«Налейте полнее бокалы», или Традиционный иудаизм и нееврейское вино

Евгений Левин

Знаменитый Магараль из Праги (1525-1609) составил специальную молитву (ми ше-берах), восхваляющую тех, кто не пьет нееврейское вино. А р. Хаим-Яир Бахрах (1639-1702) заявил, что праведному еврею запрещено пить даже еврейское вино, если на него хотя бы взглянул (sic!) нееврей или женщина во время менструации, поскольку, по его мнению, и тот, и другая оскверняют посредством взгляда. Р. Лейб Писк из Никольсбурга (1616) писал, что если еврей окажется перед выбором, выпить нееврейского вина или умереть, он должен предпочесть мученическую смерть – то есть приравнял запрет мудрецов к трем величайшим запретам Торы – идолопоклонства, убийства и прелюбодеяния. И уже практически в наше время р. Шефтель Вайс (1866-1944) из венгерского Надьшимоньи (Nagysimonyi) утверждал, что если приходится выбирать между нееврейским вином и свининой, благочестивый еврей должен съесть свинину.

 

Из истории еврейской цензуры

Евгений Левин

Известное утверждения «у Торы семьдесят ликов» в полной мере относится и к еврейскому религиозному законодательству Галахе. Раввины спорили по самым разным вопросам и порой высказывали мнения, радикально расходящиеся с общепринятой практикой. До эпохи Гутенберга это не являлось большой проблемой: в каждой общине был свой раввин, а на основании каких источников он принимал решения общине, по большей части, дела не было. Ситуация изменилась с  распространением печатных книг. В ситуации практически всеобщей грамотности любой еврей теперь мог купить или взять в синагоге книгу и задаться вопросом: почему это наш уважаемый раввин говорит, что нечто запрещено, если вот, не менее уважаемый раввин утверждает прямо противоположное? Говоря языком Дорошевича, «через это большой поворот в религии может выйти».

 

Книги из библиотеки Шнеерсона выложены в интернет

мозаика

В 1922 году, за пять лет до ареста и выдворения из СССР, шестой Любавический ребе рабби Йосеф-Ицхок Шнеерсон обратился к советскому правительству с просьбой вернуть 35 ящиков книг, конфискованных несколькими годами ранее. Эти книги принадлежали нескольким поколениям глав Хабада, начиная с основоположника движения рабби Шнеура-Залмана из Ляд, который начал собирать библиотеку еще в XVIII веке. В этом собрании можно было увидеть иллюстрированную Пасхальную Агаду, изданную в 1712 году в Амстердаме; на ее страницах остались пятна от вина, пролитого во время пасхального Седера. Другая книга была издана в 1552 году в Венеции; на ее полях остались рукописные пометки, сделанные еврейским курсивом, напоминающим арабскую вязь. Находилось в собрании и Пятикнижие 1631 года с комментариями на латыни, оставленными ученым-христианином, изучавшим еврейскую книгу, и т.д.

 

Хеврон в средневековых травелогах

мозаика

«Я, рабби Яаков сын рабби Нетанеля Когена, испытал в пути множество трудностей, однако Всевышний помог мне попасть в Святую Землю. И я видел могилы святых праотцов в Хевроне, и могилу Авнера сына Нера (недалеко от колодца праотца Авраама), и могилу пророка Йоны сына Амитая в Кирьят-Арбе, она же Хеврон, и могилы Ханы, и могилу праматери Рахель в Эфрате… В Хевроне я, Яаков, вошел, переодевшись неевреем, в пещеру Махпела. Монахи воздвигли над ней здание, и обманывают весь мир. Они построили здесь церковь. Первое строение было возведено здесь Иосифом Праведником. Некоторые говорят, что здесь был погребен царь Шломо, но эта часть лежит в руинах. В этом месте [Бог взял землю], из которой был создан первый человек. Оттуда берут глину и строят из нее дома, но земли не становится меньше. В пещере построены сокровищницы, и монахи говорят, что это сокровища праматерей. Когда язычники желают войти туда, они идут по одному и спускаются со светильниками [в руках], ибо спуск очень долог.

 


ПРЕДЫДУЩИЕ ПУБЛИКАЦИИ