recent

Царица Савская и Хатшепсут: Две царицы в одной

Элишева Яновская

Сам же храм, считает Великовский, был построен царицей после ее возвращения в Фивы по образцу Иерусалимского, а “новые формы религиозных церемоний с двенадцатью жрецами и верховным жрецом, совершающим службу” (там же), также были введены под влиянием увиденной царицей службы в Иерусалимском Храме. Исследователь отождествляет упомянутые в надписях на барельефе миртовые террасы, которых достигли путешественники, с засаженными благовонными растениями и пряностями (использовавшимися во время службы в Храме) террасы Иерусалима. Привезенные царицей из Пунта и посаженные рядом с храмом Амона-Ра диковинные деревья он считает деревьями, присланными Соломону в дар от царя Хурама и переданными им царице Савской. Присутствие в Пунте людей черной расы и африканских животных Великовский также объявляет привезенными из Офира дарами Хурама.

 

О судебной системе в эпоху централизации культа

Дмитрий Сливняк

«Место, которое изберет Господь, Бог твой» и куда должны были обращаться местные судьи за консультацией – видимо, то самое, что Господь избрал, «чтобы водворить там свое имя», то есть Храм в Иерусалиме. Место это имело сакральный статус, и там, согласно нашему тексту, находились «священники-левиты и/или судья» (стихи 9, 12), которые и наставляли своего коллегу, находившегося в недоумении, «какой закон (применить), какой здесь вид крови и какой вид болезни». В более поздние времена этот «верховный суд» отождествляли с Синедрионом (Санhедрин), а местный судья, отказывающийся ему подчиниться, получил в талмудической литературе название «строптивый старец» (закен мамре, перевод вслед за Еврейской энциклопедией Брокгауза и Ефрона). В Вавилонском Талмуде (Санхедрин 86б – 89а) имеется сугия (т.е. отрывок на определенную тему), посвященная нашему тексту. Там определяется, в каких случаях законоучитель рассматривается как «строптивый» и подлежит смертной казни. При этом применяется тот же ограничительный подход, который мудрецы Талмуда применяли по отношению к законам о «совращенном городе» (см. комментарий к Втор. 13: 13-19) и о «буйном и непокорном сыне» (см. комментарий к Втор. 21: 18-21). Так, «старец»-законоучитель не подлежит смертной казни, если после консультации он продолжает преподавать в соответствии со своим прежним мнением, но сам не применяет его на практике и не требует от других его применять; равным образом, даже если он отрицает закон, прямо сформулированный в Пятикнижии, но не раввинистическую интерпретацию, основанную на таком законе.

 

Дебаты об Исходе: А БЫЛ ЛИ ИСХОД?

Джошуа Берман

Одни придут к выводу, что сюжет египетской поэмы попал к израильтянам неведомыми путями и, по неизвестным причинам, на много веков позже был включен в текст книги Исхода. Другие увидят в параллелях не более чем одно большое совпадение. Но мое собственное заключение иное: на основании приведенных свидетельств резонно предположить, что трансфер поэмы состоялся в момент ее наибольшего распространения, в тот единственный период, когда в Египте обращали на нее особое внимание — то есть в эпоху царствования самого Рамсеса II. По моему мнению, свидетельства указывают, что текст книги Исхода запечатлел память о том времени, когда израильтяне искали язык для восхваления Бога — и нашли сырой материал в виде сюжетных линий и тропов хорошо известного им египетского текста. Присвоив и «перекодировав» этот материал, иудеи заявили, что Бог Израиля оставил далеко позади величайшее достижение величайшего из земных властителей.

 

Йеѓуда и Тамар

Арье Ольман

«Твоя невестка Тамар блудила и даже зачала от блуда!» О беременности Тамар докладывают Йеѓуде, поскольку она привязана к его семье, а он – глава семьи, вождь с патриархальными правами судьи. Другой власти у кочевников-пастухов нет. Йеѓуда приговаривает Тамар к смертной казни за супружескую измену. Уже выходя на сожжение, Тамар посылает Йеѓуде залог со словами: «Я беременна от человека, которому принадлежат эти вещи. Узнай, чьи это печать, шнур и посох!» (38:25). Хуже не будет, всё равно помирать в позоре, но возможно Йеѓуда в последний момент всё поймёт… Обратите внимание, что Тамар не кричит прилюдно о том, что беременна от Йеѓуды, а посылает ему тайный намёк, более того – выпускает из рук все доказательства своей правоты, отдавая их человеку, от слова которого зависят её жизнь и смерть, и который совсем не заинтересован их открывать.

 

Турмулун и Авраам

Дмитрий Сливняк

Внезапно среди ночной тишины раздаются жуткие звуки – то ли завывание ветра, то ли рев какого-то страшного зверя. Женщины и дети в панике – они знают, что это подал голос Турмулун, или Дарамулун, небесный бог-громовержец. Его очень интересуют мальчики, проходящие инициацию и находящиеся в промежуточно-беспомощном состоянии «ни здесь, ни там» − уже не дети, но еще не мужчины. Он ими питается. Впрочем, возвращаются они целы и почти невредимы – Турмулун их заглотал и потом изрыгнул обратно, только без переднего зуба. Страшно и мальчикам, но они хотя бы видят, как извлекается «голос Турмулуна» − взрослые мужчины крутят на веревках тонкие продолговатые дощечки, которые и издают воющий звук. Передний зуб тоже выбивают взрослые. Знание этих двух вещей и представляет главную тайну инициации, которую нужно хранить от женщин и детей под страхом смерти. Само существование Турмулуна и его роль в инициациях при этом сомнению не подвергаются.

 

СЕКРЕТЫ ОСТРАКОНОВ

Поразительными были результаты исследования, выявившие не менее шести различных авторов остраконов – писавших, по словам Финкельштейна, «очень хорошо и почти без ошибок». А ведь речь идет о переписке небольшого, затерянного в пустыне укрепления с гарнизоном в 30-50 солдат! По мнению ученых, результаты эти говорят о существовании разветвленной системы образования и сравнительно широкой грамотности на всех уровнях аминистративной, военной и жреческой иерархии Иудеи в конце периода Первого храма. Согласно подсчетам Финкельштейна, в этом царстве с населением примерно в 100 тыс. человек было не менее нескольких сотен грамотных. «Конечно, библейские тексты могли быть составлены одиночками и храниться под замком в иерусалимском Храме, в то время как неграмотному населению содержание их сообщалось путем публичных чтений и устных посланий» – говорится в исследовании. «Однако широкая грамотность служит более вероятным фоном для составления таких амбициозных произведений, как Второзаконие и история древнего Израиля в книгах от Иисуса Навина до Царств (известных как девтерономическая история), ставших основой идеологии и теологии Иудеи».

 

Не копенгаген

Дмитрий Сливняк

После того, как голландская сборная проиграла матч, на кафедре библеистики Утрехтского университета царило уныние. И тогда веселый усач Боб Беккинг произнес: «Нужно к этому относиться по-копенгагенски. Считать, что этого не было». Читатель, знакомый с современным состоянием науки о Библии, наверное догадается, что профессор Беккинг намекал на так называемую копенгагенскую школу – она же школа минималистов или «банда четырех». Действительно, основных ее представителей четыре: Нильс-Петер Лемке (Копенгаген; самый умеренный и приличный из всех), Томас Томпсон (американец, перебрался в Копенгаген), Филипп Дэвис (Шеффилд, Англия) и Кейт Уайтлем (тоже Шеффилд). Копенгагенско-шеффилдская четверка имеет среди библеистов скандальную славу – ее обвиняют в нигилизме и антисемитизме, причем с достаточными основаниями.

 


ПРЕДЫДУЩИЕ ПУБЛИКАЦИИ