next perv

Стена плача после Шестидневной Войны: новые документы



Недавно, накануне празднования пятидесятилетия освобождения Иерусалима, опубликованы Первый план площади перед Стеной плача и израильская министерская переписка по этому поводу.

 Первый архитектурный план площади у Западной стены (фото: Yad Леви Эшколь)

«Прекращение работ посредине может причинить огромный ущерб и вызвать беспрецедентный скандал», – писал министр религий Зерах Варгафтик в 1967 году, вскоре после того, как Стена плача оказалась под контролем израильтян. Адресатом письма был министр финансов, отказавшийся утвердить перевод денег, необходимых для проведения работ у Стены плача. Копию письма Варгафтик направил тогдашнему премьер-министру Леви Эшколю, прося его о помощи.

Вдова Эшколя много лет хранила эту переписку, проливающую свет на то, как после войны решалась судьба Стены плача. Затем эти письма были переданы в архив института Яд Леви Эшколь («Наследие Леви Эшколя»). Недавно, в честь пятидесятилетия воссоединения Иерусалима, они впервые были обнародованы.

В числе опубликованных документов – первый план площади около Стены. Площадь решено было построить на месте снесенного квартала Муграби.

Стена плача через неделю после освобождения

Сразу же после освобождения Старого города многие архитекторы принялись планировать площадь перед Стеной плача и окружающее ее пространство. Все ждали решения премьер-министра о том, кому будет поручено управление и реставрация величайшей еврейской святыни. Уже в конце Шестидневной войны этот вопрос вызвал споры между Управлением национальных парков и Министерством религий. Управление рассматривало Стену плача как будущий национальный парк, тогда как Министерство настаивало о передачи Стены в ведение Министерства религий, поскольку речь идет о святом месте.

В конечном итоги Эшколь принял решение в пользу Министерства религий, и министр Варгафтик поручил архитектору Йосефу Шейнбергеру разработать первый план регулирования движения около Стены плача, чтобы сделать это место максимально доступным для миллионов паломников со всего света. Однако этот план вызвал сопротивление, и тогда министр Варгафрик написал своему коллеге:

«Начало работы и ее осуществление являются неотложным делом. Во-первых, необходимо подготовить площадь для десятков тысяч молящихся, которые придут сюда 9 ава, во-вторых – в связи с грядущими Грозными днями; и в-третьих – в связи с грядущим сезоном дождей: если работа не будет окончена, площадь превратится в огромное болото».

Министр жаловался на задержку перевода денег, необходимых для проведения работ (680 тысяч израильских фунтов), а также на изданный Минфином запрет использовать для этих целей пожертвования частных лиц.

«В связи с этим хочу упомянуть, что депутат кнессета Яаков Меридор передал мэру Иерусалима Тедди Колеку чек на 1000 фунтов на приобретения плитки, чтобы замостить участок около Стены… Филантроп из Англии предложил Главному раввинату 5000 тысяч фунтов стерлингов на создание станции первой помощи…», – писал министр.

Варгафрик отмечал, что не требует передачи денег его ведомству, поскольку государство согласилось взять на себя все необходимые расходы. Однако что их этих средств было переведено Министерству религий?

«Только те деньги, которые молящиеся оставили между камней Стены – около 15 тысяч фунтов», – недоумевал в письме Варгафрик.

Письмо министра Варгафтика

Профессор Алона Ницан-Шифтан, архитектор и преподаватель истории архитектуры хайфского Техниона, рассказывает, что 10 июня 1967 года, в последнюю ночь Шестидневной войны, армейские бульдозеры разрушили квартал Муграби, прилегавший к узкой аллее около Стены. На месте разрушенных домов высились груды мусора и развалин. Нужно было срочно расчистить и подготовить место для миллионов израильтян и людей со всего мира, которые захотят прийти к Стене плача, впервые за две тысячи лет оказавшейся под контролем Израиля. Первый предложенный план мало отличался от того, что мы видим сегодня. Было решено отделить пространство, предназначенное для молитвы, от пространства для посетителей. Кроме того, был предложен ряд мер, чтобы сделать место более доступным.

По словам Ницан-Шифтан, важной частью плана стало решение разделить пространство для молитвы на мужскую и женскую часть. Именно то, что реконструкция площади и управление объектом были поручены именно Министерству религий, фактически и превратило это место в ортодоксальную синагогу. Если бы 50 лет назад премьер Леви Эшколь принял решение в пользу Национальных парков, этого бы, возможно, и не произошло.

Источник


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение