Йеѓуда и Тамар

Арье Ольман

«Твоя невестка Тамар блудила и даже зачала от блуда!» О беременности Тамар докладывают Йеѓуде, поскольку она привязана к его семье, а он – глава семьи, вождь с патриархальными правами судьи. Другой власти у кочевников-пастухов нет. Йеѓуда приговаривает Тамар к смертной казни за супружескую измену. Уже выходя на сожжение, Тамар посылает Йеѓуде залог со словами: «Я беременна от человека, которому принадлежат эти вещи. Узнай, чьи это печать, шнур и посох!» (38:25). Хуже не будет, всё равно помирать в позоре, но возможно Йеѓуда в последний момент всё поймёт… Обратите внимание, что Тамар не кричит прилюдно о том, что беременна от Йеѓуды, а посылает ему тайный намёк, более того – выпускает из рук все доказательства своей правоты, отдавая их человеку, от слова которого зависят её жизнь и смерть, и который совсем не заинтересован их открывать.

 

Турмулун и Авраам

Дмитрий Сливняк

Внезапно среди ночной тишины раздаются жуткие звуки – то ли завывание ветра, то ли рев какого-то страшного зверя. Женщины и дети в панике – они знают, что это подал голос Турмулун, или Дарамулун, небесный бог-громовержец. Его очень интересуют мальчики, проходящие инициацию и находящиеся в промежуточно-беспомощном состоянии «ни здесь, ни там» − уже не дети, но еще не мужчины. Он ими питается. Впрочем, возвращаются они целы и почти невредимы – Турмулун их заглотал и потом изрыгнул обратно, только без переднего зуба. Страшно и мальчикам, но они хотя бы видят, как извлекается «голос Турмулуна» − взрослые мужчины крутят на веревках тонкие продолговатые дощечки, которые и издают воющий звук. Передний зуб тоже выбивают взрослые. Знание этих двух вещей и представляет главную тайну инициации, которую нужно хранить от женщин и детей под страхом смерти. Само существование Турмулуна и его роль в инициациях при этом сомнению не подвергаются.

 

СЕКРЕТЫ ОСТРАКОНОВ

Поразительными были результаты исследования, выявившие не менее шести различных авторов остраконов – писавших, по словам Финкельштейна, «очень хорошо и почти без ошибок». А ведь речь идет о переписке небольшого, затерянного в пустыне укрепления с гарнизоном в 30-50 солдат! По мнению ученых, результаты эти говорят о существовании разветвленной системы образования и сравнительно широкой грамотности на всех уровнях аминистративной, военной и жреческой иерархии Иудеи в конце периода Первого храма. Согласно подсчетам Финкельштейна, в этом царстве с населением примерно в 100 тыс. человек было не менее нескольких сотен грамотных. «Конечно, библейские тексты могли быть составлены одиночками и храниться под замком в иерусалимском Храме, в то время как неграмотному населению содержание их сообщалось путем публичных чтений и устных посланий» – говорится в исследовании. «Однако широкая грамотность служит более вероятным фоном для составления таких амбициозных произведений, как Второзаконие и история древнего Израиля в книгах от Иисуса Навина до Царств (известных как девтерономическая история), ставших основой идеологии и теологии Иудеи».

 

Не копенгаген

Дмитрий Сливняк

После того, как голландская сборная проиграла матч, на кафедре библеистики Утрехтского университета царило уныние. И тогда веселый усач Боб Беккинг произнес: «Нужно к этому относиться по-копенгагенски. Считать, что этого не было». Читатель, знакомый с современным состоянием науки о Библии, наверное догадается, что профессор Беккинг намекал на так называемую копенгагенскую школу – она же школа минималистов или «банда четырех». Действительно, основных ее представителей четыре: Нильс-Петер Лемке (Копенгаген; самый умеренный и приличный из всех), Томас Томпсон (американец, перебрался в Копенгаген), Филипп Дэвис (Шеффилд, Англия) и Кейт Уайтлем (тоже Шеффилд). Копенгагенско-шеффилдская четверка имеет среди библеистов скандальную славу – ее обвиняют в нигилизме и антисемитизме, причем с достаточными основаниями.

 

Кумранские рукописи и их значение

Михаил Туваль

Это – мир, в котором зародились, а затем стали достоянием широких масс такие идеи, как единый Бог, сотворение мира, избранный народ, Диавол, Мессия, вечная жизнь, воскресение из мертвых, вечный суд, рай и ад, и многие другие. Это – мир, в котором проживали Иуда Маккавей, Филон Александрийский, Юлий Цезарь, Гиллель Старший, Иешуа из Назарета, Шауль из Тарса (апостол Павел), Иосиф Флавий, Бар-Кохва и Рабби Акива. Это – мир и век, в которых были заложены основы двух важнейших религиозных и культурных традиций Запада – раввинистического иудаизма и христианства. Используя фигуру речи, приписываемую одному из вышеупомянутых деятелей, до Кумрана мы видели тот мир лишь как «[cm id='16483']смутное отражение в зеркале[/cm]». Теперь же, даже если мы все равно видим только его малую часть, мы видим его «лицом к лицу».

 


ПРЕДЫДУЩИЕ ПУБЛИКАЦИИ