next perv

Евреи диаспоры и Иерусалим в эпоху II Храма



Как мы знаем, в эпоху II Храма евреи жили не только в Иудеи, но и в самых разных городах и странах. Многочисленные процветающие общины существовали в Египте, Киренаике, Малой Азии, Месопотамии, Италии и т.д.  Во всех этих странах евреи сохраняли свою религиозную идентичность, но, в то же время, были достаточно восприимчивы к различным социальным и культурным аспектам окружающей действительности.

Естественно, возникает вопрос: какое место в жизни и мировоззрении евреев диаспоры занимали Земля Израиля, Иерусалим и Храм?

Некоторые источники рисуют вполне традиционную «сионистскую» картину. К их числу относятся, в первую очередь, вторая книга Маккавеев и Деяния апостолов, две книги конца эпохи II Храма.

Автор II книги Маккавеев, написанной, вероятно, в конце II века до н.э.,  утверждал даже, что рассказ о победе Хасмонеев над Антиохом является, в первую очередь, историей о святилище:

О делах же Иуды Маккавея и братьев его и об очищении великого храма и обновлении жертвенника, также о войнах против Антиоха Епифана и против сына его Евпатора, и о бывших с неба явлениях тем, которые подвизались за иудеев столь ревностно, что, быв весьма малочисленны, очищали всю страну и преследовали многочисленные толпы неприятелей, и воссоздали славный во всей вселенной храм, и освободили город, и восстановили клонившиеся к разрушению законы, когда Господь с великим снисхождением умилосердился над ними; о всем этом изложенное Иасоном Киринейским в пяти книгах мы попытаемся кратко начертать в одной книге.

II  Маккавеев, 2:20-24

Согласно этому источнику (писавшему по-гречески и, как полагают, жившему в сирийской Антиохии), Иерусалимский Храм является религиозным центром еврейского мира. Смысл победы Хасмонеев заключается, соответственно, в том, что святыня вновь оказалась в руках своих законных хозяев.

Деяния апостолов были написаны в качестве продолжения Евангелия от Луки неевреем-христианином в конце I века н.э., возможно, в Риме или Эфесе. Автор вполне разделял вышеописанное мировоззрения. Иерусалим, по  его словам, был процветающим городом, куда на поклонение Творцу приходили евреи из разных стран, а так же верующие из других народов:

В Иерусалиме же находились иудеи, люди набожные, из всякого народа под небом…Парфяне, и мидяне, и еламиты, и жители месопотамии, иудеи из Каппадокии, Понта и Асии, Фригии и Памфилии, Египта и частей Ливии, прилежащих к Киринее, и пришедшие из Рима, иудеи и прозелиты, критяне и аравитяне…

Деяния, 2:5, 9-11

Евреи диаспоры посылали в Храм значительные суммы денег. Как сетовал Цицерон, «золото обычно из года в год от имени иудеев вывозилось в Иерусалим из Италии и из всех наших провинций» (Речь в защиту Луция Валерия Флакка, 28).  Об этой практике так же свидетельствует Иосиф Флавий:

Собираясь в поход против парфян. Красс явился в Иудею. Тут он похитил храмовые деньги, оставшиеся от Помпея (на сумму две тысячи талантов), а также имел дерзость утащить из храма всю золотую утварь (на сумму восемь тысяч талантов). При этом он присвоил себе также штангу из червонного золота весом в триста мин, а наша мина весит два с половиной фунта. Никого не должно удивлять, что в нашем храме была такая масса золота, потому что все в мире иудеи, равно как прочие почитатели Предвечного в Азии и в Европе, с давних времен доставляли туда свои приношения.

Иудейские древности, 14:7:1-2

Вместе с тем источники свидетельствуют, что многие евреи диаспоры старались поддерживать баланс между преданностью своей исторической и духовной родине, Земле Израиля, и лояльностью по отношению к стране проживания.  Это особенно заметно в сочинениях еврейского философа и экзегета Филона Александрийского (20 до н.э. – 50 н.э.).  Будучи членом еврейской делегации, отправленной из Александрии к императору Калигуле с протестом против еврейских погромов, Филон заявил императору, что евреи регулярно посылают в Иерусалим значительные суммы, однако, несмотря на это, его предшественник император Тиберий никогда не сомневался в лояльности евреев Риму:

Тиберий прекрасно знал, что большую часть Рима за Тибром населяют евреи… Он знал и то, что вырученные от первин деньги они собирают как священные и отправляют в Иерусалим, чтобы там их посланцы совершили жертвоприношения. Однако он не выдворил их из Рима и не лишил римского гражданства за то, что они продолжали бережно хранить другое свое гражданство, не принял меры против их молелен, и не мешал их сборищам для наставления в еврейских законах, и не препятствовал жертвованию первин, напротив, он так благоговейно чтил веру, что едва ли не при участии всего семейства украсил наш храм роскошными дарами и приказал, чтобы отныне и во веки веков приносились там каждодневные жертвы из его личных средств как дань Всевышнему; эти жертвы приносят и поныне и всегда будут приносить, всем объявляя, каким должен быть истинный самодержец.

О посольстве к Гаю, 22

Филон Александрийский. Гравюра XVI века

В другом трактате философ утверждал, что, хотя евреи почитают Иудею своей родиной («метрополией»), они остаются лояльным гражданами стран проживания:

Потому обретаются евреи во многих благоденствующих землях — европейских и азийских, островных и материковых, почитая своей изначальной родиной Святой Город, где водружен верховный храм Всевышнего; однако отечеством своим они почитают либо те земли, в которых родились и выросли, унаследовав их от отцов, дедов, прадедов и более далеких предков, либо те края, куда отселились в пору их освоения и были радушно приняты основателями.

Против Флакка, 7

Однако, если Филон сохранял верность иерусалимскому святилищу, многие египетские евреи научились обходиться без него. Некоторые общины построили собственные альтернативные храмы, в которых приносили положенные жертвы вместо того, чтобы отправляться для этого в Иерусалим.  Об этом, в частности, свидетельствуют многочисленные папирусы, найденные на острове Элефантина в дельте Нила, где персидские цари разместили гарнизон, состоявший из солдат-евреев.  Для удовлетворения религиозных нужд этих воинов на острове был построен Храм, как полагают, ок. 500 до н.э.

Еще одно святилище, т.н. храм Онии, был построен в египетском городе Леонтополисе во II веке до н.э. Святилище стало важным религиозным центром египетского еврейства, где, среди прочего, совершались жертвоприношения.

Об этом храме упоминают как Флавий, так и Талмуд. Первый рассказывает об исторических обстоятельствах появления этого святилища, возведенного, по его словам, по инициативе благочестивого священника из Иерусалима, который был изгнан из святой земли своими коррумпированными коллегами:

Ония сын Симона, один из иерусалимских первосвященников, бежал в Алек­сандрию от сирийского царя Антиоха, воевавшего с иудеями. Птолемей, находившийся в разладе с Антиохом, принял его дружелюбно. Тогда Ония обещал ему привлечь на его сторону всех иудеев, если он последует его совету. Когда царь согласился сделать все возможное, он просил у него разрешения построить где-либо в Египте храм и ввести в нем богослужение по иудейскому обряду, ибо тогда, сказал он, иудеи еще решительнее будут бороться с Антиохом, опустошившим иерусалимский храм, а ему, Птолемею, сделаются еще преданнее и много иудеев ради свободы религии переселятся в его страну.

Эти соображения понравились Птолемею. Он подарил Онии место в 180 стадиях от Мемфиса, в Гелиопольском номе.  Это место Ония укрепил и построил на нем из огромных камней храм, хотя не по образцу иерусалимского, а походивший более на цитадель, вышиною в 60 локтей; жертвеннику же он придал форму иерусалимского и храм украсил такими же священными дарами, как в Иерусалиме. Только для светильника он сделал исключение: вместо стоячего светильника, он изготовил только золотую лампаду, испускавшую лучистый свет и ее он повесил на золотую цепь. Все освященное место он обвел кирпичной стеной, которая была снабжена массивными каменными воротами. Царь затем принес в   дар большой участок земли, доходов с которого хватило с избытком на содержание священников и на все нужды богослужения. Намерения Онии в этом пред­приятии не были безукоризненны: им руководило недоброе чувство к иерусалимским иудеям, внушенное ему памятью о его бегстве, и вот он думал, что постройкой храма ему удастся отвлечь оттуда значительную массу иудеев.

Иудейская война, 7:10:2-3

Похожую легенду мы находим в Талмуде (Менахот, 109б). При этом одни мудрецы считали, что Ония стал идолопоклонником, а другие, подобно Флавию, считали его праведным и богобоязненным человеком:

В час кончины [первосвященник Шимон Праведник] сказал: брат мой Ония заменит меня.

Шими, другой брат, бывший на два с половиной года старше, возревновал и сказал ему: подойди, и научу тебя порядку служения [в Храме].  Надел на него платье, препоясал кушаком, подвел к жертвеннику, и сказал своим братьям-священникам: взгляните,  о чем он поклялся исполнить свой возлюбленной , и хочет исполнить сегодня: в день, когда стану первосвященником,  я одену это платье, и подпояшусь этим кушаком!

Братья-священники хотели убить его.  Он побежал от них, но они погнались за ним.  Бежал он в Александрию Египетскую, построил там жертвенник, и стал приносить на нем жертвы идолам. Когда мудрецы услыхали об этом деле, то сказали: если такое случилось из-за не удостоившегося, то что бы случилось из-за удостоившегося!

Это – слова рабби Меира. Сказал рабби Йеѓуда: не так все было!  Ония не захотел стать [первосвященником], ибо Шими, его брат, был старше на два с половиной года. Несмотря на это Ония приревновал к Шими, брату своему, и сказал ему: подойди, и научу тебя порядку служения. Надел на него платье, препоясал кушаком , подвел к жертвеннику, и сказал своим братьям-священникам: взгляните,  о чем он поклялся исполнить свой возлюбленной, и хочет исполнить сегодня: в день, когда стану первосвященником,  я одену это платье, и подпояшусь этим кушаком!

Братья-священники хотели его убить, но он рассказал им, что случилось. Тогда захотели убить Онию, он побежал, но они погнались за ним.  Вбежал он в дом царя, однако они гнались за ним, а всякий, кто видел его, говорил: вот он, вот он! Бежал он в Александрию Египетскую, построил там жертвенник, и стал приносить на нем жертвы во имя Небес.

Мишна  обсуждает вопрос, может ли человек, давший обет принести жертву, исполнить его, сделав это в храме в Леонтополисе.  Мнения мудрецов разделились, причем большинство считало такой вариант преемлимым:

Сказал: «Принесу жертву всесожжения» – должен принести ее в Храме, но если принес в храме Онии, исполнил обет.

Сказал: «Принесу жертву всесожжения в храме Онии» – должен принести ее в Храме, но если принес в храме Онии, исполнил обет.

Сказал рабби Шимон: это не считается всесожжением.

Менахот, 13:10

Подведем итоги. Как мы знаем, после разрушения Храма иудаизм смог приспособиться к изменившимся историческим обстоятельствам; место жертвоприношений заняли изучение Торы и молитвы. Однако, как мы могли убедиться, уже в эпоху II Храма некоторые общины начали искать альтернативные варианты, существенно ослаблявшие связь со святой землей и Иерусалимом.


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение