next perv

Единороги и сложности перевода. Окончание.



Часть  I.

Реэм

В нашем списке библейских кандидатов на роль единорога «реэм», несомненно, лидирует в борьбе за первое место. В то время как «тахаш» ассоциируется с единорогом только в талмудической традиции, а «кереш» и безымянный Адамов вол, о котором мы поговорим позже, в Библии вообще не упомянуты, «реэм» предстает перед читателем единорогом не только в комментариях, но и во многих переводах.

«Реэм» неоднократно упоминается как в Пятикнижии (в книге Чисел и во Второзаконии) так и в других книгах Библии, в первую очередь в книге Иова и Псалтири. Так «реэм» появляется в предпоследней главе Торы (Второзаконие 33:17) в благословении Моисея потомкам Иосифа:

בְּכ֨וֹר שׁוֹר֜וֹ הָדָ֣ר ל֗וֹ וְקַרְנֵ֤י רְאֵם֙ קַרְנָ֔יו

Величие его, как у первенца быка, и рога его, как рога «реэма»

Русский канонический перевод переводит «реэма» как «буйвола». Однако в библии короля Якова (King James Version, 1611) место «реэма» занимает «unicorn» – единорог. Схожего мнения придерживаются и древние переводы. Так Септуагинта (перевод Библии на древнегреческий язык, третий век до н. э.) переводит «реэма» неологизмом «монокерос» – однорогий, а Вульгата (перевод Библии на латынь, 4 век н. э.) упоминает носорога (rinoceros), заменяя мифическое однорогое животное реальным.

Приведем еще один пример. В книге Иова «реэм» фигурирует в знаменитом «Ответе Господа», описывающем красоту и величие созданного Всевышним мира в сравнении с человеком. В следующей 40-й главе появятся знаменитые «бегемот» и «левиафан», а в 39-й в том же контексте приводится «реэм» (правда, здесь он записан как «рейм»):

הֲיֹ֣אבֶה רֵּ֣ים עָבְדֶ֑ךָ אִם־יָ֝לִ֗ין עַל־אֲבוּסֶֽךָ

Захочет ли «рейм» служить тебе и переночует ли у яслей твоих?

На этот раз русское издание соглашается с остальными, переведя «реэма» как единорога («Захочет ли единорог служить тебе»). Правда, следует упомянуть, что не все издания следуют этой традиции. Например, в Revised Standard Version (1952 год) все упоминания «реэма» переводятся как «wild ox» – дикий бык или буйвол.

Итак, как мы видели, многие переводы придерживаются мнения, что «реэм» это единорог (Септуагинта и др.) либо носорог (Вульгата). Откуда же пошла эта традиция? По-видимому, ее источником является стих в Псалмах Давида (92:11, 91:11 в православной Псалтири):

וַתָּ֣רֶם כִּרְאֵ֣ים קַרְנִ֑י בַּ֜לֹּתִ֗י בְּשֶׁ֣מֶן רַֽעֲנָֽן

И вознес Ты, как рог «реэма», рог мой, умащен я маслом свежим.

И хотя другие упоминания «реэма» в Библии не говорят об этой его особенности, а приведенный выше стих из Второзакония противоречит Псалтири, говоря о рогах «реэма» во множественном числе, переводчики Септуагинты предпочли считать его «однорогим». Вполне вероятно что, будучи частью эллинистического мира, они были знакомы с образом единорога из греческой культуры, упомянутого, в том числе, и в «Истории животных» Аристотеля, и поэтому предпочли эту версию.

Интересно, что Талмуд, помимо наличия у «реэма» одного рога, обсуждает еще одну его особенность – его гигантские размеры. Согласно трактату Звахим (113б), «реэм» намного больше, чем упомянутые в переводах буйвол, единорог и носорог. Он настолько велик, что мудрецы задаются вопросом – как же «реэм» пережил потоп.

Рабби Янай говорит: принесли в Ковчег детенышей «реэма», они и пережили Потоп. Но не говорил ли Рабба бар бар Хана, что он видел однодневного «реэма», и тот был величиной с гору Тавор [так что даже детеныш не поместился бы в Ковчеге] … Рабби Йоханан говорил: лишь голова детеныша была в Ковчеге, а тело оставалось снаружи. Но не говорил ли Рабба бар бар Хана, что длина его головы была полторы парсы [а значит даже голова не поместилась бы в Ковчеге]. Значит, «реэм» держался за Ковчег лишь кончиком носа, и так он дышал.

Следует упомянуть, что различные исследователи пытались идентифицировать «реэма» с реальными животными. Помимо упомянутого выше носорога, наиболее популярны версии об антилопе орикс, рога которой, при взгляде сбоку, визуально сливаются в один рог, а также о ныне вымершем туре, мощном прародителе современных быков, достигавшем в холке 180 см и восхищавшим воображение людей с древнейших времен. Так, изображение туров сохранилось в пещере Ласко, называемой «Сикстинской капеллой первобытной живописи», рисункам в которой, по разным оценкам, от 15 до 18 тысяч лет. В новейшей истории предпринималось несколько попыток возродить популяцию туров, точнее, похожих на туров быков, в том числе и в нацистской Германии. Адольф Гитлер был лично заинтересован в возрождении этих героев тевтонской мифологии. После падения гитлеровского режима почти всё поголовье «быков Хека» (названных так в честь братьев Хек, инициаторов и руководителей проекта возрождения туров) было уничтожено, и сегодня в Европе их насчитывается менее 2000 особей.

Изображение туров в пещере Ласко

Адамов вол – первое жертвоприношение

Первая часть трактата «Авода Зара» Вавилонского Талмуда посвящена ограничениям на торговые сделки евреев с язычниками в преддверии языческих праздников. Причиной этих запретов является то, что, в результате сделки, еврей может косвенно поспособствовать идолопоклонству. В рамках этого обсуждения талмудический текст приводит список основных римских праздников, на которые распространяются эти ограничения.

И вот праздники идолопоклонников: Календы, Сатурналии и Кратезис, и день праздника их царей, и день рождения царя, и [годовщина] дня смерти [царя]… Рав Ханан бар Рава говорит: [когда отмечаются эти праздники?] Календы [празднуются в течение] восьми дней после [зимнего] солнцестояния, а Сатурналии – [в течение восьми дней] до [зимнего] солнцестояния. 

Далее Талмуд приводит учение мудрецов, относящее происхождении праздников, связанных с зимним солнцестоянием, к самым первым дням человечества.

[Что касается дат этих праздников,] мудрецы учили: когда Адам увидел, что день постепенно уменьшается, [поскольку дни становятся короче от осеннего равноденствия до зимнего солнцестояния, он еще не знал, что это нормальное явление, и поэтому] он сказал: горе мне; из-за того, что я согрешил, мир вокруг меня темнеет и [в итоге] вернется к [изначальному состоянию] хаоса и беспорядка… И это смерть, к которой я приговорен c Небес, [как написано: «И в прах возвратишься» (Бытие 3:19)]. Он провел восемь дней в посте и молитве. Как только он увидел, что [наступил] Тевет, [то есть сезон зимнего солнцестояния], и увидел, что день постепенно удлиняется [после солнцестояния], он сказал: [очевидно, дни становятся короче, а затем длиннее, и] это порядок мира. Тогда он праздновал восемь дней. На следующий год он отмечал как эти [восемь дней, в которые он постился в прошлом году], так и эти [восемь дней своего празднования] как дни праздников. Он, Адам, установил эти праздники ради Небес, но они, [язычники более поздних поколений], установили их ради идолопоклонства.

Подобно тому, как, согласно Талмуду, установленные Адамом празднования были позднее посвящены идолам, им было суждено сменить свою принадлежность вновь, на этот раз в пользу новой, христианской традиции. Согласно популярной теории, Рождество, не имеющее даты в Евангелиях, было приурочено к периоду зимнего солнцестояния чтобы вытеснить популярные языческие празднества, в первую очередь культ «Sol Invictus» («Непобедимого Солнца»), бога солнца поздней Римской империи и покровителя солдат. А так как Евангелие упоминает о шестимесячной разнице в возрасте между Христом и Иоанном Крестителем (От Луки 1:76), день летнего солнцестояния (также предмет языческого поклонения, от римской Весты до кельтской Эпоны) стал днем святого Иоанна – Ивана Купалы.

Впрочем, вернемся к талмудическому тексту, продолжающему свое повествование другим, еще более ранним, событием из жизни Адама, относящимся к первому дню его жизни.

Мудрецы учили: в день, когда Адам был сотворен, когда зашло солнце он сказал: горе мне; из-за того, что я согрешил, мир вокруг меня темнеет и [в итоге] вернется к [изначальному состоянию] хаоса и беспорядка. И это смерть, к которой я приговорен с Небес. Он провел ночь в посте и молитве, и Ева плакала напротив него. Когда занялась заря он сказал: [очевидно, солнце заходит и наступает ночь, и] это порядок мира. Он встал и принес в жертву быка, у которого рога предшествовали копытам [в порядке их творения, так как этот бык был сотворен, а не рожден]… Рав Иуда говорит, цитируя Шмуэля: у быка, которого Адам принес в жертву, был один рог, как сказано «И будет это благоугоднее Господу, нежели вол, нежели телец с рогами [makrin] и с копытами» (Псалмы Давида 69:31). [Гмара спрашивает:] разве «makrin» не [во множественном числе и не означает] два рога? Рав Нахман бар Ицхак говорит: [должно быть] написано «микерен» [если убрать букву йуд получится «из одного рога»].

Итак, по мнению рабби Шмуэля, первым жертвоприношением первого человека не был простой бык. Это был единорог, сотворенный, как и прочие звери, лишь за два дня до этого. Возможно, подобно ранее упомянутому «тахашу», созданному, по одной из версий, специально для украшения скинии Ковчега Завета, этот «однорогий вол» также был единственным в своем роде, и у него была своя, важнейшая, миссия – помочь человеку преодолеть страх перед мирозданием и впервые выразить благодарность Господу, а затем, выполнив свое предназначение, навеки исчезнуть, став героем сказок, мифов и легенд.

Гад Бровман


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение