next perv

Возможна ли вера после Холокоста?



Вопрос о Божественной справедливости, обсуждавшийся в предыдущей статье (см. Почему праведнику плохо?) встал перед духовными лидерами еврейского народа в особо острой форме после Холокоста. Это была далеко не первая трагедия в истории евреев, переживших разрушение первого и второго Храмов, разгром восстания Бар-Кохбы, крестовые походы и инквизицию, изгнание из Испании, погромы времен Хмельницкого и гражданской войны. И все же преступление таких масштабов не имело исторических аналогов. Вероятно, удобнее было бы отложить теологический анализ этих событий на более поздние времена, но, к сожалению, духовные авторитеты иудаизма вряд ли могут себе это позволить.

Итак, что же пишут еврейские мыслители после Холокоста? Возможно, самый простой ответ принадлежит сторонникам Движения радикальной теологии, достигшего пика своей популярности в 60-е годы. Один из самых ярких деятелей этого направления раввин Ричард Рубинштейн в своей книге “После Освенцима” утверждает, что вера во всемогущество Бога, направляющего ход истории, после Холокоста просто невозможна: “Мы утратили всякую надежду, утешения и иллюзии”. Но были и те, кто, наоборот, в огне Катастрофы вновь обрел собственное еврейство, правда, не на религиозной основе. Так, например, австрийский писатель еврейского происхождения Жан Амери в сборнике эссе “По ту сторону вины и искупления” пишет: “На моем левом предплечье – номер заключенного из лагеря Освенцим. Эта надпись короче, чем Пятикнижие или Талмуд, но содержит более важную информацию. И она накладывает на человека большие обязательства, чем основные предписания еврейского образа жизни”.

Близок к позиции Амери раввин и философ Эмиль Факенхейм, автор оригинальной концепции еврейского экзистенциализма. Он утверждает, что поскольку евреи были единственным народом, предназначенным для полного уничтожения, то их сопротивление становится событием вселенского масштаба. Самим фактом собственного выживания современные евреи подтверждают свою избранность и Божественное присутствие в этом мире. Холокост, по мнению Факенхейма, в дополнение к традиционным 613-и, даровал евреям 614-ю заповедь – выжить и продолжать верить в Бога Израиля, не ассимилируясь и не отчаиваясь, “ибо отчаяние обеспечит Гитлеру посмертную победу”.

Целый ряд раввинов считали Холокост наказанием за грехи еврейского народа, будь-то: ассимиляция (Ицхак Зильбер), сионизм (Сатмарский ребе Йоэль Тейтельбойм) и даже отказ от изучения каббалы – “внутренней части Торы”, как полагал Бааль Сулам, духовный наставник современного каббалиста Михаэля Лайтмана. А реформистский теолог Игнац Майбаум утверждал, что еврейский народ пострадал в искупление грехов всего человечества, в соответствии с предсказанием пророка Исайи о “страдающем рабе” (гл. 53).

Некоторые сионистские мыслители полагают, что именно Холокост привел евреев в Израиль. Так, Иссахар Шломо Тайхтель, венгерский хасид, до войны сам придерживавшийся антисионистских взглядов, резко изменил свою точку зрения и, перед тем как сгинуть в огне Катастрофы, издал книгу, суть которой сводилась к тому, что все полученные евреями удары обрушились на них “только ради одной цели – побудить вернуться на нашу Святую Землю”. Современный последователь Тайхтеля, раввин поселения Бейт-Эль Шломо Авинер считает, что евреи были слишком привязаны к галуту (диаспоре) как физически, так и духовно. И поэтому для создания еврейского государства была необходима “операция по отсечению народа от галута”.

И, наконец, наш обзор будет неполным без упоминания о труде рава Элиезера Берковича “Вера после Катастрофы“. В нем автор прибегает к классической концепции сокрытия Божьего лика – для полного воплощения основополагающего библейского принципа свободы выбора Бог вынужден самоустраниться и более не вмешиваться в ход истории, позволяя людям – даже самым жестоким и порочным среди них – осуществлять свою свободную волю.

Духовные лидеры иудаизма привыкли искать теологические объяснения бедам, случавшимся с еврейским народом на протяжении поколений. И все же в этом ряду трагедий Холокост стоит особняком. И, несмотря на обилие попыток ответа, вопрос о Божественной справедливости в контексте Катастрофы европейского еврейства стоит по-прежнему остро. Вероятно, так и должно быть.

פרסיץ דימה

אל מלא רחמים.
( פרסיץ דימה 2014 )

שוב נחנק מדמעות

וזוועות דימיוני מציפים,

לא שמרת אתה על עמך,

אל מלא רחמים.

כשהורים ראו ילדים

נשרפים בעודם בחיים

איפה אתה הייתה,

אל מלא רחמים?

לא יגיד איש “ברכת הגומל”

שזעק לך “שמע ישראל”

לא הקשבת לאלו מילים,

אל מלא רחמים…

לא אשכח, לא אסלח לעולם,

יש עוד דור שראה רצח עם.

באו נשמור על אותם גיבורים:

עם מלא רחמים.




ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение