next perv

Царь Шломо, шамир и демоны



Согласно Писанию, когда царь Шломо приступил к строительству Храма, «то строился он из привезенных цельных камней, ни молота, ни топора, никакого другого железного орудия не было слышно в доме при постройке его» (Млахим I, 6:7). И уже в древности среди читателей и комментаторов не было единства, как следует понимать эти слова.

По мнению Флавия (Иудейские древности, 8:3:2 ), стены Храма были сделаны так искусно, что следы отделочных работ были совершенно незаметны: «Вся внешняя отделка храма была сделана из удивительно искусно и точно обтесанных камней, которые так плотно и легко были пригнаны друг к другу, что никто не мог бы заметить следа молотка или какого-либо другого инструмента. Невзирая на все это, здание отличалось чрезвычайною легкостью и соразмерностью, и вся гармоничность его казалась скорее естественною, чем результатом требований искусства». Аналогичного мнения придерживались и некоторые мудрецы, другие же полагали, что «обрабатывали снаружи, и вносили внутрь» ( Сота, 48б). – т.е. звуков не было слышно в самом строящемся Храме, а не во время работ. Более фантастическую версию мы находим в апокрифическом «Завещании Соломона» (I-V век н.э.), согласно которому царь поручил обработку камней демонам, над которыми имел власть.

Джеймс Тиссо, Царь Шломо освящает Храм

Однако согласно наиболее популярной версии, Шломо использовал для работы шамира – чудесное существо,  сотворенное вечером шестого дня творения, накануне первой субботы.

Зачем был нужен шамир? Для камней эфода, ибо учили: не пишут на этих камнях чернилами, ибо сказано: «Резьбой печати врежь на обоих камнях» (Шмот, 28:11), и не режут ножом, ибо сказано: «В оправу» (там же, 20). Что же сделал [Моше]? Написал на них чернилами, принес Шамира, показал ему снаружи, и [камни] раскрылись сами собой, подобно инжиру, что раскрывается летом, и ничего не пропадает, или же – как долина, что раскрывается в дни дождей, и ничего не пропадает.

Псахим, 54а

Согласно одной из легенд, шамир обитал в раю, и по приказу Шломо был доставлен оттуда орлом. Однако согласно более известной версии,  для того, чтобы добыть чудесную тварь, потребовалась специальная сложная операция. Сначала к Шломо привели демона и демоницу, которые сказали, что про шамир может знать князь демонов Асмодей:

Сказал [Шломо]: ничего не хочу от тебя, но желаю построить Храм, а потому нужен мне шамир.Сказал [Асмодей]: не в моих он руках, но в руках Князя Моря, который не дает его никому, кроме Дикого Петуха, с которого берет клятву.

-Что делает с ним петух? Берет на гору, где не растет никакой травы, кладет на вершину скалы. Скала раскалывается, и тогда берет он семена деревьев, приносит, кидает в расщелину, и они прорастают.

Нашли они гнездо Дикого Петуха, в котором сидел птенец, и закрыли стеклом. Прилетел Петух, хотел разбить его, и не смог. Полетел он,  принес шамира, и положил на стекло. Закричал тогда Бенаяѓу  –[петух] уронил [шамира], и он подобрал его. Полетел Петух, и убил себя, ибо поклялся.

Гитин, 68а

Асмодей. Фигурка из Рен-ле-Шато

Упоминание о диком петухе/удоде заставляет вспомнить сюжет, который появляется у римского поэта Клавдия Элиана (170 – после 222 н.э.).  Однажды удод свил гнездо в трещине одной старой стены. Хозяин заделал эту трещину. Удод, обнаружив, что не может подобраться к своим птенцам, улетел на поиски растения лба. Принеся его, он приложил его к замазанной трещине, и та тотчас раскололась вновь, и удод проник внутрь. Затем птица улетела за пищей, и хозяин опять произвел починку стены. И снова удод устранил возникшее препятствие с помощью того же средства. То же самое повторилось и в третий раз. Похожее сообщение мы находим у Плиния Старшего ( Естественная история, кн. 10). По его словам, «Демокрит сообщил, а Теофраст поверил этому, что существует трава, от соприкосновения которой с деревом, когда ее поднесет к нему названная нами выше птица (дятел) из дерева выскакивает вогнанный в него пастухами клин».

В средние века сюжет о шамире, в разных вариациях был чрезвычайно популярен в Европе. К примеру, в «Римских деяниях» рассказывается, как император Диоклетиан, гуляя однажды по лесу, заметил гнездо большой птицы, которую на латыни называют  struchio calemi, т.е. страус.  Император взял гнездо с птенцами с собой во дворец и поместил его в стеклянный сосуд. Увидев это, мать скрылась в лесу, и через 3 дня  вернулась во дворец и принесла в клюве червяка, который назывался thumare. Она уронила его на стекло, которое разбился вдребезги, и птенцы улетели прочь.

Знали эту историю и на Руси – в древних рукописях исследователи нашли апокриф «Суды Соломона», где приводится сюжет о Соломоне и Китоврасе, т.е. кентавре:

И сказал ему Соломон: «Не по прихоти своей привел я тебя, но чтобы спросить, как строить Святая Святых. Привел тебя по повелению Господню, так как не позволено мне тесать камни железом». И сказал Китоврас: «Есть малый птичий ноготь по имени Шамир. Хранит его полевой петух в гнезде своем на горе каменной в пустыне дальней». Соломон же послал боярина своего со слугами своими, по указанию Китовраса, ко гнезду. А Китоврас дал боярину прозрачное стекло и наказал ему спрятаться у гнезда: «Когда вылетит кокот, закрой стеклом этим гнездо». Боярин пошел к гнезду; а в нем — птенцы маленькие, кокот же улетел за кормом. И он заложил стеклом устье гнезда. Немного подождали, и кокот прилетел, захотел влезть в гнездо. Птенцы пищат сквозь стекло, а он к ним не может попасть. Хранил он Шамир на некоем месте, и принес к гнезду, и положил на стекле, хотя его рассадить. Тогда люди крикнули, и он выпустил. И, взяв, боярин принес к Соломону.

Китоврас. Изображение из Сборника Кирилло-Белозерского монастыря

Согласно Талмуду, шамир исчез после разрушения Храма (Сота, 48б). Некоторые евреи верят, что он еще послужит людям, когда придет время строить третий Храм.


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение