next perv

Египетские слова в Танахе



Лингвиста, писателя и пламенного сиониста Авраама Шалома Яхуду (1877-1951) можно смело назвать «еврейским Леонардо». Его познания были чрезвычайно обширны, а интересы охватывали множество областей – от изучения мертвых языков  и коллекционирования редких древних документов до политики. Свою первую книгу, озаглавленную «Арабские древности», он написал в восемнадцать лет, а изучением древних еврейских и арабских текстов (включая доисламскую поэзию) занимался на протяжении всей своей жизни. В 1935 году Яхуда издал труд, вызвавший множество международных дискуссий – «The Accuracy of the Bible» («Достоверность Библии»). Он преподавал в университетах Берлина, Мадрида и Нью-Йорка, тесно общался  с Вейцманом и Жаботинским, собрал огромную коллекцию редких документов на арабском, древнем иврите и других языках (включая рукописи, подписанные И. Ньютоном).

После смерти Яхуды его коллекция была передана в дар Еврейской национальной библиотекой.

В одной из своих небольших работ, о которой мы расскажем сегодня,  А. Ш. Яхуда рассматривает десять  слов египетского происхождения, которые встречаются в тексте Танаха. Часть из них – это слова, заимствованные в эпоху Нового царства из языков пограничных азиатских народов. Большинство из этих слов встречаются в тексте Танаха только один раз. Почти все они имеют отношение к Храму или религиозным обрядам. Рассмотрим здесь некоторые из них.

Первое из этих слов – «йаим». Оно встречается в нескольких книгах Танаха (Шмот 27:3 и 38:3, Бемидбар 4:14, Млахим I 7:40. Этим термином называют вид инструмента, использовавшегося во время служения в Скинии и Соломоновом Храме.

Обычно это слово переводится как «совок», «ковш» или «лопатка»: «И сделай котелки, чтобы собирать в них пепел, и лопатки, и чаши…» (Шмот 27:3),  «И Хиром сделал умывальники, лопатки и чаши-поливальницы …» (Млахим I, 7:40). Как видим, предназначение этого предмета – сбор пепла. Его принято считать производным от однокоренного глагола в Исайя 28:17 : «…и сметет град покров лжи». «В действительности, -пишет А. Ш. Яхуда, – это слово восходит к египетскому слову «i’y» с тем же значением – «отмывать, сметать».

Следующее слово, также относящееся к служению в Храме – это «мархешет», означающий один из видов хлебных подношений, приготовленный особым образом: «А  если (ты будешь готовить) приношение в котле (минхат мархешет), сделай его из отборной муки с оливковым маслом»(Вайикра 2:7, см. также Ваикра 7:9).  Технически само слово «мархешет» означает сосуд (котел или горшок), в котором готовится это хлебное приношение.

А. Ш. Яхуда не согласен с точкой зрения, возводящей это слово к глаголу «рахаш»: «Чувствует («рахаш») сердце слово доброе» (Теилим 45:2). По его мнению, это – египетское слово «р-х-ш» (точное его произношение нам неизвестно, т. к. в египетском языке. как и в иврите, на письме обозначались только согласные), имеющее то же значение: особый вид пирогов или хлебов. «Р-х-ш» неоднократно встречается в списках приношений богам на стенах египетских храмов и гробниц среди других видов выпечки. Пекарь, специализировавшийся на выпечке пирогов «р-х-ш», назывался по-египетски «пеш р-х-ш».

Третьим в списке Яхуды идет слово «марбехет», также обозначающее в Торе вид хлебного приношения. Он также упоминается в Вайикра: «Готовь ее (т. е. хлебную жертву) на сковороде с оливковым маслом…» (Ваикра 6:14), »…а также отборную муку, пропитанную (оливковым маслом) (Вайикра 7:12).

«Это – заимствованное, семитское по происхождению слово «rbk», которое, однако, встречается лишь в египетском языке эпохи Нового царства» – поясняет А. Ш. Яхуда. Оно также означало особый вид пирогов или пирожных. Из описания в книге Вайикра (выпечка, приготовленная из тонкой муки, смешанной с оливковым маслом), мы можем представить, что представляли собой и эти египетские пирожные «рбк».

Четвертое египетское по происхождению слово в списке Яхуды – «тахара». В Торе оно употребляется дважды при описании служебных одежд первосвященника  (Шмот 28:32 и Шмот 39:23). Мантия должна быть сделана «…с отверстием посередине; вокруг отверстия должна быть тканая обшивка, как у брони, чтобы оно не разрывалось».

Происхождение слова «тахара» (броня, древняя кожаная кольчуга), подчеркивает А. В. Яхуда, «уже давно связывают с египетским словом «dhr» – «кожа». По-египетски это слово пишется со знаком-детерминативом  «шкура животного», представляющего собой изображение куска шкуры с хвостом. Но в египетском языке это слово обозначало не кожаную кольчугу, а особый предмет одежды, которой покрывали статую божества во время некоторых религиозных праздников – «вид мантии или кожаного плаща, которая закреплялась вокруг шеи фигуры». В некоторых египетских ритуальных текстах эта одежда называется также «ритуальной мантией».

Пятое слово  – это загадочные языческие идолы под названием «хамманим» (единств. число – «хаман»). Это название обычно переводят как «солнечные идолы» или «солнечники», возводя его к однокоренному на первый взгляд ивритскому слову «хама» («солнце»). Дмитрий Сливняк в своем переводе трактует «хамманим» как «столбы Ваала», т. к. «это слово встречается в арамейских и угаритских текстах» и вызывает ассоциации с именем финикийского бога Баал-Хаммона:«И я разрушу ваши (святилища на) возвышениях, и столбы (Ваала), и ваши трупы брошу на осколки ваших истуканов, и будете вы мне отвратительны» (Ваикра 26:30).

Однако, по мнению Яхуды, это слово – не семитского, а египетского происхождения, производное от египетского «hmn» («восемь»), и относится к запрету почитания не «финикийца» Баал-Хаммона, а восьми главных богов, почитавшихся в Гермиополисе (Оне), центре солнечного культа. Вместе со своим прародителем Атумом-Ра они составляли так наз. Малую Девятку («Малую Эннеаду») основных божеств древнеегипетского пантеона. Город Он (Гелиополь) был центром провинции Гошен и «местом работы» тестя-жреца Иосифа, отцом его жены Аснат. Он неоднократно упоминается в тексте Торы.

Изображения божеств «восьмерки» были весьма популярны в Египте.  Возможно, особый запрет Торы основывался именно на этом.

В качестве шестого заимствованного из египетского языка слова Яхуда приводит «итим» («колдуны», «чародеи», «нашептывающие», «заклинатели чар»). Оно встречается в книге пророка Исайи (19:3), где «итим» упоминаются среди колдунов других «специальностей» – «вызыващих мертвых» («а-овот») и «волхвов» («а-йедоним»): «и истощится у египтян (сила) духа, и расстрою совет их, и будут они вопрошать идолов, и нашептывающих, и вызывающих духов, и волхвов». Яхуда производит «итим» от заимствованного египетского слова «джат» («джет») – «змея, гадюка». «Т», окончание женского рода, по мнению исследователя  в иврите превратилось  в «ит». В Древнем Египте змея играла важную роль  как религиозный символ и символу царской власти.

Седьмое слово их списка в своем египетском варианте известно, пожалуй, каждому современному человеку. Это – «тут» («twt»), первый слог имени легендарного Тутанхамона. Оно означает «подобие, образ» и обычно применялось к изображению божества на стене храма или папирусе («Тут-анх-амон» – «Живой образ (бога) Амона»).

Яхуда считает, что ивритское слово «итва»  производным от египетского «twt».

В соответствии с этой версией,  когда мы читаем в книге Шмуэль Алеф (21:14), что притворившийся ради спасения от царя Ахиша Давид «… стал бесноваться, царапать («итав») что-то на створках (городских) ворот…»,  подразумевается, что он, имитируя слабоумие или безумие, выцарапывал или рисовал на воротах некие  странные фигуры.


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение


 

Вы находитесь на старой версии сайта, которая больше не обновляется. Основные разделы и часть материалов переехали на dadada.live.