Легенды евреев: Последний день Моше

Луис (Леви) Гинцберг (1873–1953)

Тем временем прошел еще час, и с неба вновь раздался голос, возвестивший: «Моше, тебе осталось жить всего час». Тогда Моше сказал: «Владыка мира! Даже если Ты не позволишь мне войти в Землю Израиля, оставь меня в этом мире, чтобы я жил, а не умер». Всевышний ответил ему: «Если Я позволю тебе не умереть в этом мире, то как воскрешу тебя в будущем, для Мира Грядущего? И тогда получится, что Тора лжет, ибо Я написал в ней: «Я умерщвлю и Я оживлю, Я поразил и Я исцелю: и никто от руки Моей не избавляет» (Дварим, 32:39)». Но Моше продолжал молиться: «Владыка мира! Если Ты не позволишь мне войти в Землю Израиля, пусть я стану жить, словно дикие звери, питаясь травой и водой! Позволь мне жить и лицезреть этот мир». Однако Всевышний ответил ему: «Достаточно с тебя». Моше продолжал: «Если не согласишься на это, позволь мне жить, подобно птицам небесным, которые летают, куда пожелают, весь день напролет собирают пищу с земли и пьют из источников, а вечером возвращаются в свои гнезда». Но и эта последняя просьба была отвергнута – Всевышний сказал ему: «Ты и так уже произнес слишком много слов».

 

Легенды евреев: Разрушение Храма и изгнание

Луис (Леви) Гинцберг (1873–1953)

Ворвавшись в город, захватчики поднялись на Храмовую гору. На том самом месте, где царь Шломо советовался с мудрецами, халдеи устроили совет, как им разрушить Храм. Пока они спорили, с неба сошли четыре ангела с четырьмя горящими факелами в руках и подожгли святилище с четырех углов. Увидев языки пламени, первосвященник с плачем бросил ключи в небо, воскликнув: «Владыка мира! Вот ключи от Твоего дома – видимо, я оказался недостойным хранителем». В тот же мог его схватили вавилоняне и убили в том самом месте, где совершалось ежедневное жертвоприношения. Вместе с первосвященником убили его дочь, и ее кровь смешалась с кровью отца. Священники и левиты сами бросились в огонь, сжимая в руках свои арфы и трубы, чтобы развратные халдеи не надругались над ними. Их примеру последовали девы, ткавшие завесы для святилища.

 

Легенды евреев: Последние цари Иудеи

Луис (Леви) Гинцберг

Йегояким оказался очередным нечестивым монархом, жестоким к людям и неверным Всевышнему. Он сознательно носил запрещенную одежду из льна и шерсти; на своем теле он вытатуировал имена языческих богов. Чтобы не выглядеть по-еврейски, Йегояким сделал операцию, скрывающую обрезание. Царь предавался разнообразному разврату, он нередко казнил мужей, чтобы затем овладеть их женами. Будучи кощунником и богохульником, Йегояким говорил: «Предки мои не знали, как прогневать Бога. Я же честно говорю, что Он нам без надобности. Мы можем обойтись даже без света, который Он нам дарует – нам будет светить золото из земли Парваим». Видя такое нечестие, Бог подумал, не обратить ли мир в первозданный хаос. И если Он не сделал этого, то лишь потому, что и во времена Йегоякима на земле оставались праведные богобоязненные люди.

 

Пасхальные легенды евреев: Начало рабства

Луис (Леви) Гинцберг

Евреи стали называть Малоля, царя Египта, Марор («горький»), поскольку в его правления египтяне сделали их жизнь горькой, принудив их к тяжелым изнурительным работам. Не ограничившись указом, фараон лично явился на стройку и начал лепить кирпичи. После этого, если евреи отказывались строить, говоря, что непригодны к столь тяжелой работе, египтяне говорили им: «Не хотите ли вы сказать, что вы нежнее самого фараона?». Царь лично убеждал евреев ласковыми словами: «Дети мои! Прошу, сделайте для меня эту работу, постройте несколько небольших строений. Обещаю вам за это большую награду». Таким образом египтяне перехитрили евреев, когда же те оказались в их власти, стали обращаться с ними с крайней жестокостью. Женщин они заставляли делать мужскую работу, мужчин – женск

 


ПРЕДЫДУЩИЕ ПУБЛИКАЦИИ