next perv

Стихами как Ибн Эзра я



Некоторое время назад в руки мне попал роскошный образец венецианское еврейское барокко:  диван р. Иегуды Арье (Леона) Модены (1571-1648), прославленного венецианского раввина, поэта, ученого и проповедника.

Его диван начинается с перевода на иврит песней из “Неистового Роланда” Лодовико Ариосто. Затем идет излюбленная барочная забава –  стихи, которые можно прочесть и на итальянском, и на иврите.  Последнее, разумеется, неудивительно, поскольку рабби Леон де Модена был человеком своего времени – времени расцвета Венеции и венецианского гетто, времени, когда еврейская община была открыта для контактов и влияний и гордилась собственной мощной традицией, и когда образованные и богатые христиане учились у еврейских ученых.

Вот небольшое стихотворение из этого дивана (в моем переводе):

Стихами как Ибн Эзра я,
А вы – Калир, наоборот.
Мой век – Иммануэля век,
А ваше время – этот род.

Как нетрудно заметить, это стихотворение – нечто вроде эпиграммы, в которой автор восхваляет сам себя.  Для европейского читателя это выглядит странновато, однако совершенно естественно для читателя еврейского: синьор из Венеции и барочный поэт 16-17 вв. получил традицию стихотворений в жанре фахр (самовосхваление) – от бедуинов из Хиджаза 5 в. через евреев Испании 12 в. и через Иммануэля Римского, поэта 13-14 вв., упоминаемого в этой эпиграмме. 

Надо сказать, оригинальность и новизна вовсе не считались важными достоинствами поэзии, в отличии от поэзии, которую мы обычно читаем – от романтиков до наших дней. Напротив, достоинством порой считалось как раз следование высоким образцам, заданным предшественниками, но при этом весьма ценилась некая красивая отделка, интересный поворот, остроумная игра слов и т.д. Поэтому, хваля себя и хуля других поэтов, автор говорит, что он из золотого века Иммануэля Римского (на тот момент, кстати, уже запрещенного поэта! И, несмотря на запрет в Шульхан Арух, его все равно читали, причем не только “миряне”, но даже раввины!), его же современники – из нынешних времен.

Впрочем, не всегда древнее лучше более нового. Авраам Ибн Эзра, великий комментатор и поэт 12 в. из Испании, противопоставляется [возможно] палестинскому поэту Элазару га-Калиру [возможно] 7 в. Элазар ха-Калир, чьи стихи были весьма герметичны, с массой аллюзий на литературу мидраша, с множеством неологизмов, критиковались уже поэтами испанского золотого века – он был этаким Тредиаковским еврейской поэзии. Впрочем  критика его творчества временами столь же несправедлива, как порой критика Тредиаковского.

И последнее: порой  мы посмеиваемся над “невежественными “израильтянами, которые называют улицу Ибн Габироль – Эвен Гвироль, как будто это не арабское “ибн” – сын, а ивритское “эвен” – камень. Но вот, Леон ди Модена огласовывает так же: Эвен Эзр


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение