next perv

И говорил Господь Моше: Поговори с Аароном, с его сыновьями и со всеми сынами Израиля,



И говорил Господь Моше: Поговори с Аароном, с его сыновьями и со всеми сынами Израиля, и далее – текст от начала главы 17 до конца книги в научной литературе имеет название Кодекс Святости. Этот термин ввел в научный обиход немецкий исследователь Аугуст Клостерман в своей работе 1893 года (первое упоминание относится к 1877 году). По адресату, стилистике и отчасти идеологии этот документ заметно отличается от Лев 1 – 16. В отличие от упомянутых глав книги Левит, обращенных, в основном, к священникам и представляющих собой своего рода учебник, Кодекс Святости обращается ко всему народу Израиля. В нем меньше технических деталей, зато существенное место занимает мотивация законов и побуждения социального и морального характера. Иными словами, он ближе к Второзаконию и другим второзаконническим документам. Классическая немецкая библеистика, вслед за Юлиусом Велльгаузеном, считала Кодекс Святости более ранним, чем основная часть священнических документов. Это исходило из протестантской концепции формирования Библии, в которой деятельность священников рассматривалась как процесс окостенения и деградации. Противоположную концепцию представляет, например, современный израильский исследователь Исраэль Кноль (Knohl), согласно которому в Кодексе Святости «священники вышли к народу». Собственно, Кноль различает не только основную часть книги Левит и Книгу Святости, но и относит их к двум более широким группам документов – «священнической Торе» (Priestly Torah) и «школе святости» (Holiness school). Подобно Второзаконию и второзаконническим документам, «школа святости» уделяет большое внимание борьбе с идолопоклонством и субботе (С. Тищенко (38-44) полагает, что отрывок Быт 1-4а, где содержится мотивация соблюдения субботы, так же относится к этой школе). Помимо «досинайской» части священнических документов, которые, согласно Тищенко (43), «приближаются» к текстам школы святости, некоторые отрывки, содержащие фразеологию и идеологию этой школы, встречаются и в основной части книги Левит, например: «Не оскверняйтесь кишащими тварями и не становитесь нечистыми из-за них. Потому что я Господь, Бог ваш – освятитесь и станьте святыми, потому что (сам) я свят…» (11: 43-44). Временем собирания и отчасти создания текстов «школы святости» Кноль считает восьмой – начало седьмого веков до н.э., т.е. время правления царей Ахаза и Хизкийау (цит. по Тищенко: 34-35). К этому выводу Кноль приходит исходя из того, что в Кодексе Святости особая роль отводится борьбе с идолопоклонством, которую словно бы и не замечает «священническая Тора». Действительно, речь идет о времени, когда в Израиле получили широкое распространение чужеземные культы и началась борьба с «неправильными» формами богослужения и за централизацию культа. Кноль полагает также, что именно священники «школы святости» редактировали Второзаконие и Пятикнижие в целом. «Школа святости» при этом опирается на концепцию, согласно которой свята вся община Израиля, и поэтому с особой чистоты священников она переносит акцент на чистоту, в том числе и моральную, всего народа.


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение