Известно, что слоны в диковинку у нас…

Гали-Дана Зингер

Вопрос о том, был ли во всей многовековой истории евреев хоть один случай, когда редкому в наших краях слону, тщательнейшим образом привязанному, скажем, к скале, пришлось поработать стенкой сукки, можно с полным правом счесть досужим и неуместным. Как бы то ни было, образ крупнейшего сухопутного млекопитающего, собственным прямостоящим и одушевленным телом или скорбной поверженной бездыханной тушей помогающего народу Божьему исполнить заповедь, навсегда отпечатался в национальном сознании. Существует редко исполняемое в наше время правило, по которому при виде слона или обезьяны, следует произносить: «Благословен Ты, Бог наш, Царь Вселенной, изменяющий создания». Происхождение сего эволюционистского благословения, несомненно, вызвавшего бы горячее одобрение Чарльза Дарвина, покрыто тайной. Почему именно слон, и никто другой, удостоен такой чести, наравне с самым близким к человеку Господним созданием? «Меирей Брахот» (52:8) считает, что дело тут в особом сходстве слона с человеком, так как тела обоих не покрыты шерстью, и первый использует свой хобот так же, как второй – руки. Широко распространена и легенда о том, что во времена великого потопа Бог превратил некоторых людей в обезьян и слонов.

 

Библейские образы в романах Давида Шахара

Некод Зингер

Творчество выдающегося израильского писателя Давида Шахара (1926-1997) вряд ли может быть полностью осмыслено без знания классических еврейских источников. Реминисценции из них пронизывают его произведения подобно сети сосудов, несущих живую кровь от сердца древней традиции к мозгу современного текста. Особенно это характерно для цикла иерусалимских романов «Чертог разбитых сосудов», над переводами которых мне довелось работать. Такие реминисценции – от прямого цитирования до парафразов, намеков и даже пародий – можно приблизительно разделить на три категории: библейские, талмудические и каббалистические. Обратимся для начала к первой, наиболее явной из них, на примерах, взятых из первого романа – «Лето на улице Пророков» (1969, русский перевод: Гешарим-Мосты Культуры, 2004).