next perv

Распятый Аман и убийство в Инместар



В своей «Церковной истории» известный византийский историк Сократ Схоластик (ок. 380 -после 439) приводит следующую историю:

«В одном месте, называемом Инместар, которое находится между Халкидою и сирийской Антиохией, у них был обычай совершать какие-то игры. Во время этих игр, делая много бессмысленного, они, упоенные вином, издевались над христианами и над самим Христом и, осмеивая как крест, так и уповающих на Распятого, между прочим придумали следующее: схватив христианского мальчика, они привязали его ко кресту и повесили, потом начали смеяться и издеваться над ним, а вскоре, обезумев, стали бить его и убили до смерти. По сему случаю между ними и христианами произошла сильная схватка. Когда же это сделалось известно царям, то областные начальники получили предписание разыскать виновных и казнить».

Поскольку тезка великого афинского философа не давал повода заподозрить себя в филосемитизме, есть большой соблазн объявить эту историю наветом. Некоторые евреи именно так и поступают. Однако не будем спешить с выводами и попробуем разобраться.

Утверждение Схоластика, что евреи были пьяны, заставляет предположить, что если это убийство имело место, оно произошло в Пурим – единственный праздник, когда традиция не только разрешает, но и предписывает иудею напиться:

«Сказал Рава: “Человек обязан опьянеть в Пурим до такой степени, чтобы не отличать „проклят Аман!“ от „благословен Мордехай!“» (Мегила, 7б).

Более того – согласно Талмуду,  порой евреи исполняли эту заповедь столь ревностно, что дело едва не доходило до смертоубийства:

«Рава и рав Зейра устроили совместно пуримскую трапезу. Опьянели. Встал Раба и зарезал рава Зейру. Назавтра, [протрезвев], он попросил [Всевышнего] о милосердии – и вернул его к жизни. В следующем году сказал он ему [Рава – раву Зейре]: “Приходи, уважаемый, и мы устроим совместно пуримскую трапезу!” Ответил ему тот: “Не во всякий час свершается чудо”» (там же).

Однако обильное возлияние было не единственным пуримским обычаем. В Кодекс Феодосия, изданный в 438 году, вошло следующее предписание, сделанное в 408 году императорами Гонорием и Феодосием префекту преторианцев Флавию Антемию: запретить евреям сжигать в Пурим чучело Амана, распятое на кресте, поскольку это оскорбительно для христианства.

Трудно сказать, носил ли этот еврейский обычай намеренно антихристианский характер, или же лишь воспринимался в качестве такового. Однако представление о том, что библейский Аман был именно распят, а не повешен, было широко распространено и среди христиан. Виной тому – греческие и латинские переводы книги Эстер. Так, великий Микеланджело изобразил персидского визиря распятым, а Данте называл его «распятый, гордый обликом злодей». Византийские евреи в подавляющем большинстве своем свободно владели греческим языком, для многих он был родным, и даже Библию некоторые знали лишь по Септуагинте. Так что неудивительно, что и они могли считать, что Амана не повесили, но именно распяли.

Микеланджело. Распятый Аман

Микеланджело. Наказание Амaна (Сикстинская капелла).

Правда, как легко заметить, в приказе префекту Антемию речь идет о сожжении чучела, тогда как Сократ Схоластик пишет о живом мальчике. И здесь самое время вспомнить о другом обычае, на этот раз ашкеназских евреев. На Пурим во многих местах евреи нанимали нееврея (чаще всего бедняка), которого наряжали Аманом, водили по местечку, подвергали насмешкам, иногда слегка били. Естественно, эта практика вызывала возмущение христианского духовенства. Так, в 1722 году епископ Луцкий под угрозой штрафа запретил католикам наниматься в Аманы. В 1743 году епископ Пшемысльски обвинял местных евреев, что те наняли христианина изображать Амана, и грозил раввину годичным заключением, если такое повторится впредь. Аналогичные меры предпринимали и другие прелаты, однако, если верить еврейским мемуаристам, этот обычай благополучно существовал еще в конце XIX века. Воспоминания об этом обряде зафиксированы и современными фольклористамиВремя возникновения этого обычая неизвестно. Однако вполне можно допустить, что Сократ Схоластик писал именно о нем.

Таким образом,  имеющиеся источники  позволяют нам сделать реконструкцию событий, возможно имевших место «между Халкидою и сирийской Антиохией». Празднуя Пурим, местные евреи по традиции наняли нееврея, который должен был изображать Амана, и для пущей достоверности привязали его к кресту. Дальше, скорее всего, участники выпили слишком много, или возник какой-то конфликт, и в результате то, что задумывалось как развлечение, обернулось кровавой трагедией – надо полагать,  к ужасу всех участников.

Так ли это было на самом деле? Поскольку других источников в данном случае нет, трудно не согласится с британцем Малколмом Хэйем, писавшем об этом месте «Церковной истории»:

«Возможно, что эта история правдива, но возможно также, что кто-нибудь выдумал ее, а Сократ повторил выдумку, чтобы оправдать последующую массовую резню».

В любом случае оснований безапелляционно называть это сообщение «наветом», на наш взгляд, нет решительно никаких.


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение