next perv

Светящиеся камни царя Ахашвероша



 Как все мы хорошо помним, библейская книга Эстер начинается красочным описанием роскошного пира, который персидский  царь Ахашверош задал своим подданным:

Занавеси из белой ткани, хлопка и синеты закреплены были белыми льняными и пурпурными шнурами на серебряных прутьях и на мраморных колоннах; золотые и серебряные ложа  стояли на полу из красного, синего, белого и черного мрамора. Напитки подавались в золотых сосудах и в посудинах разной формы, и вина царского было вдоволь, с царской щедростью. А питье (шло) чинно, никто не принуждал, потому что так приказал царь всем управляющим дома своего – чтобы поступали они по воле каждого.

Эстер, 1:6-8

Комментируя этот отрывок, Талмуд, в частности, говорит:

«Стояли на полу из красного, синего, белого и черного мрамора» (ве-дар ве-сохарет)» . Сказал Шмуэль сказал: «Драгогенный камень есть в заморских городах, и называют его дара. Поместил его посреди пирующих, и он светил, словно полуденное солнце (ке-цоѓораим).

Мегила, 12а

Стоит отметить, что  в Устной Торе, персидский царь был далеко не первым и не единственным обладателем светящихся камней. Причем если Ахашверош украсил ими пиршественный зал из неизвестных соображений, другие обладатели подобных «девайсов» использовали их сугубо функционально. Ноах, к примеру, использовал их для освещения своего ковчега:

«Сделай отверстие (цоѓар) в ковчеге» (Берешит, 6: 16). Сказал рабби Йоханан: Святой, благословен Он, сказали Ноаху: помести там драгоценные камни и жемчужины, чтобы они давали вам свет, яркий, словно в полдень (цоѓараим).

Санѓедрин, 108б

Похожую традицию мидраш приводит эту же традицию от имени другого мудреца:

Рабби Пинхас от имени рабби Леви [сказал]: Все двенадцать месяцев, которые Ноах провел в ковчеге, не нуждался он ни в солнечном свете днем, ни в лунном свете ночью; ибо был у него драгоценный камень, и [Ноах] подвешивал его. Когда [камень] был тусклым, знал, что это день; когда же был блестящим, знал, что это ночь.

Берешит Раба, 31:11

Согласно другой  еврейской легенде, Авраам построил город для шестерых сыновей, которых родила ему Кетура.  Стена, окружавшая город, была так высока, что заслоняла солнечный свет. Поэтому Авраам подарил сыновьям огромные драгоценные камни и жемчужины, светившие ярче солнца. (По легенде, эти камни будут светить людям, когда придет Машиах).

Йона, оказавшийся в чреве кита, так же наслаждался искусственным освещением:

Сказал р.  Меир:  драгоценный камень был помещен в желудке у рыбы, и он светил Йоне подобно солнцу, которое сияет в полдень; и он показывал Йоне все, что происходит в морских глубинах , как сказано: «Свет посеян для праведника» (Теѓилим 97:11).

Пиркей де рабби Элиэзер, 10

В отличие от Талмуда и мидрашей, в Библии никаких светящихся камней мы не находим?  Однако в античной литературе этот сюжет был весьма и весьма популярен. Так, Плиний Старший (между 22 и 24 79 н.э.), римский писатель-энциклопедист, описал сразу несколько разновидностей таких камней:

Подствен и сандастр по природе, и некоторые называют его гарамантийской геммой. Он добывается у индов в месте того же названия. Встречается он и на юге Аравии. Высшая привлекательность его в том, что огонь, словно прикрытый в прозрачности, сверкает внутри золотыми каплями, как звездами, всегда внутри, никогда — на поверхности. Кроме того, о нем рассказывают как о святыне из-за связи с созвездиями, так как звезды в нем усеяны по расположению и по числу почти как у Плеяд и Гиад — по этой причине сандастры у халдеев являются предметом культа. Такой же белый тот, который называется астрием, близкий к хрусталю, рождающийся в Индии, на берегах Паталены. У него внутри из середины светит звезда сверканием полной луны. Некоторые причиной его названия приводят то, будто, если держать его против звезд, он улавливает их сверкание и отражает его.

Естественная история, 37:28, 48

Греческий писатель Лукиан Самосатский (около 120 – после 180 гг. н. э.) описал сирийский храм богини Астарты, которую писатель, в соответствие с греческой традицией «эллинизации» местных пантеонов, называет Герой ассирийской:

Несколько подробнее стоит остановиться на камне, который находится на голове Геры. Его зовут «светочем», и это имя вполне соответствует действию, производимому им: ночью он светит так ярко, что освещает собой весь храм как бы множеством светильников. Днем, когда этот свет ослабевает, камень по внешнему виду становится похож на огонь. Изображение Геры обладает еще и другим чудесным свойством: когда стоишь перед ней; то кажется, что она смотрит прямо на тебя, но и когда ты отойдешь, ее взгляд следует за собой. Если же кто другой посмотрит на изображение, хотя бы и с иного места, — то же повторяется и с ним.

О сирийскаой богине, 32

Наконец, современник Лукиана, римский писатель и философ Клавдий Элиан, поведал следующую трогательную историю о некой Гераклеи, вдове из Тарента:

Горе научило ее состраданию, и, когда молодой аист, учившийся летать, обессилел и упал на землю прямо перед ней, Гераклея подобрала беспомощную птицу и заботливо ухаживала за ней до тех пор, пока она не выросла и не смогла улететь. Год спустя, греясь на ярком солнце возле своего дома, женщина увидела летящего к ней аиста. Пролетая у нее над головой, птица уронила ей на колени драгоценный камень. Гераклея отнесла камень в дом, безошибочным инстинктом почувствовав, что аист, уронивший его, был тем самым птенцом, о котором она заботилась в прошлом году. Ночью она проснулась и, к своему удивлению, увидела, что комната словно освещена многочисленным факелами, и свет исходит от камня, подаренного аистом в знак благодарности.

О природе животных. Цит. по Джордж Фредерик Кунц, Драгоценные камни в мифах и легендах

Разумеется, нельзя исключить, что речь идет о параллельных сюжетах. Однако Даниэль Шпербер, профессор университета  Бар-Илан, предложил другую гипотезу.

Плиний Старший родился в северной, а умер в южной Италии. Лукиан был родом из города Самосы в римской провинции Сирия. Клавдий Элиан жил в Риме.  Рабби Йоханан и Шмуэль – соответственно, палестинский  и вавилонский мудрецы III века. Соответственно, Шперберг предположил, что легенда о святящихся камнях возникла в I веке в Италии и восточных провинциях Римской империи. Там с ней познакомились еврейские мудрецы, от которых о святящихся камнях узнали их коллеги в Вавилоне.

На сегодняшний день не вызывает сомнений, что мудрецы Талмуда были знакомы с современными им греческими и римскими естественнонаучными представлениями, в том числе изложенными у Плиния. Если гипотеза Шпербера соответствует истине, перед нами – еще одно подтверждение, сколь проницаемой была стена, отделявшая в то время евреев от их соседей и культур.

По материалам книги Daniel Sperber. Magic and Folklore in Rabbinic Literature. Bar Han Studies in Near Eastern Languages and Culture. Ramat-Gan: Bar Ilan University. Press, 1994.


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение