next perv

Жену эту взял я и вошел к ней, и не нашел у нее девства. Забытые обычаи первой брачной ночи



Некоторое время назад автор этих строк прочел статью Рут Лангер The Birkat Betulim: A Study of the Jewish Celebration of Bridal Virginity, в которой, среди прочего, рассказывается о некоторых малоизвестных сегодня обычаях, бывших прежде неотъемлемой частью семейной еврейской жизни во многих общинах.

В Торе (Дварим, 22:13-21) сказано:

Если кто возьмет жену и войдет к ней, и возненавидит ее, и возведет на нее умышленные нарекания, и пустит о ней худую молву, и скажет: “Жену сию взял я и вошел к ней, и не нашел у нее девства”,  то пусть возьмет отец отроковицы и мать ее и вынесут (признаки) девства отроковицы к старейшинам города, к вратам.  И скажет отец отроковицы старейшинам: дочь мою отдал я человеку этому в жену, и он возненавидел ее. И вот, он возводит умышленные нарекания, говоря: не нашел я у дочери твоей девства; но вот признаки девства дочери моей. И расстелют одежду пред старейшинами города. Тогда пусть возьмут старейшины того города человека этого и накажут его.  И наложат на него взыскание в сто сребреников, и отдадут (их) отцу отроковицы, за то что тот распустил худую молву о девице израильской; а ему да будет она женою: не может он развестись с нею во все дни его. Если же сказанное было истиной, не найдено было девства у отроковицы,  то пусть отведут отроковицу ко входу в дом отца ее и побьют ее люди города ее камнями, чтоб умерла она, ибо она сделала срамное дело в Израиле, блудодействовав в доме отца своего; так истребишь ты зло из среды твоей.

«Признаки девства» обычно понимают, как отражение популярной на Востоке (и не только) тех времён традиции демонстрировать во время свадьбы простыню или кусок ткани, запятнанный кровью. Вполне возможно, что во времена Моше  так оно и происходило, однако Мудрецы Талмуда сочли нужным интерпретировать сие указание не буквально:

И расстелют платье –  это иносказани они должны изложить дело так ясно, как (отбелено) платье [Сифре, Кетубот 46 а]. Раши на это место.

Раши на это место

То, что в Торе сказано: «И расстелют одежду», — это уважительный оборот, потому что обсуждают то, что происходит втайне. И подобно тому, когда отец говорит: «вот признаки девства дочери моей», — это свидетели, уличающие свидетелей мужа.

Рамбам, Мишне Тора, Законы о девице-девственнице, 3:12

Однако и в те времена талмудический подход не всех устраивал на 100%, плюс в ранние пост-талмудические времена (т.н. период гаоним) явно ещё имело место, по старой памяти, творчество на местах. И была среди евреев традиция, описанная в труде Галахот Гдолот (прибл. VIII век) следующим образом:

Когда он (жених) выносит простыню, он должен произнести благословение; если есть вино и специи, сначала на них “сотворивший плод лозы” и “сотворивший благовонные деревья”, а потом “поместивший орех в райский сад, лилию долинную, дабы никакой чужак не возобладал запечатанным родником; посему любимая лань сохранила чистоту свою и закон не нарушила. Благословен Ты, Господь, выбирающий семя Авраѓама!”.

Известен ответ Хай-гаона (XI век) на вопрос Р’ Йеѓуды б. Йосефа из Кайруана (Тунис), где он сообщает, что «в Талмуде этого благословения нет, но оно есть принятая традиция (каббала) в устах мудрецов».  В средние века этот обычай был весьма популярен, хотя форма его менялась. Так, в некоторых местах это была частная церемония, а в других — публичная; сохранились стихи итальянского поэта 9-го века Амитая б. Шфатия, из которых следует, что простыня демонстрировалась свидетелям, подписывавшим ктубу (традиционный брачный контракт), до подписания, т.е. на следующий день после свадьбы.

Марко Маркуола, Еврейская свадьба в Венеции, 1780

В XII  веке вопрос об этой традиции задали Рамбаму.  Тот, в рамках своей борьбы за деавторизацию всего, не упомянутого в Талмуде, выступил резко против и добился отмены этой традиции в подотчётной ему территории, т.е в Египте. В других странах этот обычай благополучно сохранился.

В некоторых общинах упоминания об этом благословении встречаются аж до начала XIX века, однако  сама практика, похоже, к тому времени сошла на нет. Известный ашкеназский раввин рабби Иехиэль Михаэль Эпштейн (1829–1908) обращается к теме в Арух ѓа-Шулхан, Эвен ѓа-Эзер, Гилхот Кидушин 63:10. Там он цитирует целиком Галахот Гдолот, объясняет аллюзии в тексте благословения (на стихи из Песни Песней и Притч), и сообщает, что «есть мнение, что не следует говорить благословения, в которых нет в Талмуде, и есть мнение, что можно, но без упоминания Имени и Царства и без вина и благовоний, и вообще мы не очень заботимся о его произнесении».

Там же он упоминает, что в прежние времена был обычай устраивать после первой ночи рыбную трапезу, «дабы размножились они, как рыбы», ведь женщина не может забеременеть от первого раза (sic!). Однако сейчас, уточнил раввин, у нас такого обычая нет, хотя кое-где принято есть сыр.


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение