next perv

Еврейские профессии. Меламед



В Восточной Европе евреи были единственным народом, создавшим систему всеобщего образования для мальчиков. Поэтому в возрасте трех-пяти лет каждый еврейский ребенок начинал учиться в начальной школе – хедере.

Проводы в школу происходили с особой торжественностью. Мальчика одевали в лучшую субботнюю одежду, и отец на руках нес его в хедер, завернув в талит, дабы взгляд юного ученика не упал на что-нибудь непотребное. Учитель (меламед, ребе) писал на доске буквы еврейского алфавита, намазывал их медом, и давал облизать ребенку, чтобы учеба казалась ему сладкой.

В хедере одновременно учились дети нескольких возрастов. Самые младшие  (дардике, с трех лет) изучали алфавит, и учились читать на иврите. С пяти лет дети начинали  изучалось Тору с  комментариями Раши; в восемь лет приступали к серьезному изучению Талмуда. Светских дисциплин в хедере не изучали.

«Скоро и мои детские шалости перестали беспокоить деда. Он решил отдать меня в хедер. Выбор меламеда был сделан скоро: для школы первой ступени, где обучали чтению на древнееврейском языке и Пятикнижию, у нас уже был патентованный учитель – живший рядом с нами Куле (сокращенное от Янкуле, Яков) Велькес, рыжий еврей средних лет, был как бы создан для роли «азбучного меламеда»: веселый и ласковый, заигрывавший с малышами, он совсем не был похож на того грозного «ребе», которым матери обыкновенно пугали шаловливых детей.

Летний день, окна в хедере раскрыты на улицу , по которой снуют люди, и далеко разносятся смешанные голоса учителя и учеников, громко читающих по складам: комац алеф — О, пасах бейс — Ба и т. д. Ребе подгоняет слабых: «ну, зог’же, шейгец, кундес» (ну, скажи же, шалун, озорник), а когда мальчик делает ошибку, кричит на него с притворным гневом: «ах, крепхен золсту эсен!» (ах, ешь ты вареники!).

За короткое время усвоил я чтение древнееврейского текста с пунктуацией, упражняясь главным образом в чтении знакомых нам по синагоге устных молитв. За- тем мы приступили к изучению Пятикнижия по старому методу: каждое слово древнего подлинника мы с помощью учителя переводили тут же на родной идиш».

С. Дубнов, Книга жизни: Воспоминания и размышления

Не всем еврейским детям так везло с первым учителям. В меламеды обычно шли неудачники, не способные ни на что больше; как вспоминал старший брат нобелевского лауреата Башевиса-Зингера, «приличных меламедов вообще не существовало, потому что только растяпы и никудышники, не пригодные ни к чему другому, становились в то время меламедами».   Поэтому неудивительно, что многие из этих горе-учитилей, лишенных педагогических талантов и не получивших никакой методической подготовки, вдалбливали детям еврейскую премудрость преимущественно с помощью подзатыльников и плетки:

Из больших меламедов были в городе двое, которые страшно били и пороли детей. Самые большое наказание называлось «сделать пакет». Для этого меламед спускал мальчику штаны и закатывал наверх рубашку. Раби в этот момент держал в руке хорошую розгу или плётку, и в таком положении мальчик должен был читать урок из Гемары. И если он не знал какого-то слова, раби его с силой хлестал, так что на теле оставался синий след. Так он читал в течение часа…   Одним из двух упомянутых злых меламедов был Довид Лохматый. Он имел целую голову лохм. В злобе он становился страшен и мальчиков просто истязал. У него было принято подымать мальчика вверх и бросать на землю, чтобы тот падал замертво.

Ехезкель  Котик. Мои воспоминания

Тем не менее, после нескольких лет в хедере все мальчики умели бегло прочесть молитву или отрывок из Торы. В отличие от их соседей, неграмотных среди евреев не было.

У некоторых меламедов был помощник, которого называли белфер или бехелфер. Основанная обязанность бехельферов состояла в том, чтобы утром привести маленьких учеников в хедер, а вечером вернуть их домой.

Так мы ехали через местечки, деревни и леса Люблинской губернии, которую называли «владениями царя нищих». Мы проезжали через старинные еврейские города, упомянутые в еврейских книгах: Замостье, Шебжешин, Горай, Юзефов и многие другие. Города со старинными синагогами и еврейскими кладбищами. Города с древними соборами и башнями, с большими круглыми рыночными площадями, окруженными деревянной стеной с навесами, которые называются «починами», под ними сидели лавочники и торговки. Города со стародавними еврейскими обычаями, в которых на рассвете шамес созывал обывателей в синагогу, а белферы, напевая, вели в хедер маленьких детей.

Исроэл-Иешуа Зингер, О мире, которого больше нет

С учетом многочисленных опасностей и трудностей, подстерегавших учеников на улицах местечка (собаки, хулиганы, непролазная грязь, снежные завалы,..)  такой сопровождающий был совсем не лишним.

 


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение