next perv

Цараат и проказа



В недельной главе Тазриа, которую читали в синагогах в эту субботу, описывается кожная болезнь, которую Тора называет цараат:

Человек, у которого появится на коже тела его опухоль, или лишай, или пятно, и станет это на коже тела его как бы язвою проказы, должен быть приведен к Аарону, священнику, или к одному из его сынов, священников. И осмотрит священник язву на коже тела, и (если) волосы на язве изменились в белые, и язва кажется глубже кожи тела, то это язва проказы; священник, осмотрев его, признает его нечистым.  А если пятно белое на коже тела его и не кажется оно глубже кожи, и волосы на нем не изменились в белые, то священник уединит (человека) с такою язвою на семь дней. (И осмотрит его священник на седьмой день, и если язва осталась в своем виде, не распространилась язва по коже, то пусть уединит его священник на семь дней вторично.

Септуагинта переводит слово цараат как лепра. С другой стороны, болезнь, которую сегодня называют лепрой (проказой), нисколько не похожа на симптомы, описанные в Торе.
Тора описывает белые или белесые пятна на коже, чуть выше или чуть ниже здорового места, возможно, с белыми волосами. Мало того, то же самое поражение может произойти с одеждой или с домом. Было бы не очень понятно, почему от этого поражения надо лечиться, если бы сама Тора несколько раз не употребляла по отношению к пораженным людям или домам слово “излечиться”.

Но наиболее древние греческие упоминания лепры тоже говорят о чем-то, отличном от того, что называют проказой в наши дни. Самое древнее из них – у Геродота (История, 1:138):

Кто из горожан страдает лепрой или белыми лишаями (λέπρην  λεύκην χ), тот не входит в город и не вступает в сношения с другими персами. Эти недуги персы приписывают какомунибудь греху человека по отношению к Солнцу. Всякого чужеземца, страдающего этими недугами, они изгоняют из своей страны. По этой же причине многие убивают также белых голубей.

Вот тут уже очень многое похоже на цара’ат из Торы: белизна как симптом болезни, изоляция пораженных, болезнь как грех против божества… Гиппократ называет лепрой что-то аналогичное, то ли то, что сейчас называют псориазом, то ли то, что сейчас называют витилиго.

Судя по всему, греки в древности не были знакомы с болезнью, которую сейчас называют проказой. Ее подробные описания появляются позже. Непонятно, ее ли описывает Аристотель под названием satyriasis. По крайней мере, так считает Аретей из Каппадокии (1 в. н.э.). Он же дает несомненное описание болезни и дает еще два ее названия: leontiasis – от львиной морды, или еще elephantiasis – слоновость, от кожи, которая становится грубой, как у слона.

В наше время элефантиазом называют тропическую болезнь, не известную грекам. Средневековые врачи, переводившие арабские медицинские книги, разделяли elephantiasis graecorumона же lepra arabum, соответствующую тому, что мы сейчас называем приказой, и elephantiasis arabum.

Рембрандт, Прокаженный царь Узия

Многие римские и греческие авторы пишут, что эта болезнь распространена в Египте. Плиний пишет, что эту болезнь завезли с Востока после походов Помпея, а до того ее в Италии не знали.  Говорят, что в Индии и Китае она описана гораздо раньше.

Неизлечимая медленная заразная болезнь, обезображивающая лицо, гораздо лучше подходила на роль библейского проклятия, и распространение болезни в первые века христианства привело к тому, что все стали считать, что цара’ат – лепра – это именно elephantiasis  graecorum.

Анкирский собор (314 г.) запретил прокаженным находиться в церкви, так же, как одержимым и скотоложцам. В древних церквях делали специальное окно – агиоскоп, чтобы недопущенные могли наблюдать извне за происходящим в церкви. В народе эти окна стали называть “окнами прокаженных”. Как правило, в более поздние времена их замуровывали за ненадобностью.

Агиоскоп церкви бенедиктинского монастыря в Бад-Ибурге

А число прокаженных всё росло. В 11-12 в. по всей Европе стали организовывать богадельни для прокаженных – приюты св. Лазаря, или лазареты. Во Франции их было несколько тысяч, в Англии – несколько сот. Общее количество прокаженных в средневековой Европе в 13 в. оценивается в 1.5 млн. А затем – по не очень понятным причинам – болезнь стала снижаться. Одно из объяснений – распространение другой болезни, вызываемой близкородственной бактерией – туберкулеза. В 14 в. уже пришлось пересматривать раздутый бюджет многочисленных лепрозориев.

В Европе дольше других мест проказа сохранилась в Скандинавии.

Григорий Идельсон


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение