next perv

Царь Хизкия



Выдающийся ученый и талмудист, уроженец Ковно Луис (Леви) Гинцберг (1873–1953) по праву считался одним из лидеров американского еврейства. Его перу принадлежит множество статей, исследований, галахических респонсов. Однако наибольшую известность Гинцбергу принес семитомник  «Сказания еврейского народа», в котором он собрал и систематизировал множество легенд и преданий, рассыпанных по страницам Талмуда и классических мидрашей.  Опубликованные еще в начале прошлого века, “Сказания” практически сразу стали классикой.

Предлагаем читателям подборку очерков Луиса Гинцберга, посвященных образу пророка Элиягу в Талмуде, мидрашах и еврейской традиции.

В то время, как Северное царство стремительно шло к гибели, Иудея пережила подъем, как в материальном, так и в духовном плане. Это произошло при царе Хизкии.

В детстве будущего царя предназначили в жертву Молоху. Мать спасла его от гибели, натерев кровью саламандры, сделав неуязвимым для огня. Хизкия во всем был полной противоположностью своего отца. Если последний стал одним из величайших грешников, Хизкия принадлежал к числу величайших праведников Израиля. Уже его первый шаг в качестве царя наглядно показал, что он ставил честь Всевышнего превыше всего. Хизкия отказался хоронить отца с царскими почестями – его погребли как последнего бедняка и плебея, поскольку нечестивец Ахаз ничего лучшего не заслуживал. Сам Всевышний дал Хизкии знак, что его отец не достоин пышного погребения: в день похорон было светло всего  два часа, а все остальное время землю окутывал мрак.

На протяжение своего правления Хизкия, в первую очередь, стремился восстановить изучение Торы, пришедшее в упадок из-за политики его отца. Если Ахаз запрещал учить Тору,  указ Хизкии грозил: «Тот, кто не учит Тору, заслуживает смертной казни!». Йешивы, закрытые при Ахазе, при Хизкии были открыты день и ночь. Со временем, благодаря этой политики выросло настолько ученое поколение, что от Дана до Беер-Шевы нельзя было найти ни одного невежды.

В награду за благочестия Всевышний даровал Хизкии блистательную победу над Синаххерибом.

Ассирийский царь, захвативший к тому времени весь мир, послал против Хизкии огромную армию, равной которой никогда не было и не будет, если не считать войска четырех царей, с которым воевал праотец Авраам, и воинства Гога и Магога, с которым предстоит сразиться Машиаху.  Полчища Синаххериба насчитывали два с половиной миллиона всадников, в том числе сорока пяти тысяч царевичей на колесницах, сопровождаемых свитой; восьмидесяти тысяч закованных в броню пехотинцев и шестидесяти тысяч мечников. Ассирийский лагерь простирался на 400 парасанг; боевые кони, выстроенные один за другим, растянулись бы на 40 парасанг.

Войско было разделено на 4 полка. Когда первый полк перешел Иордан, он высох, поскольку воины, утоляя жажду, выпили из реки всю воду. Поэтому второй полк не нашел, чем утолить жажду, кроме воды, собравшейся под подковами их коней. Третий полк вынужден был копать колодцы. Когда Иордан перешел четвертый полк, он поднял огромное облако пыли.

Армия Синаххериба стремительно двигалась вперед, поскольку астрологи предсказали царю, что он не сможет взять Иерусалим, если не успеет к назначенной ими дате. Марш-бросок занял всего 1 день вместо ожидаемых десяти, и царь остановился на отдых в Нове. Для Синаххериба возвели помост, откуда он мог видеть Иерусалим.

Увидев столицу Иудеи, ассирийский царь воскликнул: «Что? Это и есть тот самый Иерусалим, ради которого я собрал все это войско и завоевал все прочие земли? Он меньше и слабее городов всех народов, которые я покорил своей могучей дланью!». Он покачал головой, и презрительно махнул рукой в сторону Храмовой горы и венчавшего ее Святилища. Когда его воины стали убеждать его атаковать, он велел им отдохнуть ночь, и быть готовыми к штурму на следующее утро. Это казалось плевым делом: достаточно будет каждому воину отломить от стены камушек размером с печать, которой скрепляют письма, и городские укрепления перестанут существовать!

Однако, отложив штурм на один день,   Синаххериб допустил ошибку. Напади он сразу, он бы победил, поскольку грех Шауля против священников Нова его не был искуплен; однако именно в этот день искупление, наконец, закончилось. И на следующую ночь, которая оказалась ночью праздника Песах, когда Хизкия и его подданные запели Галель, огромное войско было уничтожено. Архангелу Габриэлю, посланному следить за созреванием плодов на полях, было поручено покончить с ассирийцами, и он блистательно справился с этим делом. Из всего войска уцелели только царь Синаххериб и два его зятя, Навуходоносор и Набузарадан.

Архангел уничтожил ассирийцев, дав им услышать «музыку сфер». В результате их души сгорели дотла, хотя одежда осталась целой. Для Синаххериба такую смерть сочли слишком легкой, ему был уготован гораздо более позорный конец. Когда царь бежал из-под Иерусалима, ему встретился призрак, принявший облик старика. Призрак спросил Синаххериба, что тот ответит своим союзникам-царям, когда они спросят о судьбе своих сыновей. Синаххериб ответил, что боится встречи с этими монархами. Тогда старик посоветовал ему состричь волосы, чтобы никто его не узнал. Синаххериб согласился, и тогда собеседник велел ему поискать в окрестных домах пару ножниц.

В одном из домов царь обнаружил несколько ангелов, принявших человеческий облик, моловших зерно ручными жерновами. Те обещали дать ему ножницы, при условии, что он смелет для них определенное количество зерна. Пока царь молол, стемнело, и когда царь вернулся к старику, ему пришлось зажечь свечу, чтобы тот смог его постричь. Когда Синаххериб зажег огонь, искра подпалила ему бороду, так что царь, в итоге, лишился не только волос, но и бороды.

Вернувшись в Ассирию, Синаххериб нашел доску, которой стал поклоняться, как богу, поскольку она была частью ковчега, в котором Ноах спасся от потопа. Царь поклялся, что, если он преуспеет в следующей кампании, он принесет в жертву этому божеству своих сыновей. Те, однако, услышали его обет, убили отца и бежали в Карду, где освободили многочисленных еврейских пленников. Вместе с ними царевичи отправились в Иерусалим, где приняли иудаизм. Знаменитые мудрецы Шмая и Авталион – потомки сыновей Синаххериба


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение