next perv

Битва при Айн Джалуте



Сегодня – 3 сентября – исполняется ровно 760 лет со дня одной из самых значительных и судьбоносных битв не только в истории нашей страны, но и в истории всего мира. Речь идёт о битве при Айн Джалуте в которой мамлюкский султан аль-Малик аль-Музафар Кутуз (правил в 1259-1260) нанес сокрушительное поражение монгольскому войску во главе с Китбуга-нойоном , и тем самым остановил продвижение монголо-татар на запад – в сторону Египта и Северной Африки, спася Исламский мир от полного его поглощения волной монгольских завоеваний.

Битва произошла неподалеку от современного киббуца Эйн Харод, у подножия горы Гильбоа, между Афулой и Бейт Шеаном.

В качестве иллюстрации к этому драматическому событию я решил процитировать описания битвы из двух первоисточников: одного промамлюкского, а другого- промонгольского.

В качестве первого я решил процитировать отрывок из хроники “ас-Салук фи Маарифат ад-Дуваль валь-Мулук” (“Тропы познания истории государств и царей”) знаменитого египетского историка Таки ад-Дина Мухаммада бин Али аль-Макризи (1364-1442). Перевод мой.
Вот описание Макризи:

“Когда же настала пятница 15 числа месяца Рамадан, противники встретились на поле боя после восхода солнца. Сердца же мусульман были полны ужасом перед татарами. Долина наполнилась (войсками) и в воздухе стоял крик феллахов из соседних деревень (пришедших посмотреть на битву – М.Ч.) и грохот литавров султана и его эмиров. Татары же поднялись на (склон) горы. Когда войска сошлись, один из флангов мусульманского войска был сильно потеснен и обратился в бегство. Увидев это, (султан) аль-Малик аль-Музафар (Кутуз) сбросил с головы свой шлем, и закричал: “О, Ислам!” (Ва исламаху!) и яростно бросился в бой со всей своей свитой. И Аллах даровал ему победу. И Китбуга – предводитель татар был убит. Следом за ним погиб аль-Малик ас-Саид Хасан, сражавшийся на стороне татар. Остатки (татар) бежали, и Аллах даровал их тыл мусульманам, разивших их и бравших их в плен.
(В тот день) эмир Бейбарс (будущий султан -М.Ч.) весьма отличился перед лицом султана.
В ходе битвы случилось так, что (татарский)юноша, которого султан пощадил из всего татарского посольства, и приписал к своим мамлюкам, сидел верхом за спиной султана его свите). Когда же началась битва, он поднял свой лук на султана, но стоявшие рядом с ним схватили и убили его месте. Говорят, однако, что он (успел) выстрелить и попал в коня султана и тот упал на землю, но затем поднялся, и (эмир) Фахр ад-Дин, спешившись, передал ему своего коня. Когда же подошел резерв, Фахр ад-Дин взял у них другого коня.
Войско (султана) преследовало татар до окрестностей Байсана (Бейт Шеан – М.Ч.) где татары развернулись, перестроились и вновь вступили в ещё более жаркую битву. Но Аллах разгромил их и предводители их а так же часть из них – погибли (там). Во время той битвы мусульмане были сильно потеснены (татарами) и султан громко закричал три раза, так что его услышало все войско: “О, Ислам! Аллах, пошли помощь рабу своему Кутузу против татар!” Когда же татары были вновь разгромлены,
султан сошел с коня, поцеловал землю и вознес молитву в два раката, благодаря Аллаха. Затем он вернулся к войску, которое захватило огромную добычу”.

Второе, промонгольское свидетельство битвы, принадлежит перу знаменитого персидского историка, еврейского происхождения, Рашид ад-Дина Фазлаллы аль-Хамадани (1247-1318) – автора хроники “Джами ат-Таварих” (Собрание Летописей), третий том которой – как раз и посвященный интересующей нас эпохе, был переведен с фарси на русский язык в 1939 году советским востоковедом Альфредом Карловичем Арендсом. Вот что рассказывает о битве Рашид ад-Дин:

“Китбука-нойон в пылу двинулся вперед, словно огненное море, вполне полагаясь на свою силу и военную мощь. Кудуз расставил войско в засадах, а сам, сев [на коня], встал с небольшим числом [воинов]. Китбукаю с несколькими тысячами всадников, все заправскими воинами, случилось сойтись с ним у Айн-и Джалут. Монгольское войско напало, стреляя из луков, а Кудуз уклонился и ударился в бегство. Монголы, осмелев, отправились вслед за ними и многих из мисрцев перебили. Когда они поравнялись с местом засады, мисрцы с трех сторон бросились из засады и помчались на монгольское войско. С раннего утра до полудня бились врукопашную. Монгольскому войску сопротивляться стало невмоготу, и в конце концов оно обратилось в бегство. Китбука-нойон в пылу и рвении разил налево и направо и валил [наземь]. Некоторые побуждали его к бегству, [но] он не послушал и промолвил: «От смерти не избавишься, лучше бы им умереть с честью и славой, а не бежать подло и презренно. В конце концов один кто-либо из великих и малых этого войска да придет на служение к государю и доложит [ему] мои слова, что Китбука не захотел постыдно повернуть назад и в усердии он пожертвовал сладкой жизнью. Надобно, чтоб благословенное сердце государя не кручинилось, что монгольское войско погибло. Пусть он представит себе, что жены его воинов один год не были беременны, а кобылы их табунов не жеребились. Да будет счастье государю. Раз благородная особа государя пребывает в здравии, всякому утраченному [воину] будет замена, а бытие или небытие слуг, подобных нам, – пустяк».

Хотя воины бросили его, он старался за тысячу человек. В конце концов лошадь его оступилась, и он попал в полон. Вблизи поля битвы находились заросли камыша, и в них укрылся отряд монгольских всадников. Кудуз приказал поджечь те [заросли] и всех сожгли. Затем Китбукая, связанного по рукам, представили Кудузу. [Кудуз] сказал ему: «О вероломный человек, много ты крови пролил несправедливо, лишил жизни витязей и великих людей, нарушением обещания и лживым словом ниспроверг древние семьи. Наконец-то и ты попался в сети».

Стихи

Как услышал речи его связанный по рукам,
Он обезумел как разъяренный слон
[И] такой дал ответ: «Эй, гордец,
Не чванься столько этим победным днем».

«Ежели я буду убит твоею рукой, то я посчитаю [что это] от бога, а не от тебя. Ни на миг не обольщай себя и не гордись этим случаем. Как только весть о событии со мною дойдет до Хулагу-хана, вскипит море его гнева и [все] от Азербайджана до самого Мисра будет сравнено с землей копытами монгольских коней, и песок Мисра унесут вон в конских торбах. У Хулагу-хана подобных Китбукаю славных всадников триста тысяч, считай одним меньше». Кудуз сказал: «Не хвастай так туранскими всадниками, ибо они ведь дела вершат хитростью да увертками, а не по-мужски, как Рустем [сын] Дастана». Китбука промолвил: «Я пока существовал, был слугою государя, а не как вы предатели и убийцы [своего] господина.

Стихи

Да не будет головы и тела у злоумышленника,
Который умерщвляет своего государя.

Пореши меня как можно скорее». Кудуз приказал, чтобы ему отрубили голову. [Затем] они совершили набег по всей Сирии до берегов Ефрата, валили всех, кого находили, разграбили лагерь Китбукая, захватили в полон его жен, детей и родичей и перебили чиновников и воевод областей. Те же, которые были оповещены, бежали”.

В заключение хочу добавить что иллюстрация к этому посту тоже взята из рукописи Хроники Рашид ад-Дина.

Михаил Чернин

Первая публикация в блоге автора.

Михаэль Чернин – известный израильский востоковед, автор книги “Арабское население Израиля и палестинских территорий: происхождение, клановая и конфес. структура”, которую можно заказать в интернет-магазинe Лабиринт .


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение