next perv

Добрые самаритяне и их кухня



Согласно Писанию, самаритяне являются потомками язычников, переселенных в святую землю ассирийцами после изгнания десяти северных колен, и начавших поклоняться Богу Израиля:

И перевел царь Ассирийский людей из Вавилона, и из Куты, и из Аввы, и из Емафа, и из Сепарваима, и поселил их в городах Самарийских вместо сынов Израилевых. И они овладели Самариею, и стали жить в городах ее. И как в начале жительства своего там они не чтили Господа, то Господь посылал на них львов, которые умерщвляли их. И донесли царю Ассирийскому, и сказали: народы, которых ты переселил и поселил в городах Самарийских, не знают закона Бога той земли, и за то Он посылает на них львов, и вот они умерщвляют их, потому что они не знают закона Бога той земли. И повелел царь Ассирийский, и сказал: отправьте туда одного из священников, которых вы выселили оттуда; пусть пойдет и живет там, и он научит их закону Бога той земли.  И пришел один из священников, которых выселили из Самарии, и жил в Вефиле, и учил их, как чтить Господа.

Млахим II, 17:24-28

Густав Доре, Львы пожирают переселенцев

Сами самаритяне это решительно отрицают, и называют себя потомками Менаше, Эфраима и Леви.

После возвращения евреев из вавилонского изгнания самаритяне попытались принять участие в восстановлении Храма, но были отвергнуты. После этого взаимоотношения двух общин складывались не лучшим образом, о чем свидетельствуют самые разные источники, в том числе  следующая легенда, приведенная в Вавилонском Талмуде:

День, когда просили самаритяне у Александра Македонского разрушить Храм, и разрешил он им. Сказали об этом первосвященнику Шимону-праведнику. И что сделал Шимон-праведник? Облачился он в одеяния  священнические и завернулся в облачение священническое. И с ним почтеннейшие из жителей иерусалимских с факелами в руках. И всю ночь шли, эти— с одной стороны, а те— с другой стороны, пока не поднялась заря. Когда же поднялась заря, спросил Александр: кто это такие? Ответили ему: это иудеи, что возмутились против тебя. Когда же дошли до Антипатреса, засияло солнце.

Встретились друг с другом. Увидел он Шимона-праведника, сошел с колесницы и преклонился перед  ним. Сказали ему: ты — великий царь, и склоняешься перед этим иудеем? Ответил им: образ его шествовал впереди меня в битвах моих и вел меня к победам в сражениях моих.  Спросил Александр у иудеев: с каким делом вы пришли ко мне? Ответили они: Храм, в котором мы молились за тебя и за царство твое, чтобы не погибло оно, убедили тебя обманом разрушить люди эти, и позволил ты им сделать это. Спросил Александр: кто это такие? Сказали ему: те самые самаритяне,  что стоят сейчас перед тобой. Сказал им Александр: предаю  их в руки ваши.

В тот же миг проткнули иудеи им пятки, привязали к хвостам лошадей и поволокли их по колючкам и чертополоху, пока не достигли горы Гризим. Когда же пришли к горе Гризим,  вспахали ее и засеяли викой, как думали самаритяне поступить с Храмом Господа нашего. И объявили этот день праздничным.

Иома, 69а

В отличие от евреев, у самаритян не было опыта жизни в диаспоре, они всегда оставались в святой земле. В эпоху византийского владычества они трижды поднимали восстания, которые были жестоко подавлены. В результате община понесла чудовищные потери, от которых так и не оправилась:

Придя в столкновение с солдатами, они некоторое время держались, затем, потерпев поражение в битве, все пали вместе со своим предводителем. Говорят, что в этом сражении погибло сто тысяч человек, и в итоге этого самая плодородная на земле местность лишилась крестьян. А для владельцев этой земли, которые были христианами, это дело завершилось великим бедствием. Ибо они, хотя и не получали от этих земель никакого дохода, были вынуждены ежегодно платить василевсу подать, причем тяжелую, поскольку никакой милости им в этом не было оказано.

Прокопий Кесарийский, Тайная история,  XI, 14–30

Евангельскую притчу о добром самаритянине знает сегодня каждый образованный человек. Однако о самих самаритянах – небольшой общине, насчитывающей всего несколько сот человек, живущих в палестинском Наблусе (Шхеме) и израильском Холоне –  их истории, религии и обычаях, известно сегодня немногим. И вот недавно несколько авторов решили восполнить этот пробел, выпустив на английском языке книгу Samaritan Cookbook: A Culinary Odyssey from the Ancient Israelites to the Modern Mediterranean (Самаритянская кулинарная книга: кулинарная одиссея  из древнего Израиля в современное Средиземноморье).

Одним из сооавторов стал 76-летний Биньямин Цедака, вот уже много лет неустанно пропагандирующий культуру своей общины. Поэтому неудивительно, что в основу книги легли рецепты, собранные у самаритянских женщин матерью и теткой Цедаки, Батьей бат Йесеф и Ципорой Сасони. Однако ценность книги не только в этом. Во-первых, в нее вошло послесловие, написанное преподавателем Йешива-Юниверсити др. Стивеном Файном. А во-вторых, множество современных и старинных фотографий, рассказывающих о прошлом и настоящем древней общины.

Самаритяне  Палестинской автономии говорят на арабском, израильские – на современном иврите.  Как уже было сказано, они являются монотеистами и поклоняются Богу Израиля, однако их священное писание содержит только Пятикнижие, причем заметно отличающееся от еврейского, и книгу Йегошуа бин Нуна. В отличие от Торы, самаритянское Пятикнижие написано одной из разновидностей палеоеврейского письма,  так называемым самаритянским.

Самаритянский первосвященник со свитком Торы

Центром самаритянской религии является упомянутая в Торе гора Гризим недалеко от Шхема. В праздник Песах  (который община отмечает по своему календарю, отличающемуся от еврейского) самаритяне совершают предписанные Писанием жертвоприношения.  (Книга Пивена содержит красочные фотографии этой церемонии).  Самаритяне отмечают и другие еврейские праздники, упомянутые в Торе, однако не знают праздников, упомянутых в более поздних библейских книгах и пост-библейской литературе. Соответственно, в их календаре нет ни Пурима, ни Хануки.

Самритяне празднуют Песах на горе Гризим

Что же касается собственно кухни, то те, кто знаком с израильскими, палестинскими или ливанскими рецептами, вряд ли увидят что-то принципиально новое: та же баранина, курица, баклажаны, фалафель, хумус…. Некоторые рецепты появились максимум несколько веков назад, поскольку содержат картофель, помидоры и другие ингредиенты американского происхождения.  Однако Цедаку это решительно не смущает. «Наша кухня – одна из древнейших в мире», – говорит он.

 

Михаил Курляндский

 


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение