next perv

Две синагоги древней Магдалы



Синагога эпохи второго Храма была найдена в ходе раскопок в Мигдале (северо-западная Галилея). Это уже вторая древняя синагога, обнаруженная археологами в этом древнем городе. Раскопки организованы в рамках строительных работ по расширению 90 шоссе. Ими руководит независимый археолог Йегуда Гурвин; научный надзор осуществляет Институт археологии им. Зинмана при Хайфском университете.

Разумеется, это далеко не первые раскопанные синагоги этого времени. Однако существует мнение, что, пока у евреев был Храм, синагога играла не слишком важную роль в их религиозной жизни. Наличие сразу двух синагог в одном населенном пункте, возможно, заставит пересмотреть эту точку зрения.

Две синагоги Мигдала находились примерно в 200 метрах друг от друга: одна – в промышленной зоне, а другая, найденная недавно – на улице жилого квартала. Она представляла собой здание из базальта и известняка; в ней была главная зала и две боковые комнаты. Стены синагоги были оштукатурены и красочно раскрашены. В маленькой комнате в южной части здания археологи обнаружили полку. Как полагают исследователи, возможно, на ней хранились свитки Торы.

В синагоге археологи нашли множество артефактов эпохи второго Храма: глиняные светильники, кольца, стеклянные сосуды и каменную посуду. Последняя пользовалась в то время большой популярностью, поскольку, согласно еврейскому закону, не принимает ритуальную нечистоту.

Первая из двух синагог была найдена еще в 2009 году в ходе раскопок под руководством сотрудницы Хайфского университета Дины Авшалом-Горни. Одной из самых интересных тогдашних находок стал т.н. Магдальский камень – резного каменного блока, украшенного изображением храмовой меноры (семисвечника).

Магдальский камень

В античности город Мигдал (Магдала, Тарихея) долгое время считался важнейшим центром западной Галилеи – пока Ирод Антиппа не построил Тивериаду (Тверию).

В годы Великого восстания Магдала стала одним из центров мятежа (Иудейская война 2:9:7). Обороной крепости одно время руководил будущий историк Иосиф Флавий. Позже он будет утверждать, что попытался укрепить город, однако не располагал необходимыми средствами, и должен был ограничиться минимумом:

Продолжая дальше свой поход, Веспасиан на пути между Тиве­риадой и Тарихеей разбил лагерь, который укрепил сильнее, предвидя, что здесь борьба будет более продолжительная, так как все недовольные собрались в Тарихею, надеясь на твердыни города и на озеро, име­нуемое жителями Геннисаром. Город, лежавший подобно Тивериаде, у подошвы горы, был сильно укреплен Иосифом со всех сторон, где он не был омываем озером, но все-таки не так сильно, как Тивериада. Ибо обводную стену вокруг последней он построил в начале восстания, когда располагал в избытке и денежными средствами и ра­бочими силами. Тарихея же могла воспользоваться только остатком его щедрости.

Иудейская война, 3:10:1

По словам Светония, честь взятия Магдалы принадлежала сыну Веспасиана Титу:

После должности квестора он получил начальство над легионом и покорил в Иудее две сильнейшие крепости – Тарихею и Гамалу. В одной схватке под ним была убита лошадь – тогда он пересел на другую, чей всадник погиб, сражаясь рядом с ним.

Жизнь двенадцати Цезарей, Божественный Тит, 4

Подробности этой победы сообщает Иосиф Флавий. По его словам, накануне сражения Тит обратился к римским легионерам с пламенной речью, после которой солдат было не остановить:

Удивительная жажда боя охватила солдат после речи Тита, и когда еще до начала битвы к ним примкнул Траян с 400 всадниками, они возроптали, как будто последние хотели отнять у них часть победы. Иудеи хотя смутились пред стремительностью и стройным порядком римлян, однако выдержи­вали некоторое время нападение. Но под ударами копий и страшным натиском лошадей они все-таки скоро отступили и были растоптаны. Под неукротимой резней они рассеялись и каждый бежал по возможности быстрей к городу. Тит убивал одних, преследуя сзади, собиравшихся же он вновь рассеивал, других он перегонял и прокалывал спереди, а тех, которые наталкиваясь друг на друга, сбивались с ног и па­дали, он тут же на месте и умерщвлял. Но всем он старался отре­зать доступ к стене, чтобы овладеть ими в открытом поле. Иудеи, однако, напирая всей своей массой вперед, все-таки протеснились в город.

Внутри тотчас же поднялся между ними бурный разлад. Корен­ные жители, дорожа своим имуществом и городом, уже с самого на­чала не сочувствовали войне, а тем больше теперь, после поражения, иногородние же, которых было очень много, хотели принудить их к этому. В своем страстном споре они так неистово кричали и шумели точно были близки к тому, чтобы взяться за оружие. Когда Тит, стоявший не вдалеке от стены, услышал этот гул, он воскликнул: «Товарищи, удобный час настал! Чего мы медлим, когда сам Бог отдает нам в руки иудеев? Ловите победу! Вы разве не слышите крика? Те, которые бежали от нашего меча, спорят между собою! Город в наших руках, если мы только поспешим. Но кроме поспеш­ности от нас требуется напряжение силы и отвага, ибо ничто великое не дается без риска. Мы должны предупредить не только примирение врагов, которое нужда легко может ускорить, но и прибытие помощи со стороны наших для того, чтобы после победы, одержанной нами при нашей малочисленности над столь превосходными силами, мы одни взяли бы также город».

С этими словами он вскочил на своего коня и бросился в озеро, чрез которое в сопровождении других, первый вторгся в город.

Иудейская война, 3: 3-5

А еще в Магдале побывал Иисус из Назарета: «И, отпустив народ, Он вошел в лодку и прибыл в пределы Магдалинские» (Мф. 14:39). Так что теперь некоторые в шутку спорят, в какую из двух найденных синагог Иисус ходил, а в какую, напротив, ни ногой.

Евгений Наумов

 


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение


 

Вы находитесь на старой версии сайта, которая больше не обновляется. Основные разделы и часть материалов переехали на dadada.live.