next perv

Еврейская молитва. Часть XVIII. Молитва за правительство



Когда персидские цари разрешили евреям вернуться в Иерусалим и отстроить Храм, это было сделано с условием: «Чтоб они приносили жертву приятную Богу небесному и молились о жизни царя и сыновей его».  Евреи выполнили это условие, и приносили в святилище жертвы сначала за персидских царей, а затем за сменивших их греческих и римских властителей. Демонстративный отказ приносить жертвы за римского императора стал началом Великого восстания:

В то же время Элеазар, сын первосвященника Анания,—чрезвычайно смелый юноша, занимавший тогда начальнический пост,—предложил тем, которые заведовали порядком богослужения, не принимать больше никаких даров и жертв от не-иудеев. Это распоряжение и было собственно началом войны с римлянами, потому что в нем заключалось отвержение жертвы за императора и римлян.

Иудейская война, 2:17:2

После разрушения Храма евреи, где бы они ни жили, неизменно молились за благополучие местного правителя. Иногда этот правитель пользовался любовью и уважением своих еврейских подданных, как, например, Волынский князь Владимир Василькович, который, подобно многим феодальным властителям, даровал местным евреям  льготы и привилегии; когда он умер,  евреи, по словам летописца, оплакивали его так, как во время взятия разрушения I Храма: «И Жидове плакоуся,  аки и во взятье Иерсолмоу,  егда ведахоуть  во полонъ Вавилоньскии». Однако порой приходилось молиться за явных антисемитов, например, за последних российских самодержцев:

Раз или два в жизни меня возили в синагогу, как в концерт, с долгими сборами, чуть ли не покупая билеты у барышников; и от того, что я видел и слышал, я возвращался в тяжелом чаду. В Петербурге есть еврейский квартал: он начинается как раз позади Мариинского театра, там, где мерзнут барышники, за тюремным ангелом сгоревшего в Революцию Литовского замка. Там, на Торговых, попадаются еврейские вывески с быком и коровой, женщины с выбивающимися из-под косынки накладными волосами и семенящие в сюртуках до земли многоопытные и чадолюбивые старики. Синагога с коническими своими шапками и луковичными сферами, как пышная чужая смоковница, теряется среди убогих строений. Бархатные береты с помпонами, изнуренные служки и певчие, гроздья семисвечников, высокие бархатные камилавки. Еврейский корабль с звонкими альтовыми хорами, с потрясающими детскими голосами плывет на всех парусах, расколотый какой-то древней бурей на мужскую и женскую половину. Заблудившись на женских хорах, я пробирался, как тать, прячась за стропилами. Кантор, как силач Самсон, рушил львиное здание, ему отвечали бархатные камилавки, и дивное равновесие гласных и согласных, в четко произносимых словах, сообщало несокрушимую силу песнопениям. Но какое оскорбление — скверная, хотя и грамотная, речь раввина, какая пошлость, когда он произносит «государь император», какая пошлость все, что он говорит!

Осип Мандельштамм, Шум времени

Власти нередко следили, чтобы евреи неукоснительно исполняли свой гражданско-религиозный долг. Так, в 1846 году российские министры сочли необходимым «сделать через Министерство внутренних дел распоряжение о строгом подтверждении и наблюдении, чтобы при богомолении евреев непременно совершаемы были установленные молитвы за государя и императорскую фамилию, подвергая виновных в неисполнении сего преданию суду по законам».

В советские времена в Московской хоральной синагоге торжественно читалась молитва за здоровье товарища Сталина, и ее текст был воспроизведен на стене молитвенного зала. После смерти Сталина ее заменили на молитву за «правительство СССР» – причем эти слова так и были написаны еврейскими буквами!


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение