next perv

Аманы ренессансной Италии



Имя Амана, главного злодея библейской книги Эстер, с течением времени стало нарицательным для обозначения врагов и ненавистников еврейского народа. В разные эпохи этого «титула» удостаивались русский царь Александр III, Адольф Гитлер, Саддам Хусейн, Ясир Арафат… Впрочем, «Аманом» могли назвать и мелкую сошку вроде пристава из рассказа Шолом-Алейхема «По этапу», слишком досаждавшего евреям местечка Теплик.

В числе тех, кто активно пользовался этим образом, был и еврейский меняла Биньямин-Нехемия бен Эльханан ака Гульельмо ди Донато, чья семья, после изгнания евреев из Неаполитанского королевства, поселилась в городе Чивитанова недалеко от Анконы, автор рукописной хроники Диврей га-ямим шель апифиор Паоло га-ревии га-никра Театино («Летопись папы Павла IV, прозванного Театино»).

Павел IV (Джанпьетро Карафа, 1476–1559) занимал папский престол всего четыре года. Этого, однако, хватило, чтобы понтифик успел оставить заметный след в еврейской истории. Во-первых, вскоре после интронизации он опубликовал буллу Cum nimis absurdum («Поскольку это нелепо»), в которой объявил о целом ряде антиеврейских ограничений, в том числе — о создании в Риме еврейского гетто. А во-вторых, в 1556 году в Анконе, по обвинению в вероотступничестве, были сожжены двадцать бывших португальских крипто-иудеев, бежавших с Иберийского полуострова и нашедших убежище в этом итальянском городе, где, как они надеялись, они смогут исповедовать религию своих предков.

Пий IV

Сам Биньямин, автор упомянутой хроники, также стал жертвой римской инквизиции. В 1559 году он был арестован римской инквизицией вместе с братом Шмуэлем и еще четырьмя евреями, по обвинению в прозелитизме и кощунстве: обвиняемые, якобы, обратили в иудаизм некого монаха-францисканца, а также забросали камнями какое-то священное изображение (распятие или икону). По словам хрониста, поводом для ареста стал донос, поданный выкрестом Аароном бен Менахемом, ставшим после крещения Джованни-Батистой Буонамичи.

Именно этого выкреста-доносчика Биньямин уподобил библейскому Аману:

В первые дни после вероотступничества он изображал из себя человека, чье сердце преисполнено любовью к Израилю. Однако его сердце было преисполнено мерзостью, и он стал врагом Израиля, и вредил евреям своими речами. Он был подобен Аману, с его лживыми речами.

Мелкий доносчик оказался не единственным Аманом. Этой же «чести» удостоился папский племянник и советник кардинал Карло Карафа, которому Павел IV фактически передал бразды правления. (Подобно тому, как царь Ахашверош «возвеличил» Амана). В отличие от папы, ведшего аскетический образ жизни, Карло Карафа увлекался охотой, азартными играми и т. п., вел разгульный образ жизни. Биньямин в своей хронике обвиняет его в убийстве, насилии над невинными девушками, грабеже и других позорных деяниях.

Кардинал Карло Карафа

О судьбе Амана Биньямин вспомнил, описывая, как кардинал стоял у смертного одра своего дяди: «Тела обоих следует повесить на дереве, а души сжечь!» — воскликнул хронист, явно имея в виду следующий пассаж: «И сказал царь: повесьте его на нем. И повесили Амана на дереве» (Эстер, 7:9-10).

Что касается самого папы, то Биньямин уподобил его Амалеку, олицетворению беспричинной ненависти к народу Израиля. Кстати, согласно еврейской традиции, нечестивый Аман, задумавший истребить всех евреев, был потомком Агага, последнего царя амалекитян.

Назвав Аманом мелкого доносчика, хронист, скорее всего, дал волю чувствам. Однако в случае с кардиналом такое сравнение и вправду напрашивалось. После смерти Павла IV, в 1560,  году он был арестован и, вместе со своим братом Джованни и некоторыми другими родственниками отправлен в тюрьму. Судебный процесс был проведен под личным контролем нового папы Пия IV. Бывший временщик  был обвинен в целом ряде преступлений, в том числе в убийствах, содомии и ереси, приговорен к смерти и задушен палачом в замке св. Ангела в Риме.

Если для «амана» Карафы смерть Павла IV стала началом конца, то для Бинямина и других арестованных евреев, напротив, спасением. После кончины понтифика все заключенные были отпущены на свободу — включая находившихся в застенках римской инквизиции. По словам Биньямина, он и его спутники поспешили к герцогу Чивитановы, и попросили разрешения вернуться домой. Герцог согласился. Прежде, чем покинуть Рим, Биньямин стал свидетелем, как толпа уничтожает изображения Павла IV. (Который был крайне непопулярен, поскольку, во-первых, ввязался в неудачную войну с Испанией, а во-вторых, слишком жестко и последовательно наводил порядок в вечном городе: изгнал больше ста епископов, самовольно оставивших свои епархии, артистов, шутов, проституток, праздношатающихся монахов).

Вернувшись домой, Биньямин написал упомянутую хронику. Судя по всему, он преследовал те же цели, что и автор библейской книги Эстер — сохранить для потомков память об опасности, угрожавшей евреям, и последующем чудесном спасении.

«Летопись папы Павла IV, прозванного Театино» сохранилась в одном единственном экземпляре. Сегодня эта рукопись хранится в Национальной библиотеке Израиля.

Александр Элькин


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение


 

Вы находитесь на старой версии сайта, которая больше не обновляется. Основные разделы и часть материалов переехали на dadada.live.