Турмулун и Авраам

Дмитрий Сливняк

Внезапно среди ночной тишины раздаются жуткие звуки – то ли завывание ветра, то ли рев какого-то страшного зверя. Женщины и дети в панике – они знают, что это подал голос Турмулун, или Дарамулун, небесный бог-громовержец. Его очень интересуют мальчики, проходящие инициацию и находящиеся в промежуточно-беспомощном состоянии «ни здесь, ни там» − уже не дети, но еще не мужчины. Он ими питается. Впрочем, возвращаются они целы и почти невредимы – Турмулун их заглотал и потом изрыгнул обратно, только без переднего зуба. Страшно и мальчикам, но они хотя бы видят, как извлекается «голос Турмулуна» − взрослые мужчины крутят на веревках тонкие продолговатые дощечки, которые и издают воющий звук. Передний зуб тоже выбивают взрослые. Знание этих двух вещей и представляет главную тайну инициации, которую нужно хранить от женщин и детей под страхом смерти. Само существование Турмулуна и его роль в инициациях при этом сомнению не подвергаются.

 
play

Сотворение мира в музыке

Владимир Мак

В 19 веке поэма Мильтона привлекла композитора, написавшего огромное количество музыки, бывшего при жизни одной из самых крупных фигур в европейской музыке 19 века, однако оставшегося в истории великим пианистом и автором всего лишь нескольких романсов и оперных арий. Антон Григорьевич Рубинштейн. На мой взгляд, трагическая фигура. Как он сам писал, христиане его считали евреем, евреи – выкрестом, немцы – русским, русские – немцем, классики – авангардистом, авангардисты – ретроградом… В своем отечестве Рубинштейн кумиром не стал. Но в Европе его авторитет был велик еще смолоду, когда Ференц Лист нашел в нем друга и преемника. В 1854 году Рубинштейн был вместе с Листом в Халле, где проводилась серия (сегодня назвали бы фестивалем) хоровых концертов. После этого оба поехали в Голландию, где слушали оратории Генделя и Гайдна. Наверняка или в Халле, или в Голландии звучало и «Сотворение мира» Гайдна. Вскоре в переписке с Листом у Рубинштейна возникает идея и тема его первой оратории. 3 июня 1855 года Лист пишет: «Принялись ли Вы за "Потерянный рай"? Полагаю, что это будет произведение, наиболее способное завоевать Вам композиторскую славу». 7 июля 1855 года Рубинштейн отвечает Листу: «Я пошлю Вам первую часть "Потерянного рая" в клавираусцуге, когда окончу ее; будьте добры, возвратите ее с Вашими замечаниями, ибо я чувствую, что эту работу можно выполнить лишь советуясь с теми, кто ближе всего к этим возвышенным сферам»