next perv

А твои пастухи были у нас,



А твои пастухи были у нас, мы их не обидели, и ничего у них не пропало, покуда они были в Кармеле, и далее. Некоторые современные толкователи полагают, что Давид ведет себя, как рэкетир – ниоткуда не следует, что Наваль или его пастухи просили Давида о защите (Baden: 1-2; такую же точку зрения разделяет и современный израильский писатель Меир Шалев. Kirsch (89-91) говорит здесь о вымогательстве (shakedown). Тем не менее, текст настраивает читателя в пользу Давида: все в Навале, начиная с имени, свидетельствует о его глупости и грубости, которую оттеняет «мудрость» его жены Авигаиль. Мы, со своей стороны, можем добавить, что действия Давида могли быть вызваны необходимостью – в суровых условиях Иудейской пустыни его войску, видимо, было просто нечего есть, и он с радостью воспользовался возможностью «пощупать» сверхбогатого Наваля (ср. Baden: 95). Наконец, не исключается понимание, согласно которому дарение подарков во время стрижки овец было частью этикета иудейских скотоводов (Segal: 193), и тогда грубый отказ Наваля выглядит смертельным оскорблением, не оставляющим Давиду другого выхода, кроме вооруженного набега.


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение