next perv

Все предвидено (?), и свобода дана



Парадокс свободы воли известен каждому, кто интересуется религией. Если Бог награждает человека за добро и наказывает за зло, человек должен быть свободен в выборе между добром и злом, иначе награда и наказание не имеют смысла. Если же человек свободен в своём выборе, значит, ни он и никто другой не знает результата этого выбора, пока выбор не произойдёт. А значит, этого не знает и Бог, то есть Он не всеведущ, а это подрывает представление о Боге как об абсолюте. Если же Бог всеведущ, значит, Он заранее знает будущее, то есть результаты выбора предопределены, а тогда в чём смысл Божественного воздаяния?

В истории религии было много попыток решить этот парадокс. Он стал основным вопросом исламской философии, по отношению к нему философы разделились на кадаритов (отстаивавших свободу воли) и джабаритов (утверждавших, что всё предопределено). В христианстве за полную свободу воли выступал Пелагий, за полное предопределение через тысячу лет после него – Лютер, а промежуточных мнений не счесть. Моше призывает:

«Жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь…» (Дварим, 30:19).

По словам Иосифа Флавия, фарисеи выступали за свободу воли (Иудейская война, 2:162ff; Иудейские древности 13:171; 18:12f); мудрецы Талмуда, их наследники, однозначно заявили:

«Всё в руках Небес, кроме страха перед Небесами» (Нида, 16б).

Рамбам делает свободу воли краеугольным камнем своей морали:

 «Человек обладает свободой воли. Пожелает он пойти по пути добра и быть праведником — ему дано это; пожелает пойти по пути зла и быть грешником — у него есть и такая возможность. Об этом сказано в Торе: «Вот, человек стал единственным; от него — познание добра и зла» (Берешит, 3:22) — то есть, человеческий род — единственный в мире, обладающий способностью самостоятельно, своим собственным разумом и сознанием, познавать добро и зло и поступать, как он того пожелает, и никто не помешает ему творить добро или зло. И поэтому далее сказано: «Как бы не простер он руку…» (Берешит, 3:22). Да не придет тебе на ум, о чем говорят глупцы из других народов и большинство невежественных евреев: что Всевышний решает перед тем, как человек появляется на свет, кем тому быть — праведником или злодеем. Это неверно. Всякий может стать праведником, как Моше-рабейну, или злодеем, как Йаровам, мудрым или глупцом, милосердным или жестоким, скупым или щедрым и так далее. И нет никого, кто бы заставлял его, или решал за него, или влиял на выбор им одного из двух путей, — лишь он сам, по своему разумению, направляется по тому пути, который изберет…» (Мишне Тора, Законы о раскаянии, гл. 5).

А как быть с Божественным всеведением? Согласно р.Хасдаю Крескасу, мир устроен так, что воля человека свободна, но это только если смотреть изнутри мира. Если же смотреть, как Бог, извне мира, то всё предопределено, но поскольку мы смотрим только изнутри, это нас не должно волновать. Согласно р.Леви бен Гершому, человек полностью свободен и в любой момент может сделать всё, что угодно, но Бог знает все возможные сценарии развития событий и все возможные следствия из них, держа в уме некий «сад расходящихся тропок», а на наши поступки это не влияет.

Но постойте! Разве уже Мишна не сформулировала проблему как принципиально нерешаемый парадокс? Разве рабби Акива в трактате Авот не говорил: «Всё предвидено, и свобода дана»? Не говорил. Давайте обратимся к оригиналу. Словом «предвидено» в современных русскоязычных изданиях передают ивритское слово «цафуй» от корня «цафа». А он означает «смотреть» (см. Мишна Сукка, 3:9, Тосефта Шабат 13:14, Сифре Дварим 311 и т.д.). Комментаторы Мишны тоже понимают это слово как «усмотрено». Так Раши и р.Овадья из Бертиноро: «Всё, что человек делает втайне, открыто перед Ним», так же понимает эти слова и р.Шимон бен Цемах, и другие. Рамбам развивает на основе этого высказывания рабби Акивы свои представления о свободе воли:

«Всё в мире известно Всевышнему, но пусть не думает человек, что поскольку всё Ему известно, человек принуждён действовать неким образом. Нет! Каждый человек свободен действовать, как сказано “и право дано”».

Однако уже рабену Йона говорит не просто о знании Всевышнего, а о его предзнании: «И есть чудесное в том, что хотя право действовать дано человеку, Всевышний знает все действия до их задумывания и до их осуществления, однако человек не принуждён», и ссылается при этом на Рамбама. Но Рамбам писал об этом не в комментарии к Мишне, а в следующем своём большом произведении – Мишне Тора. Там он формулирует парадокс:

 «Если спросишь ты: «Ведь Святому Творцу, благословен Он, ведомо все, что произойдет, еще до того, как это случилось. Знает ли Он, что человек станет праведником или грешником? Если предположить, что Он знает, что человек будет праведником, то получится, что тот не может не стать праведником; если допустить, что, хотя Ему и известно, что человек будет праведником, человек может все-таки стать грешником — то это не истинное знание». Знай, что ответа на этот вопрос не вместят все земные просторы и вся ширь морская; он включает в себя множество основополагающих законов и понятий, высоких, как огромные горы» (Законы о раскаянии, глава 5).

И обратите внимание: в комментарии к Мишне Рамбам не формулирует парадокс, а в формулировке парадокса не ссылается на Мишну. По его мнению, в Мишне этого парадокса нет. Противоречивая позиция в вопросе свободы воли была вложена в уста рабби Акивы после Рамбама – рабену Йоной, а затем раби Матитьей Ицѓари и р.Шимоном бен Цемахом, весьма почитавшими Рамбама. А рабби Акива, таким образом, говорит лишь нечто похожее на слова других мудрецов:

«Рабби говорил: Помни о трех вещах, и ты не согрешишь: знай, что над тобой – око зоркое и ухо чуткое, а все поступки твои записываются в книгу» (Авот, 2:1).

Да и сам рабби Акива в следующей мишне поясняет свою позицию:

«Все дано под залог и сеть раскинута над всем живущим, лавка открыта, и продавец отпускает товар в долг, и тетрадь [для записи долгов] раскрыта, и рука записывает, и всякий, кто хочет взять в долг, может прийти и взять, но сборщики ежедневно делают обход и взыскивают долги – с ведома человека или без ведома, – есть у них на то основания. И суд – суд правый, и все готово для трапезы» (3:16).


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение