next perv

Женские образы в Танахе. Тамар



Начиная цикл статей о женщинах Писания, хочу четко определить свою цель: вывести этих героинь из тени на свет, соткать их цельные образы из полутонов и намеков, которые там и тут раскиданы в священных текстах и книгах, их комментирующих.

Ведь женщины зачастую – и это так, даже если разговор идет о самых выдающих личностях, включая праматерей – упомянуты в Танахе как бы вскользь, между делом. Им отведена, скорее, пассивная функция дополнять рассказ об их мужьях, отцах, великих мира сего.

И точно так же, как в современном религиозном еврейском мире девизом каждой порядочной женщины считается фраза о том, что «Вся слава дочери царской – внутри» (Теилим; 45:14), то есть, скрыта от посторонних глаз, так же и от читателей Торы, воспринимающих текст поверхностно, без лупы, женщины Танаха умело прячутся.

Потревожить их скромное пребывание за завесами истории я и собираюсь.

Иногда нежно, иногда – не очень. Но всегда – с помощью надежных источников, то бишь освященных многовековой традицией книг.

Несмотря на то, что в рамках современного ортодоксального иудаизма женщине полагается совершенствоваться в скромности и послушании (мужчине, учителю и Творцу) и, посвятив себя материнству, привить те же ценности дочерям, тем не менее, если мы внимательно изучим танахических героинь, то неизбежно усомнимся: а то ли, что и сегодня, проповедовали нашим пра-пра… И хотя известно еврейское изречение, что сомнение сродни Амалеку (тут знатоки иврита обязательно усмотрят игру гематрий, ибо суммы числовых значений обоих слов – сафек(ספק) и Амалек(עמלק) – идентичны и равняются 270, что неизбежно должно свидетельствовать об общей природе рассматриваемых явлений), все же предлагаю позволить себе предаться этому «нехорошему» качеству и постараться объективно оценить, что и как было положено женщинам «тогда» в отличие от «сейчас».

Сразу оговорюсь, что со временем, в ходе длительного процесса обрастания изначальных священных текстов Писания многоярусными комментариями, среди последних появились и такие, которые пытаются нивелировать черты женской самобытности с помощью разных приемов. Так, про самых ярких женщин в еврейской истории уже несколько столетий принято говорить, что у них были… «мужские» души.

Именно поэтому, например, дочка великого комментатора Торы Раши  имела право надевать тфилинн (за что сегодня борются многие, и в том числе представительницы так называемого объединения «Женщин Стены), а дочка основателя хасидизма Хабад рабби Шнеура-Залмана разбиралась в хасидском учении лучше брата – будущего Ребе – и даже удостоилась захоронения рядом с отцом – на мужской части еврейского кладбища.

В сочинении под названием «Шаарей агильгулим» («Врата реинкарнации»), приписываемом Аризалю, но, скорее всего, составленному учеником последнего – рабби Хамом Виталем (как и все остальные труды основателя лурианской Каббалы) даже содержится глава о подобных чудесах переселения душ, когда «женская» одевается в мужское тело и, соответственно, наоборот.

А примеры тому еврейские мудрецы как раз очень любят давать, вылавливая подходящие образы со страниц Писания.

Чему и будет посвящена эта статья.

Итак… Одним из ярчайших примеров носительницы мужской души в прекрасном нежном теле, согласно мидрашам и кабалистическим сочинениям, является прародительница Мессии – Тамар.

Рассмотрим вкратце ее историю.

Еврейские книги (например, Мидраш Раба) возводят ее родословную к великому жрецу, основателю славной йешивы, в которой обучались все три наши праотца, человеку, пережившему потоп, а потому и прожившему почти тысячу лет – старшему сыну Ноаха Шему.

Именно долголетие последнего объясняет, как Тамар могла оказаться дочерью этого почтенного старца и современницей родоначальников 12 колен израилевых, одно из которых стало ее домом.

Дочь священника показалась достойной партией для старшего сына избранного (по воле Б-га) стать основателем царской династии Йеуды, и тот выдал Тамар за Эра. Этот последний, видимо, был большим эстетом, ибо красота жены пленила его и заставила сделать все возможное, чтобы не осквернить дивную фигуру Тамар деторождением.

Подобная ситуация, кстати, не уникальная в Танахе, ибо еще в первой главе Торы мы сталкиваемся с Лемехом и его двумя женами – Адой и Цилей, и в этом случае тоже имело место воздержание от родов. Правда, если Лемех, согласно мидрашам, просто изобрел первое в мире противозачаточное средство в виде настоя из каких-то специальных травок (об этом, впрочем, я намереваюсь написать отдельную статью), то Эр не мудрствовал лукаво и действовал по-простому: прерывал половой акт и, как говорит об этом Писание, «спускал семя на землю».

Лемех и его жены

Подобное поведение резко не понравилось Творцу, Который еще в Райском саду изложил свою однозначную позицию по этому поводу в виде заповеди «плодитесь и размножайтесь», и несчастный Эр был спонтанно умерщвлен в расцвете лет по решение Небес.

Увы, но мы не будем его оплакивать, а рассмотрим ход дальнейших событий, для понимания которых лучше всего будет сделать краткий экскурс в творчество Астрид Линдгрен. В ее шедевре под названием «Малыш и Карлсон, который живет на крыше» есть знаменательный диалог Сванте Свантесона (Малыша) и его мамы:

Вдруг Малышу пришла в голову мысль, которая его встревожила.
— Послушай, мама, — сказал он, — а когда Боссе вырастет большой и умрёт, мне нужно будет жениться на его жене?
Мама подвинула к себе чашку и с удивлением взглянула на Малыша.
— Почему ты так думаешь? — спросила она, сдерживая смех.
Малыш, испугавшись, что сморозил глупость, решил не продолжать. Но мама настаивала:
— Скажи, почему ты это подумал?
— Ведь когда Боссе вырос, я получил его старый велосипед и его старые лыжи… И коньки, на которых он катался, когда был таким, как я… Я донашиваю его старые пижамы, его ботинки и всё остальное…
— Ну, а от его старой жены я тебя избавлю; это тебе обещаю, — сказала мама серьёзно.

Уж не знаю, писала ли Линдгрен по наитию, или осознанно пародировала известный еврейский закон, но вот Тамар от последнего отвертеться не удалось, ибо алаха предписывает в случае смерти бездетного женить на его жене ближайшего родственника для восстановления рода покойного.

В данном случае с Тамар пришлось связать себя узами брака второму сыну Йеуды Онану, чему последний был, мягко скажем, не рад, и вот почему.

Дело в том, что в случае такого, называемого «левиратным», брака рожденный в нем первенец будет считаться сыном не своего биологического отца, но покойного первого мужа матери, и более того, он унаследует душу последнего. И оба эти пункта Онана чрезвычайно смущали.

Во-первых, его не радовало, что сын окажется не Онановичем, а Эровичем. Ну, и во-вторых, кому приятно осознавать, что в беззубом слюнявом младенце живет душа того, кто последние 20 лет тебя поучал и давал пинки под зад.

В общем, во избежание подобных неприятных эмоций Онан стал делать то же, что и старший брат – «спускать семя на землю». И это опять ужасно не понравилось Б-гу, который и этого, соответственно, быстренько умертвил, при этом допустив, чтобы въедливые читатели Писания окрестили мастурбацию (хотя, казалось бы – причем тут она?) онанизмом.

Тут, конечно, возникает вопрос, почему не «эризмом». Может, потому что у Эра причина прерывания полового акта была более возвышенная, ради красоты, а не из мести брату?

Как бы то ни было, бедная Тамар осталась вдовой вторично, и это было ей не на пользу, ибо ее тестя Йуду по данному поводу резко начали «терзать смутные сомнения».

Вам ведь знакомо понятие «черная вдова»? Увы, в иудаизме оно тоже имеется, и мудрецы (в Талмуде и своде еврейских законов «Шульхан Арух») настоятельно советуют каждому присмотреться к женщине, у которой скончались уже два мужа – может, не стоит быть третьем, потому что три – это уже тенденция, или, как это называется в еврейской философии «хазака».

Это значит, что только после третьего раза (воровства, обмана и т.д.) можно присваивать человеку четкий статус (вора, обманщика и т.п.). В данном же случае – «черной вдовы», но только кто же захочет стать третьим, испытательным мужем, лакмусовой бумажкой магической ведьминской женской сути?

И хотя у Йеуды оставался еще третий сын – Шела, тесть Тамар решил, что этому браку не бывать, и, дабы не рисковать младшеньким, он начал всячески выкручиваться и искать отговорки: мол, сынок мой еще не созрел, не готов для женитьбы, и как только, так сразу.

Но Тамар была умна, и когда проволочки заняли уже несколько лет, а Шела при этом смотрелся вполне себе женихом, она решила взять инициативу в свои руки и действовать наверняка.

Мудрецы, конечно, в назидание нам, и особенно – женской половине современных читателей, пытаются объяснить, что на все дальнейшее Тамар вдохновила пророческая сила и Высшая воля – а иначе как объяснить дальнейший кусок Торы, которому, по хорошему, стоило бы присвоить статус «18 +», но в любом случае из песни слова не выкинешь, а поется там дальше так.

Тамар, переодевшись блудницей, села у дороги в месте неизбежного следования Йеуды к его стадам (а большинство родоначальников колен, как известно, были пастухами), Б-г же, скооперировавшись с этой псевдо доступной женщиной, послал Йеуде страстное желание сексуальной близости. И так пазл совпал: мужчина видит женщину, ведет с ней непродолжительный торг об уплате, отдает в залог будущей выплаты в виде козленка свои посох, печать и пояс, и совершает то, что совершает – впервые в жизни Тамар до конца, не перерываясь, от чего ей и предстоит забеременеть.

Орас Верне, Йеуда и Тамар

И какова же была радость Йеуды, когда через три месяца после этого милого инцидента, который он уже, вероятно, и забыл бы совсем, если бы только «проститутка» не исчезла и не обменяла драгоценные йеудины вещи на обещанного козленка, ему сообщили, что «гуляла твоя невестка с кем-то и пузо ее растет».

Зачем ему сообщили? Чтобы покарать развратницу, и хотя вы удивитесь – а чем же провинилась свободная женщина, увы, по еврейскому закону она вовсе не была свободной. То есть с одной стороны, ей, конечно, Шелу никто не давал, но с другой, она была как бы обручена  посвящена. И если не Шеле, то любому другому близкому родственнику покойных мужей.

И так как родственников этих двое: Шела и его папа, и по рассмотрении ситуации, вроде, никто из них с Тамар сексом не занимался, то вот и долгожданная лазейка для обоих – блудницу надо казнить и страшная опасность «черной вдовы» минует их навсегда.

А посему Йеуда собрал судебное заседание и уже начал было метать в адрес бедной женщины юридические громы и молнии, когда был обескуражен признанием и уликами. Мол, да, батюшка, грешна, гуляла. Вот с тем самым мужиком, кому принадлежат эти предметы: посох, печать и пояс. И мол, найди, голубчик, ты этого супостата и призови мерзавца к ответу.

И сказал тогда Йеуда: «она праведнее меня», и женился на ней и стал отцом еще двоих сынков – близнецов Переца и Зераха.

Вы теперь знаете, почему их было двое: ну, конечно, один ведь был Эровичем, а другой Онановичем, и оба несли в себе две безвременно покинувшие свои бывшие тела души.

И хотя формально они не были Йеудовичами, можно предположить, что отец их все же любил и баловал. Тем более, что от одного из них, Переца, согласно пророчеству, должен был произойти Мессия.

А мудрецы, радуясь благостному финалу, сообщают нам следующее (в «Ялкут Реувени», сборнике выдержек из более ранних сочинений, в основном кабалистических, составленном Авраамом Реувеном Акоэном Софером, участником пражского кружка каббалистов, в 17 веке):

Так как душа Мессии обязана присутствовать в живом теле в каждом поколении, дабы в случае, если Небеса смилостивятся над еврейским народом и разрешат строительство нового мира, Помазанник был наготове и во всеоружии, то, очевидно, что и тот период, который мы описали, такой человек на Земле имелся.

Кто же он был?

Логично было бы предположить, что сам Йеуда, ведь только по его линии эти потенциальные Мессии и могут происходить.

Однако…

Хотя для вас это уже не сюрприз: мужская душа Тамар и была душою Избавителя.

А сейчас глубокий выдох и… Ой, Мессия в роли «проституки»! Да как же это возможно?

То ли еще будет.

Забегая вперед, сообщу, что в еврейских книгах («Ялкут Реувени») указано, что душа Тамар перевоплощалась еще в нескольких женщин. И про них я расскажу очень скоро.

А пока подумайте, кто бы это мог быть, если их имена зашифрованы в имени Тамар, которое в данном ключе представляет собой аббревиатуру.

Итак, наших будущих героинь будут звать именами, начинающимися с М и Р. И они, конечно же, из Писания.

Кто же?!   


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение