next perv

Еврейская молитва. Часть XIX. Алейну лешабеах



Помимо молитвы за правительство, пристальное внимание властей время от времени привлекала еще одна часть еврейского богослужения – молитва Алейну лешабеах («Нам надлежит восхвалять»), которой заканчивается каждое еврейское богослужение:

Нам надлежит восхвалять Господина всего, / повествовать о величии Создателя мира, который не сделал нас подобными народам стран / и не такими, как племена земные, который дал нам не тот же удел, что им, / и не ту же долю, что всему их скопищу, ведь они поклоняются пустоте и тщете / и молятся божеству, которое не спасает, а мы склоняемся, преклоняемся и благодарим Царя над царями царей, Святого, благословен Он.

В  XIV веке выкрест Песах, принявший имя Петр, утверждал, что, поскольку гематрия слов ва-рик («и тщета») равна гематрии имени Йешу, эти слова явно намекают на Иисуса из Назарета. Другие конспирологи заметили, что слова ло йошиа («не спасает») также созвучны имени Йешуа.

Защищаясь, евреи утверждали, что никогда не называют Иисуса «Йешуа», а фраза про «тщету» и вовсе взята из книги Исайи: «А Египет, помощь его — суета и тщета» (30:7).  Но цензоров это не убеждало.  В Пруссии на помощь цензуре  пришла полиция: официальный запрет «пустоты и тщеты» был издан Фридрихом I в 1703 году и повторен Фридрихом Вильгельмом I в 1716-м и Фридрихом II Великим в 1750-м, и полицейские чины следили в синагогах за тем, читаются ли запрещенные слова. В результате некоторые ашкеназские общины прибегли к самоцензуре: вымарывали сомнительный текст или заменяли слово «которые» на «которые были» – дескать, сии слова относятся к народам языческой древности.

С молитвой Алейну лешабеах  связан еще один обычай, неоднократно вызывавший нарекания: плевать при произнесении слов «пустота и тщета». Многие видели в этом  выражение презрения к христианству.

– Он в другой светлице, молится, – проговорила жидовка, кланяясь и пожелав здоровья в то время, когда Бульба поднес к губам стопу. Тарас вошел в светлицу. Жид молился, накрывшись своим довольно запачканным саваном[талитом], и оборотился, чтобы в последний раз плюнуть, по обычаю своей веры, как вдруг глаза его встретили стоявшего назади Бульбу.

Николай Гоголь, Тарас Бульба

В некоторых общинах этот обычай сохранился и сегодня. Многие, впрочем, плюют чисто символически.


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение