам. Поэтому конкретный исторический контекст им не слишком важен. То, что территория, обещанная праотцу Аврааму – «от реки Египетской до реки великой, реки Эвфрат» (Берешит, 15:18) – практически совпадает с территорией одной из персидских сатрапий, может быть любопытно, но не более.

Однако для современных исследователей культурно-исторический контекст, напротив, имеет первостепенное значение.  Поскольку именно он позволяет нам понять время и обстоятельства появления того или иного документа, а так же изначальную интенцию его авторов и редакторов.

С большой вероятностью, малая карта отражает реальные границы расселения израильтян в библейскую эпоху. В свою очередь, большая карта весьма напоминает описания персидской сатрапии, находившейся за Евфратом.  Заречье ( авра нахара по-арамейски, эбер-нари на аккадском, эвер –га-нахар на иврите)  – традиционное месопотамское название земель, лежавших западнее Евфрата вплоть до египетской границы. В Персидской империи это было официальным названием сатрапии, включавшей Сирию, Финикию и Землю Израиля.

В этой статье я хочу сосредоточиться на “средней” карте, описанной в  недельной главе Масей (Бемидбар, 34:2-12). Почему Земля Израиля описана здесь именно в этих границах?  Откуда автор книги Чисел (или, если угодно,  источника P) мог почерпнуть столь подробное описание?

По мнению некоторых исследователей, эти границы были «в какой-то степени идеальными, поскольку включали территории, которые никогда не были под полным еврейским контролем».Другие, напротив, полагают, что в книге Чисел описаны более-менее точные границы, соответствующие геополитическим реалиям какого-то исторического периода. Карл Элингер, к примеру, считал, что это границы царства Давида.Мартин Нот полагал, что они соответствуют границам еврейской колонизации в эпоху ее наивысших успехов: южную границу, указанную в Торе, он считал рубежом колена Йегуды, северную – границей продвижения данитов, ушедших на север. Однако, как отмечал еще Биньямин Мазар, один из основоположников израильской археологии, эта территория включает финикийское побережье, но не включает Заиорданье. Поэтому эта карта не может соответствовать политическим границам еврейского царства любой эпохи.

Вместо этого Мазар предложил другую гипотезу: эти границы соответствуют границам египетской провинции Ханаан, установившихся после битвы при Кадеше, когда фараон Рамсес II разгромил хеттскую армию Муваталли II. Согласно Мазару, египетский Ханаан воспринимался в качестве отдельной самостоятельной  территориальной единицы на протяжение всего пребывания Израиля в Палестине – несмотря на то, что евреям никогда не удавалось овладеть и заселить все это пространство.

Многие исследователи согласились с Мазаром. Некоторые, однако, недоумевали, каким образом границы египетского административного образования XIII века до н.э. стали известны авторам Жреческого кодекса, жившим, как полагают, в эпоху вавилонского изгнания, если не позже.

Нам кажется кажется, проведение границы по Лево-Хамат и близлежащей Ривле связано скорее с походом египетского фараона Нехо, предпринятом в 609 году до н.э., чем с геополитическими реалиями эпохи поздней Бронзы.  В пользу гипотезы, что текст говорит о реалиях VII, а не XIII века до н.э.,  свидетельствует и то,  что в качестве одного из пограничных царств Тора (Бемидбар, 34:3) называет Эдом – «Сторона южная будет у вас от пустыни Цин, подле Эдома» – государство, которого в XIII веке еще не было.

Если это предположение верно, то средняя карта Земли Израиля, описанная в нашей недельной главе, является своего рода памятью о кратковременном египетском владычестве в Ханаане в конце VII века до н.э. В свою очередь, карта «от Нила до Евфрата» отражает, как уже было сказано, геополитические реалии Персидской империи.

Игаль Левин

 


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение