next perv

Египетские» повитухи



Согласно Шмот, 1:15-21, египетский царь, обеспокоенный многочисленностью еврейского населения в своих владениях, приказал двум повитухам, Шифре и Пуа, убивать всех новорожденных еврейских мальчиков. Однако повитухи, боясь Бога, не исполнили этот указ, а когда фараон потребовал от них объяснений, заявили: «Ведь не как женщины египетские еврейки: так здоровы они, что прежде, нежели придет к ним повитуха, они рожают» (Шмот, 1:19).  Сюжет заканчивается тем, что Бог наградил повитух «домами», т.е. потомством или благосостоянием.

Еврейский текст не дает ответа на вопрос, кем «по национальности» были эти повитухи: еврейками или же египтянками, имевшими дело с евреями.

Традиционные комментаторы в большинстве своем полагали, что речь идет о еврейках. Рашбам, к примеру, просто и однозначно заявил: «Ла-миялдот га-ивриет («повитухам-еврейкам») – повитухам, которые сами были еврейками». Такого же мнения придерживались авторы всех трех традиционных таргумов (канонических переводов Торы на арамейский): Онкелоса, Псевдо-Йонатана и Йерушалми (Иерусалимского).

Авторы мидрашей шли еще дальше, заявив, что Шифра и Пуа – никто иные, как более известные библейские героини Йохевед и Мирьям. Это мнение приводит Раши со ссылкой на Вавилонский Талмуд:

«И повелел царь Египетский повитухам евреек» (Шмот, 1:15). Рав и Шмуэль: один сказал – мать и дочь, другой сказал – невестка и свекровь. Согласно тому, кто сказал «мать и дочь», это были Йохевед и Мирьям; согласно тому, кто сказал «невестка и свекровь» – Йохевед и Элишева.

Сота, 11б

Шифра – Йохевед, (а названа Шифрой), потому что (своей заботой и уходом) она благотворно воздействовала на новорожденного . Пуа- это Мирьям, (получившая второе имя за то), что она, (ухаживая за новорожденным), вскрикивала и разговаривала с ним и ворковала, как обычно делают женщины, утешая плачущего младенца.

Раши на Шмот, 1:15

Мнение, что Шифра и Пуа это Йохевед и Мирьям (традиция, связанная с Элишевой, осталась практически незамеченным) глубоко укоренилось в традиционных еврейских кругах. Некоторые современные исследователи так же уверены, что повитухи были еврейками. К примеру, Уильям Попп в своем Anchor Bible commentary (стр. 137) пишет, что считает это прочтение предпочтительным по двум причинам:

1. Имена у женщин не египетские, но еврейские или из какого-то родственного диалекта.

2. То, как смело они ослушались фараона, означает, что это были еврейки, а не «праведные нееврейки».

Однако это не единственное возможное понимание этого стиха.  Так, Йегуда Благочестивый из Регенсбурга (1150-1217) утверждал, что рассказчик полагал, что повитухи были нееврейками:

Шифра и Пуа сначала были египтянками, которые обратились в иудаизм. Иначе как фараон мог приказать им убивать евреев?

К такому же выводу независимо пришел дон Ицхак Абрабанель (1437-1508) – который, однако, не предположил, что повитухи стали еврейками:

Они были нееврейками, ибо как могло прийти в голову потребовать у евреек убивать собственных детей. Они были «повитухами евреек», т.е. помогали рожать еврейкам, как сказано в следующем стихе: «Когда вы будете повивать у евреек».

Развивая доводы Абрабанеля, можно отметить, что в ходе последнего разговора и фараон, и повитухи говорят о евреях в третьем лице. Из этого следует, что повитухи не принадлежали к упомянутой группе.

Рабби Шмуэль-Давид Луцатто (Шадаль, 1800-1865), согласившись с прочтением Абрабанеля, добавил еще одно наблюдение:

[Прочтение Абрабанеля] кажется правильным, поскольку как мог он [фараон] приказать еврейкам уничтожать свой собственный народ, и полагать, что об этом никто не узнает?

Как справедливо заметил Шадаль, указ должен был остаться в тайне – иначе повитух никто бы не подпустил к рожающим еврейкам. Однако даже фараон, полагал Шадаль, должен был понимать, что еврейки, зная, что стоит на кону, не станут скрывать его замысел от своих соплеменников.

Наконец, Флавий, пересказывая этот сюжет, однозначно заявил, что повитухи были египтянками, работавшими у евреев:

Фараон по совету того предсказателя повелел всех родившихся тогда еврейских детей мужского пола бросить в реку и загубить, а египетским повивальным бабкам приказал следить за беременностью еврейских женщин и не выпускать из виду их родов; он повелел именно египетским бабкам следить за этим, потому что они, будучи одной с ним национальности, не решатся ослушаться царского приказа. Тех же, кто поступит вопреки этому приказанию и осмелится тайно спасти новорожденных, царь приказал вместе со всем их семейством подвергать смертной казни.

Иудейские древности, 2:9:2

На первый взгляд, ответ на вопрос о национальности повитух дает сама Библия. Огласованный еврейский текст гласит, что фараон обратился לַמְיַלְּדֹת הָעִבְרִיֹּת – «к еврейским повитухам». Однако Септуагинта (а вслед за ней Синодальный перевод) понимает этот текст иначе: «повивальным бабкам евреек» (μαίαις τῶν εβραίων). При этом многие исследователи полагают, что иное прочтение связано с тем, что авторы Септуагинты пользовались текстом, который был огласован иначе. Учитывая, что система современных еврейских огласовок возникла только в I тысячелетии н.э., такое объяснение вполне вероятно.

Более того: в пользу прочтения Септуагинты, согласно которому повитухи были египтянки, так же свидетельствуют некоторые мидраши. К примеру, в Каирской генизе был найден фрагмент мидраша, созданного ок. 1000 н.э., в котором приводится список праведных нееврейских женщин. В списке упоминаются Аснат (египетская жена Йосефа), Шифра, Пуа, дочь фараона, мидьянская  жена Моше Ципора, Рахав и Рут. Интересующий нас отрывок звучит так:

О повитухах Шифре и Пуа, египтянках, в Писании сказано: «И повелел царь египетский повитухам… Но повитухи боялись Бога… призвал царь египетский повитух» (Шмот, 1:15-18).

Повитухи так же упоминаются в перечне обратившихся в иудаизм праведных нееврейских женщин, приведенном в средневековом (XIV век) мидрашной антологии на книгу Йегошуа «Ялкут Шимони»:

Вот праведные женщины, обратившиеся в иудаизм: Агарь, Аснат, Ципора, Шифра, Пуа, дочь фараона, Рахав, Рут и Яэль, жене Хевера Кенийца.

Похожий список приводит Мидраш Тадше (иначе Барайта де-Рабби Пинехас бен-Яир) – мидраш, известный лишь в рукописи, созданной в одной из ашкеназских общин в Х веке:

Вот праведные  обратившиеся женщины из народов: Агарь, Аснат, Ципора, Шифра, Пуа, дочь фараона, Рахав, Рут и Яэль. И есть еще обрстившиеся из народов… О повитуах Шифре и Пуа сказано: «Но повитухи боялись Бога».

Таким образом, мнение, что повитухи были египтянками, сохранилось и в мидрашной традиции. Тем не менее, эта точка зрения оказалась на периферии еврейского канона, и является достаточно малоизвестной.  Более того, некоторые раввины нового времени, знакомые с этой традицией,  спешили подчеркнуть ее проблематичный характер.  Так, рабби Барух га-Леви Эпштейн (1860-1941) писал:

Знай, что Ялкут на Йегошуа, 2 упоминает Шифру и Пуа в числе женщин,  обратившихся в иудаизм. И следует сказать, что это противоречит Талмуду, который утверждает, что это были Йохевед и Мирьям или Йохевед и Элишева. И мы должны сказать, что они обратились прежде описываемых событий, ибо в Торе прямо сказано: «повитухам-еврейкам»,  и будет слишком натянуто читать это как «повитухи евреек».

Тора Тмима на Шмот, 1:15

Рабби Менахем-Мендель Кашер (1895 –1983) так же цитирует Ялкут, и даже демонстрирует знакомство с Флавием, Септуагинтой и даже Иеронимом Стридонским.  О так же приводит слова р. Ицхака из Вены, утверждавшего, что, по мнению р. Йегуды Благочестивого, Шифра и Пуа были египтянками, обратившимися в иудаизм. Однако после этого рабби Кашер поспешил добавить:

Это не соответствует мнению мудрецов и Онкелоса.

Почему же повитухи-египтянки оказались не ко двору? На наш взгляд, здесь возможны как минимум два объяснения.

Во-первых, утверждение, что повитухи были праведными нееврейками,  которое мы находим и Флавия, соответствует известной в эпоху II Храма и раннем раввинистическом иудаизме категории «богобоязненных неевреев», которые принимали некоторые аспекты еврейской теологии или практики, не становясь при этом евреями. Позже, однако, эта категория исчезает. Вавилонский Талмуд не признает «ограниченной» идентичности, затушевывающей границы. Человек либо нееврей, либо еврей, обращение в иудаизм – единственный мост между этими двумя категориями. Соответственно, более поздние традиции следовали этому принципу, выбирая один из двух вариантов:  повитухи либо принимали иудаизм, либо были еврейками с самого начала.

А во-вторых, мудрецы Талмуда относились к повитухам-нееврейкам с явным подозрением.  Если Мишна (Авода Зара, 2:1) разрешает еврейкам пользоваться услугами акушерок-неевреек, параллельная Тосефта разрешает это только в присутствии других евреев:

Еврейка не должна быть повитухой и нееврейки, ибо та рожает детей для идолослужения. Нееврейка не может быть повитухой у еврейки, ибо ее подозревают в [намерении] убить. Это слова рабби Меира. Однако мудрецы говорили: нееврейка может быть повитухой у еврейки, если кто-то стоит у нее за спиной. Если же она одна – запрещено, ибо ее подозревают в [намерении] убить.

Талмуд идет дальше и приводит слова р. Меира, что повитуху-нееврейку нельзя приглашать, даже когда за ней кто-то следит, поскольку она может попытаться незаметно умертвить новорожденного.  В качестве иллюстрации Талмуд приводит душераздирающую историю о повитухе-нееврейке, хвалившейся тем, что она убивала новорожденных еврейских детей (Авода Зара, 26а).  Очевидно, что это мнение прямо противоречит традиции, согласно которой повитухи-египтянки даже рисковали жизнью ради спасения еврейских младенцев; в свете этой традиции подозрения мудрецов относительно повитух-неевреек могли показаться необоснованными.

Несмотря на огромный авторитет Мишны, галаха, в данном случае, соответствует Тосефте. Это стало еще одной причиной, почему образ праведных повитух-египтянок ушел в тень и был практически забыт.

 


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение