next perv

Две субботы Декалога



«Соблюдай [субботу] и помни [о субботе] – в одном изречении  дал нам услышать единый Бог», – гласит первый куплет Леха Доди («Выйдем, друг»), самого известного субботнего гимна, который исполняют в синагогах в пятницу вечером. В этих словах мы слышим предложенный мудрецами (Мехильта, 20:8) ответ на один из вопросов, волнующих читателей с того момента, когда начали читать Тору.  Каким образом, если Пятикнижие является точным отчетом о том, что происходило с евреями в пустыне, Десять заповедей в Шмот, 20 звучат иначе, чем Декалог в Дварим, 5? Почему, Согласно книге Исход, откровение имело место на горе Синай, а согласно Второзаконию, на горе Хорев? (На этот вопрос мидраш (Шмот Раба, 2:6) так же дает ответ: речь идет об одной и той же горе с пятью названиями: «Гора Божья», «Гора Башан», «Гора Холмистая», «Гора Хорев», «Гора Синай»»).  Что именно изрек Всевышний? Если Всевышний произнес одну фразу, откуда взялась другая? И т.д.

Согласно традиционному ответу, сам Всевышний одновременно изрек обе версии (подобно музыкальному аккорду, когда одновременно звучит несколько нот), однако в нашем человеческом мире их пришлось объяснить. Данное объяснение, безусловно, следует считать признанием проблематичности повторения Декалога в двух разных вариантах, однако не объясняет, с чем связано каждое из этих разночтений, а так же – почему каждая версия помещена именно там, где она находится.

Две версии Декалога различаются несколькими деталями. Самое существенное различие связано с субботой: в книге Исход эта заповедь служит напоминанием об Исходе, во Второзаконии – о сотворении мира:

Шмот, 20:8-11

Помни день субботний, чтобы святить его. Шесть дней работай и делай всякое дело твое.  А день седьмой,  суббота – Господу, Богу твоему.  Не делай никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни пришелец твой, который во вратах твоих. Ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них, и почил в день седьмой. Посему благословил Господь день субботний и освятил его.

Дварим, 5:12-15

Соблюдай день субботний, чтобы освятить его, как заповедал тебе Господь, Бог твой. Шесть дней трудись и делай всю свою работу.  А день седьмой,  суббота – Господу, Богу твоему. Не делай никакой работы ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни бык твой, ни осел твой, ни всякий скот твой, ни пришелец твой, который во вратах твоих, чтобы отдохнул раб твой и рабыня твоя, как ты. И помни, что рабом был ты в земле Египетской, но Господь, Бог твой, вывел тебя оттуда рукою крепкою и мышцею простертою, потому и заповедал тебе Господь, Бог твой, установить день субботний.

Маймонид (Путеводитель колеблющихся, 2:31) предположил, что в книге Шмот речь идет о самом дне,  почитаемом, поскольку именно тогда Бог «отдыхал». Во Второзаконии же объясняется, зачем Бог дал евреям эту заповедь – поскольку мы были рабами, которых заставляли работать, не зная отдыха. Таким образом, соблюдая субботу, мы одновременно провозглашаем, что мир сотворен, и благодарим Бога за освобождение из египетского рабства.

Рабби Шимшон-Рафаэль Гирш, в своем комментарии к молитвеннику, предположил,  что «помни» (словесное выражение, декларация преданности Творцу, кидуш) в книге Шмот является необходимым дополнением к «соблюдай» (физическое выражение, прекращение работы) книги Дварим. Эта связка символизирует, что интеллектуальное/духовное  непременно должно быть выражено в форме конкретного действия. Можно  вспомнить ряд других традиций,  использующие разночтения между двумя версиями для объяснения дополнительных аспектов заповеди. Однако ни одно из них не объясняет, почему эти формулировки помещены в тексте именно там, где они находятся, и почему вообще потребовались два отдельных варианта.

Исторический подход предлагает довольно простое объяснение, добавляя при этом новое измерение. Шмот, 20:8-11, равно как Берешит, 2:1-3 и Шмот, 31:17 несомненно относятся к Жреческому кодексу, сосредоточенному в первую очередь, на мистическом и сакральном: мы воспроизводим божественный отдых по окончанию творения. Второзаконие, с другой стороны, следует теологической доктрине, отвергающей антропоморфное понимание божественного «отдыха».  Поэтому в качестве обоснования субботних законов этот источник  использует рассказ о том, как Бог освободил Израиль из египетского рабства.  Озабоченной, в первую очередь, социальной проблематикой, девторономист отказывается от «помни», сакрального воспроизведения, и подчеркивает социальный аспект заповеди: «Чтобы отдохнул раб твой и рабыня твоя, как ты».  Аналогичным образом,  Дварим «социализирует» законы субботнего года, в то время как книга Левит говорит о сакральном:

Ваикра, 26:34-35

Тогда наверстает земля субботы свои во все дни запустения своего, когда вы будете в земле врагов ваших; тогда будет покоиться земля и удовлетворит себя за субботы свои. Во все дни запустения своего она будет покоиться, сколько не покоилась в субботние (годы) ваши, когда вы жили на ней.

Дварим, 15:1-2

К концу седьмого года делай шемита (прощение). (2) Шмита же состоит в том, чтобы всякий заимодавец, который даст в долг ближнему своему, простил и не взыскивал с ближнего своего и с брата своего, ибо провозглашено прощение ради Господа.

Разумеется, не следует думать, как некоторые исследователи, что какой-то неизвестный «священник» или «второзаконник» творил в полном уединении. Речь идет о том, как наши предки воспринимали и переживали различные заповеди.  Жреческий кодекс – письменное свидетельство, что на протяжении многих поколений израильтян суббота была сакральным воспроизведением творения; источник D, со своей стороны подчеркивал социальный аспект заповеди, вдохновлявший, в том числе, и библейских пророков. Таким образом, смысл заповеди о субботе раскрывается в полное мере. Мы можем по достоинству оценить оба аспекта еврейской субботы  – упомянутые в одной и той же книге, Пятикнижии, и, по словам мудрецов, неразрывно связанные друг с другом.

Александр Элькин


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение