next perv

«ЧЕСТЬ ИМЕЮ: ЛАММЕД-ВОВ»  



24 марта 1929 года Даниил Хармс (1905-1942), обэриут, абсурдист, философ, монстр, чародей, эксцентрик и один из самых одаренных и блестящих русских поэтов двадцатых-тридцатых годов истекшего века, закончил новое стихотворение. Вышло оно длинным, и то – продолжение Хармс в черновике решительно перечеркнул. Стихотворение он озаглавил по именам действующих в нем лиц: «Ку Шу Тарфик Ананан». И завершил словами Ку – «Честь имею: Ламмед-Вов».

Вообще-то этот Ку – персонаж очень странный и непонятный. Даже для Хармса. Вот он появляется, заводит речь о пустынниках и отшельниках. И представляется:

Я Ку проповедник и Ламмед-Вов

сверху бездна, снизу ров

по бокам толпы львов

Только не стоит принимать все это за очередную хармсовскую бессмыслицу или словотворчество. В русской поэзии, пожалуй, нелегко будет найти другие три строки, настолько насыщенные библейскими и иудейскими образами и символами. Но они зашифрованы, и шифр Хармса нам понадобится разгадать.

Возьмем само имя Ку. В нем слышится древнеегипетское мифологическое «Ка» – жизненная сила, двойник души человека. И слышится не просто так, ведь Хармс очень интересовался Древним Египтом, и египетских мотивов в его текстах хоть отбавляй. А еще явно слышится в имени Ку – «куф», название девятнадцатой буквы еврейского алфавита.

И это тоже не случайно. Во второй половине 1920-х годов Хармс заинтересовался каббалой, читал все, до чего мог дотянуться, пытался найти французский перевод книги «Зогар». Выходит, Ку – это двойник. Еврейский двойник автора.

Верна ли наше теория? Да, Хармс тяготел к еврейству, восторгался еврейскими девушками, что-то читал по иудаизму, пробовал даже изучать иврит… Но придумать себе еврейского двойника-проповедника – как-то, согласитесь, слишком.

Впрочем, смелое наше предположение можно проверить. И проверочным камнем станут невесть откуда взявшиеся в третьей строке цитаты львы. Целые «толпы львов».

Толпы царственных хищников пришли в стихотворение Хармса прямиком из Библии. Точнее же, из шестой главы книги пророка Даниила. В ней рассказывается, как Даниил, еврейский князь персидского царства в Вавилоне, по велению царя Дария был брошен «в ров львиный». Брошен за то, что взывал не к Дарию, а «три раза в день преклонял колени, и молился своему Богу, и славословил Его» (Дан. 6:10). Но Господь спас пророка, чье имя означает на иврите «Бог мне судья»: «Бог мой послал Ангела Своего и заградил пасть львам, и они не повредили мне, потому что я оказался пред Ним чист, да и перед тобою, царь, я не сделал преступления» (Дан. 6:22).

Именем пророка Даниила назвали Даниила Хармса. Отец его, Иван Павлович Ювачев, мичман Черноморского флота, народоволец и каторжник, который пережил в Шлиссельбурге духовное перерождение и стал религиозно-мистическим писателем, занес в записную книжку следующее пояснение: «Во-1) сегодня память Даниила, 2) 12 дней тому назад в 6-м часу видел во сне его, 3) по имени его “Суд божий” можно назвать и свои личные страдания 14 дней в революцию России; 4) самый дорогой пророк для меня, из которого я строю свою философию».

Значит, Ку – действительно духовный двойник автора. А отождествление поэта с пророком – что может быть традиционней?

Но почему «Ламмед-Вов»? В иврите числовой эквивалент буквы «ламед» – 30, «вав» – шесть. В иудаизме у числа 36 много мистических значений, и одно из них связано с представлением о 36 «скрытых праведниках». Согласно талмудическим трактатам «Сангедрин» и «Сукка», в каждом людском поколении 36 праведников приветствуют Божественное присутствие, Шехину. На древнееврейском они так и прозываются – «ламед-вав цадиким», на идиш – «ламед-вовники».

В народной традиции «скрытые праведники» спасают людей от преследований и бедствий. Часто это малозаметные, полунищие, необразованные люди, в поте лица своего зарабатывающие себе на хлеб. Но они, сами того не сознавая, являются хранителями мира: если в каком-либо поколении «скрытых праведников» будет меньше 36, мир рухнет.

Легенда о тридцати шести скрытых праведниках отразилась во многих и многих произведениях литературы и кинофильмах, в том числе и недавних. Величайший исследователь каббалы Гершом Шолем написал о ней небольшую работу, где показал связь этих поверий со средневековыми еврейскими астрологическими представлениями о трех «ликах» каждого из знаков Зодиака.

У Хармса образ «ламедвовника» снова возникает в повести «Старуха»: в ней герой-писатель обдумывает «рассказ о чудотворце, который живет в наше время и не творит чудес. Он знает, что он чудотворец и может сотворить любое чудо… и в конце концов умирает, не сделав за свою жизнь ни одного чуда».

Так что же получается – устами Ку-проповедника Даниил Хармс провозглашает себя не только поэтом-пророком, но и «скрытым праведником»? Кажется, так и есть. Но у Хармса все не так, как кажется. И иронии ему было не занимать. Потому что поэту, вероятно, был известен еще один аспект легенды – если человек называет себя «ламед-вовником», то уж наверняка им не является.


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение