next perv

Зачем Веспасиан разрушил Иерусалим?



Каждый год, 9 ава евреи постятся в память о трагических событиях Великого восстания, в ходе которого римляне в 70 году разрушили Иерусалим и сожгли Храм, служивший национальным, религиозным и духовным центром еврейского мира. Многие еврейские группы эпохи 2 Храма (например, саддукеи и ессеи) в результате прекратили свое существование. Тем, кто пережил катастрофу, пришлось изобретать для себя иудаизм без Храма.

Хотя в еврейском сознании, естественно, сохранилась, прежде всего, национальная трагедия, нельзя забывать, что события 70 года стали следствием гораздо более масштабных изменений, происходивших в Римской империи. Судьбу Иерусалима предопределили исторические события, происходившие не в Иудее, но в Риме, в короткий промежуток времени между июнем 68 и декабрем 69 года. По большей части эти события не имели отношения к евреям. Тем не менее, события этого года имели для них катастрофические последствия.

Ситуация накануне восстания

Основным источником наших сведений о тогдашних событиях в Иудее являются «Иудейские войны» Иосифа Флавия. Бывший командир повстанцев в Галилее, вольноотпущенник Тита, Флавий писал по-гречески для римской аудитории, осведомленной о современной политике. Отчет Иосифа был для них интересным рассказом о войне в дальних краях.

В I веке н.э. Иудея была малозначительной римской провинцией. Никому в Риме не приходило в голову, что она способна бросить серьезный вызов империи. Управление Иудеей было поручено чиновникам низкого ранга, не имевшим права командовать легионами – наглядное свидетельство маловажности этой провинции в глазах Рима.

Описывая историю Иудеи под властью Рима, Флавий стремился показать, как ситуация в стране постепенно ухудшалась, пока не вспыхнула война. Тем не менее, современные исследователи практически не находят подтверждений масштабного противостояния до восстания.  Тот факт, что власти позволяли множеству народа стекаться в Иерусалим на праздники паломничества (Песах, Шавуот и Суккот) свидетельствует, что они не опасались бунта. Кроме того, в Риме не возражали, чтобы еврейская диаспора ежегодно посылала в Иерусалимский Храм по полшекеля с мужской души, что позволяло храмовому руководству накопить значительные богатства. Словом, Иудея считалась небольшой далекой провинцией, мало заботившей императоров.

От полицейской операции к полномасштабной кампании

Начавшееся в 66 году восстание император Нерон воспринял как местные беспорядке, не представляющие серьезной угрозы империи. Поэтому он просто велел правителю Сирии Гаю Цестию Галлу, вышестоящему начальнику прокураторов Иудеи, восстановить порядок. Однако кампания Галла оказалась крайне неудачной. Потребовались более серьезные меры. Однако дополнительные военные мероприятия Нерона никак не свидетельствовали, что он считал восстание серьезной угрозой. Хотя его подавление требовало значительных сил – в конечном итоге Рим послал в Иудею четыре легиона – происходящее воспринималось как полицейская операция, необходимая для восстановления порядка в одной из провинций.

Тем не менее, в конце кампании война в Иудее воспринималась как столкновение с могучим врагом, бросившим вызов Риму и едва ли не поставившим под угрозу существование империи. Что же произошло?

Нерон, Веспасиан и римская политика

Император Нерон – одна из самых спорных фигур еврейской истории. Как утверждал Светоний,  в 64 году он поджег Рим, чтобы расчистить место для нового города, который он хотел воздвигнуть по всем правилам искусства. Амбициозные проекты по реконструкции Рима требовали значительных средств. Нерон добывал деньги, конфискуя имущество знати. В результате император нажил множество врагов. Начались репрессии.

Карл фон Пилоти, Нерон смотрит на горящий Рим

К началу беспорядков в Иудее Нерон уже страдал острой (хотя, впрочем, частично оправданной) паранойей. Он не доверял своим полководцам, подозревал сенаторов, и опасался, что станет жертвой заговора и лишится престола и жизни.

Именно в этом контексте Нерон назначил Веспасиана командующим римскими легионами в Иудее. Выбор Нерона был связан с тем, что полководец был достаточно незначительным человеком в римской общественной жизни и фамилии.

Семья Веспасиана не принадлежала к римской элите. Хотя в 53 году он проявил себя прекрасным военачальником в Британии, а позже был проконсулом в римской провинции Африка, Веспасиан не пользовался влиянием среди римской аристократии. Выйдя в отставку, Веспасиан удалился в свое поместье, будучи изгнанным из общественной жизни, поскольку он регулярно засыпал на представлениях с участием Нерона. Словом, Веспасиану было поручено командовать армией в Иудее, поскольку Нерон не опасался, что он злоупотребит своим положением и бросит ему вызов в борьбе за трон.

Однако Нерон явно недооценил Веспасиана, чьи действия показали, что он мечтает о чем-то большем, чем победоносное завершение иудейской кампании. Зимой 67-68 года Иерусалим был охвачен гражданской войной. Это было лучшее время для атаки, однако Веспасиан медлил, поскольку с окончанием кампании он сразу же перестал бы быть командующим римской армией на востоке.  Поэтому вместо решительного удара Веспасиан использовал ситуацию для восстановления своей политической репутации и влияния, а так же сбора средств для последующих военно-политических шагов, которые он собирался предпринять в Риме. Полководец тянул время и ждал подходящего момента.

Год четырех императоров

Этот момент настал в 68-69, в ходе гражданской войны, получившей в современной историографии имя «Год четырех императоров». После того, как Нерон покончил с собой, Рим погрузился в хаос. В течение года три полководца взошли на трон и были низложены, пока, наконец, к власти не пришел Веспасиан, провозглашенный императором легионами, находившимися на востоке, и заручившийся поддержкой правителей Сирии и Египта. Их поддержку полководец обрел благодаря махинациям во время своего пребывания в Иудее.

Отбыв в Рим, Веспасиан не побоялся поручить командование своему неопытному сыну Титу – поскольку Иудея не представляла серьезной угрозы, а восстание казалось незначительным инцидентом на фоне политических событий в Риме.

Восстание обретает новый смысл

После хаоса «года четырех императоров» и продолжительной нестабильности римские элиты опасались полного краха общественного порядка. Веспасиан стремился представить себя императором, вернувшим стабильность. Поэтому тактика в Иудее должна был измениться: отныне вместо продолжительной кампании ему требовалась решительная и окончательная победа.

Это объясняет, почему Тит осадил Иерусалим, решительно штурмовал и разрушал городские укрепления, разорил город и так жестоко, решительно и быстро подавил восстание в еврейской столице. Стабилизация власти его отца в Риме во многом зависела от общественной легитимации семьи Флавиев. Сокрушительная победа над врагом и его унижение, падение Иерусалима, захват храмовых сокровищ, множество дешевых рабов – все это должно было упрочить позиции Веспасиана как императора, а Тита – как будущего императора Рима. Поэтому Веспасиан и Тит не стали ждать, пока мятежники сдадутся, измученные голодом, свирепствовавшем в осажденном Иерусалиме – хотя в этом случае победа, несомненна, досталась бы римлянам гораздо меньшей кровью.

Дэвид Робертс, Осада Иерусалима римлянами

Кроме того, новая имперская пропаганда приложила огромные усилия, чтобы сделать победу в Иудее максимально видимой и наглядной, чтобы у римской общественности не осталось ни малейших сомнений, что победители,  Веспасиан и его сын Тит достойны высшей власти в империи.

Соответственно, в ходе «пиар-кампании» Флавиев падение Иерусалима было представлено как важнейшее событие в римской истории. (Т.е. как величайший успех Веспасиана и Тита). Это было сделано с целью создать новый образ Веспасиана: национального героя, спасшего Рим от ужасов гражданской войны, сокрушившего опасных врагов римского народа и восстановившего мир в пределах империи.

Новый публичный образ Веспасиана решено было строить на основе его иудейской кампании. Она должна была заставить забыть как скромное происхождение императора, так и его достаточно скромные прежние достижения. Для этого Флавиям было нужно максимально раздуть могущество мятежных иудеев и опасность, которую они представляли. Кроме того, разрушение Храма ретроактивно увеличивало религиозную легитимность новой династии – римский бог Юпитер как бы победил Бога Израиля руками семейства Флавиев.

Пропаганда Флавиев и Иерусалим

Сценой для своего политического театра Флавии избрали город Рим. Возвращение Тита в 71 году после разрушения Храма было отпраздновано с грандиозным масштабом. Возможно, это был единственный в римской истории документированный триумф в честь замирения одной из римских провинций, а не победы над внешним врагом.

Флавий, возможно, ставший очевидцем триумфального шествия, писал:

Множество отдельных изображений чрезвычайно живо воспроизводило войну в главных ее моментах. Здесь изображалось, как опустошается счастливейшая страна, как истребляются целые толпы неприятельские, как одни из них бегут, а другие попадают в плен; как падают исполинские стены под ударами машин; как покоряются сильные крепости, или как взбираются на самый верх укреплений многолюднейших городов, как войско проникает через стены и наполняет все кровью; умоляющие жесты безоружных, пылающие головни, швыряемые в храм, дома, обваливающиеся над головами своих обитателей, наконец, после многих печальных сцен разрушения, водяные потоки, — не те, которые орошают поля на пользу людям или животным, а потоки, разливающиеся по охваченной повсюду пожаром местности. Так изображены были все бедствия, которая война навлекла на иудеев. Художественное исполнение и величие этих изображений представляли события как бы воочию и для тех, которые не были очевидцами их. На каждом из этих сооружений был представлен и начальник завоеванного города в тот момент, когда он был взят в плен. Затем следовали также многие корабли.

Иудейская война, 7:5:5

Кроме того, на протяжение двадцати лет после разрушения Иерусалима победа в иудейской кампании становится одной из важнейших тем государственного общественного строительства:

Храм Мира. Рядом со знаменитым форумом был воздвигнут новый комплекс – т.н. Храм мира (Templum Pacis).  Призванный увековечить восстановление мира, достигнутое благодаря победе над иудеями, это был не столько храм в обычном смысле этого слова, сколько аналог современного выставочного зала. Согласно Флавию (Иудейская война, 7:5:7), среди прочего, здесь хранились священные сосуды, захваченные в Храме.

Колизей. Неподалеку Флавии воздвигли величайший римский амфитеатр. Современным исследователям удалось найти следы древней настенной надписи, согласно которой Колизей бы воздвигнут на средства, добытые Титом для Рима – скорее всего, в ходе замирения Иудеи.

Арки Тита. В честь победы Тита в самом центре Рима воздвигли две триумфальных арки. Одну из них сегодня можно увидеть на Виа Сакра (Священной дороге), ведущей от форума и Колизею. Именно на ней помещено знаменитое изображение легионеров, несущих менору.  Другая, не сохранившаяся арка в честь Тита была воздвигнута у входа в Большой цирк (Circus Maximus). Ее украшала надпись, списанная путешественником, побывавшем в Риме в начале средневековья, когда монумент еще стоял на своем месте. Надпись славила Тита, который «покорил племя иудеев и разрушил город Иерусалим, который тщетно штурмовали или вовсе не осмеливались напасть все прежние военачальники, цари и племена».   

Таким образом, монументальная архитектура Флавием изображала евреев Иудеи врагами империи, и помещала их разрушенную древнюю столицу в фокус общественного внимания Рима.

Памятные монеты и еврейский налог

Веспасиан и Тит, однако, не удовлетворились триумфальными шествиями и возведением монументов, увековечивающих разрушение Иерусалима. В те времена, когда СМИ еще не существовала, наиболее эффективным способов донести до широких масс политическое послание лидеров считалась чеканка особых памятных монет. Поэтому Флавии велели отчеканить специальные монеты, украшенные надписью Iudaea capta – «Иудея покорена».  Эти монеты чеканили в Риме, Лионе, Испании, Антиохии, а так же, естественно, в самой Иудее. Обычно на них изображали плачущую женщину, олицетворявшую Иудею, стоящую на коленях около пальмы. Рядом с женщиной стоял высокий римлянин – возможно, сам Веспасиан или Тит.

Кроме того, после разрушения Храма Флавии обложили всех евреев империи специальным налогом. Этот налог, получивший название Fiscus Iudaicus («еврейский налог), должен был заменить пожертвование в полшекеля, которое каждый еврей ежегодно посылал в Иерусалимский Храм.

Вводя этот налог, Флавии хотели объявить городу и миру, что навсегда покончили с храмовым культом, основой еврейского сопротивления Риму. Дабы лишний раз унизить евреев, сохранивших верность религии предков (и, следовательно, остававшихся потенциальными врагами империи) эти деньги шли в храм Юпитера, стоявший в Риме на Капитолийском холме.

Заключение

Великое восстание и разрушение Храма стали ключевыми событиями, предопределившие римско-еврейские отношения на несколько веков. Представив местное восстание в качестве колоссальной угрозы империи, Веспасиан сумел представить себя и своего сына Тита в качестве военных героев-спасителей Рима.

По материалам сайта http://thetorah.com/


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение