next perv

Жаботинский, ТАНАХ и социальная справедливость



Принято считать, что выдающийся сионистский лидер Владимир Зеэв Жаботинский (1880 – 1940) был «правым». В наше время принято считать также, что быть «правым» в социальном плане – значит выступать за максимально возможное ограничение государственного вмешательства в экономику, сокращение до минимума налогов и сворачивание социальных программ, особенно финансируемых из налогов (к частным пожертвованиям отношение более терпимое). Нередко это означает исповедовать «теологию свободного рынка» (М. Дорфман) – рынок все знает и все расставит по местам, а если где и случаются сбои – то исключительно из-за вмешательства государства. И вообще, мир справедлив, бедные сами виноваты в своей бедности, и пусть неудачник плачет, судьбу свою кляня.

Сторонники подобных взглядов в Израиле часто выступают как почитатели Жаботинского, хотя у них есть и другие гуру – например, русско-американская писательница и публицистка Айн Рэнд (1905-1982) или российская публицистка Юлия Латынина, получившая прозвище Цвай Рэнд. Воззрениями основателя ревизионистского сионизма на общество мало кто интересуется, а между тем они довольно неожиданны для «правого» деятеля и тем более любопытны, что по существу представляют собой форму библейской интерпретации.

Безусловно, Жаботинский был противником конвенционального социализма своего времени, ратовавшего за обобществление средств производства как панацею при решении социальных проблем (и вообще, полагал, что для начала нужно создать еврейское государство, а потом уже думать о справедливом устройстве общества). В капитализм он верил, хотя и видел его недостатки:

«По-моему, почти вся культура, которой мы дышим, есть порождение буржуазного строя и его древних прототипов (…); и я верю, что этот строй одарен беспредельной гибкостью и растяжимостью — что он способен вместить огромные дозы социальных поправок и все же остаться в основе самим собою. Я верю, что общественный распорядок, получивший кличку буржуазного или капиталистического, постепенно выработает систему мер, при которой исчезнет явление бедности, т. е. падение заработка ниже уровня сытости, гигиены и самоуважения…» («Белый передел»).

В. Жаботинский в форме еврейского легиона

В наше время мало кто требует полной отмены капитализма – спор между нынешними левыми и правыми упирается в социальные поправки и их дозировку. Для обеих Рэнд и их последователей – чем меньше таких поправок, тем лучше. О самоуважении бедного человека вообще речь не идет – наоборот, пропагандируется тезис «ты стоишь ровно столько, сколько тебе платят», а Юлия Латынина даже предложила лишать безработных избирательных прав.

Те, кто сейчас называет себя правыми в социальном плане, оговаривают однако, что помощью бедным могут заниматься частные лица на добровольных началах, а насильственно отнимать у людей деньги для содержания «лоботрясов» есть грабеж. Посмотрим, что пишет Жаботинский на этот счет:

«Во-первых: каждый человек, который требует это по какой-либо причине, получает от государства определенный минимум своих потребностей — минимум, который общество будет считать достаточным в данной стране и при данной эпохе технической культуры. Во-вторых: для того, чтобы гарантировать этот минимум, государство имеет право мобилизировать людей и реквизировать материальные вещи в размере данной потребности» («Социальное освобождение»).

Иными словами, принуждение в данном случае вполне в порядке вещей. Что же касается плохого отношения к «лоботрясам», то Жаботинскому есть что сказать и по этому поводу:

«Я не усматриваю святости в таком состоянии, при котором человек должен платить потом лица своего за элементарную возможность не погибнуть с голоду. Почему? Разве он просил у общества разрешения на рождение? Его не спросили, без его согласия его выбросили в свет, где существует потребность в еде, где идут дожди и зимою холодно (…). Человек имеет право на хлеб, одежду, крышу и т. д. просто потому, что он человек. Работает ли он при этом или нет — это не имеет значения» (там же).

Таким образом, нынешние сторонники социального государства могут радоваться – их полку прибыло еще до того, как они появились на свет. Однако при чем здесь ТАНАХ? Дело в том, что, в отличие от конвенциональных социалистов и коммунистов своего времени, Жаботинский отвергал подход «до основанья, а затем». По его словам, если в прекрасном парке есть несколько ям, в которые можно провалиться, не нужно вырубать парк – достаточно засыпать ямы. Именно такой взгляд на вещи, по Жаботинскому, можно найти в еврейской Библии. Суббота, десятина, право бедняков на оставленные колоски – все это «поправки и противоядия» к строю экономической свободы.

«Пусть люди борются, теряют и выигрывают. На арене борьбы нужно только снизу подостлать много мягкой травы, чтобы и упавший не слишком больно ушибся: эта «подстилка» есть суббота, край поля, десятина, весь тот переплет приспособлений, при помощи которых государство пытается помешать превращению эксплуатации в кровопийство, бедности в нищету» («Белый передел»).

Лето (Боаз и Рут). Николя Пуссен, 1660-1664

Однако особый интерес у нашего автора вызывает юбилейный год (Лев 25: 10):

«От времени до времени над человеческим лесом проносится огромный топор и срубает все верхушки, переросшие средний уровень; аннулируются долги, обедневшему возвращается потерянное имущество, подневольный становится самостоятельным; снова устанавливается равновесие; начинайте игру сначала, до нового передела» (там же).

Естественно, Жаботинский не говорит о  буквальном применении библейского законодательства в наше время – как известно, даже требование списания долгов оказалось слишком радикальным, и мудрецы Талмуда нашли способ его обойти (так называемый «прозбуль»). И тем не менее:

«Мертвая буква иногда есть признак истинного идеала. Я посадил бы мудрецов за разработку ветхозаветного намека в переводе на язык современности. В наказе моем этой комиссии было бы написано так: благоволите приспособить мысль о повторных, и притом узаконенных, социальных революциях к условиям нынешнего хозяйственного быта» (там же).

И вообще,

«мир, который  [библейские авторы] видели перед собой, содержал в себе уже все важные проблемы коллективного образа жизни, но в то же время это был простой мир, не такой сложный, как в настоящее время, а потому им было легче видеть самое главное (…). Все это (общественное законодательство Библии – Д. С.) очень примитивно сформулировано, но фундамент очень правильный и здоровый. Это и есть разрешение, следует его только приспособить к условиям нового времени, и это все. Этим и заканчивается социальная задача государства и общества» («Социальное освобождение»).

Такой вот библейский комментарий от Жаботинского. Что с этим делать поклонникам «дикого капитализма»? На мой взгляд, они вправе дичать и дальше. Пусть только не поминают всуе великое имя Владимира Евгеньевича. Да и нашу великую Книгу тоже.

________

Еще по теме: Петр Криксунов. «Загадки Самсона назорея»


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение