next perv

Послание о вероотступничестве Рамбама



Послание о вероотступничестве (Игерет а-Шмад) – один из интереснейших средневековых еврейских текстов, свидетельствующий о не самом известном факте насильственного обращения евреев исламскими религиозными фанатиками. Хен Малуль, сотрудник Национальной библиотеки Израиля, где хранится несколько старинных изданий «Послания»,  недавно написал небольшую статью, посвященному этому необычному документу.

С юных лет жизненный опыт величайшего еврейского философа и законоучителя рабби Моше бен Маймона (Маймонида, 1135-1204) свидетельствовал, что ему и его современникам довелось жить в эпоху бедствий и разрушений. В середине XII века власть в мусульманской Испании захватили альмохады («единобожники»), воинствующая секта из Северной Африки. Своей главной задачей последователи этой радикальной разновидности ислама считали насильственное распространение «единственно верной» религии. Для этого они готовы были разрушить социальный порядок, сложившийся на покоренных территориях. Золотой век испанского еврейства закончился.

С юных лет жизненный опыт величайшего еврейского философа и законоучителя рабби Моше бен Маймона (Маймонида, 1135-1204) свидетельствовал, что ему и его современникам довелось жить в эпоху бедствий и разрушений. В середине XII века власть в мусульманской Испании захватили альмохады («единобожники»), воинствующая секта из Северной Африки. Своей главной задачей последователи этой радикальной разновидности ислама считали насильственное распространение «единственно верной» религии. Для этого они готовы были разрушить социальный порядок, сложившийся на покоренных территориях. Золотой век испанского еврейства закончился.

Держава Альмохедов в период расцвета

Покорив Северо-Западную Африку и Андалузию, альмохады постарались уничтожить любые «чужеродные влияния», угрожающие их версии истинного ислама. В результате немусульмане были поставлены перед выбором: обращение или смерти.

Спасаясь от фанатиков, семейство Маймонида, предположительно в 1159 году,  бежало из Испании в Марокко. Не совсем понятно, почему рабби Маймон решил искать убежище в цитадели альмохадов, особенно в то время, когда правитель Абд аль-Мумин жестоко преследовал местных евреев. Полагают, что он рассчитывал, что, поскольку в Марокко их никто не знает, семье будет легче скрывать свою приверженность иудаизму.

Несмотря на относительно юный возраст, Маймонид в это время был вовлечен в ожесточенный галахический спор, касающийся статуса и отношения к насильственно обращенным в ислам евреям Магриба и Андалузии.  Евреи, оказавшиеся под властью  альмохадов, обращались с различным религиозным авторитетам с вопросом, как им теперь жить и что делать дальше?

Согласно одному мнению, еврей не имел права совершить вероотступничество и принять ислам даже под угрозой смерти – поскольку ислам считался идолопоклонством. Раввин, опубликовавший это постановление (его имени история не сохранила), добавил, что если еврей был обращен, то, оказавшись в безопасности, не только не сможет вернуться к вере предков, но подлежит смерти.

Узнав об этом постановлении, Маймонид понял, что не может оставить его без ответа, и написал «Послание о вероотступничестве» (Игерет га-Шмад), предназначенное евреям Магриба.

Уже в начале своего послания Рамбам не мог сдержать гнева по отношению к раввину, заявившему, что насильственно обращенные в ислам навеки перестают быть частью народа Израиля. «Писать такое даже безмозглая баба постыдилась бы» – заявил философ, после чего назвал  автора «убогим»,  продолжив из Когелета: «Начало речей его – глупость, а конец речей его — злое безумие»(10:13).

Смешав противника с грязью, Маймонид призвал на помощь свои обширные познания в талмудической литературе, чтобы доказать, что на протяжение истории евреи неоднократно грешили и впадали в идолопоклонство, однако Всевышний неизменно прощал их, как только они искренне раскаивались в своих грехах.

Известно то, что произошло с евреями во времена правления злодея Невухаднецара: каждый, кто находился в Вавилоне, поклонялся образу, кроме Ханании, Мишаэля и Азарии… Однако, никто и никогда, не  назвал их злодеями, не евреями, недопустимыми  свидетелями в суде. Всевышний, да превознесется Он, не вменил им греха идолопоклонства потому, что они вынуждены были  делать то, что сделали…

Симеон Соломон, Три отрока

Кроме того, по словам философа, бывали случаи, когда даже величайшие мудрецы,  рабби Меир и рабби Эльазар,  притворялись язычниками, чтобы спасти свою жизнь. Какие же могут быть претензии к магрибским евреям, ради спасения жизни прикидывающимся правоверными мусульманами?  Поэтому каждый, кто осуждает их, не просто заблуждается – он воистину безумен. «В здравом ли уме они, эти неистовствующие, что выражают такое мнение, – вопрошал Майммонид, –  или же сошли с ума?»

«Даже если известные злодеи получали щедрую награду за немногие добрые дела, которые совершали, можно ли помыслить, что Всевышний не наградит евреев, которые, несмотря на насильственное обращение, в тайне соблюдают заповеди? Можно ли помыслить, что Он не различает между теми, кто соблюдает заповеди, и теми, кто не соблюдает? Между тем, кто служит Всевышнему, и тем, кто не служит?» – возмущенно писал философ.  В качестве примера он приводил известный мидраш (Рут Раба, 2:9) о царе Эглоне, которого мудрецы считали предком Рут, бабки царя Давида:

Сказал рабби Биби со слов рабби Реувена: Рут и Орпа были дочерьми  царя   Эглона,  ибо сказано: «Слово тайное есть у меня к тебе, царь. [Тот сказал: тихо! И т. д. И сказал Эѓуд: слово Божье у меня к тебе.] И встал тот с престола» (Шофтим 3:19-20). Сказал Святой, благословен Он: Ты встал с престола твоего и прошел три шага в Мою честь, жизнью твоей [клянусь], что я произведу от тебя сына, сидящего на престоле моем, [о чем сказано]: «И воссел Шломо на престоле Господнем» (Диврей ѓа-йамим I 29:23).

Сказал рабби Юдан:  более того: Эглон был сыном Балака, и за то, что построил семь жертвенников к худу,  был удостоился того что произошла от него Рут.

Таким образом, заключал Маймонид, насильственно обращенные в ислам евреи Магриба ни коим образом не перестали быть евреями. Более того, соблюдение заповедей во время гонений гораздо более ценно, чем в мирное время, поскольку в этом случае человек, несомненно,  исполняет их бескорыстно, а не для собственного возвеличивания, когда все вокруг восхищаются его благочестием.

На этом, однако, Маймонид не остановился, но попытался ослабить чувство вины, несомненно, терзавшее многих новообращенных, которые, принимая ислам, вынуждены были произнести Шахаду (исламский символ веры): «Нет Бога, кроме Аллаха, и Мухаммед – пророк Его». Как утверждал Рамбам, произнесение этой фразы не является изменой Богу Израиля, и что для еврея, принужденного ее произнести, эти слова не имеют решительно никакого значения.

В конце послания Маймонид советует насильственно обращенным евреям эмигрировать в другие страны, где они смогут свободно и безбоязненно исповедовать веру предков и жить по еврейским законам. Собственно, он сам так и поступил: покинув негостеприимный Магриб, рабби Моше и его семье тайно добрались до города Сеута в Марокко, а оттуда отплыли на восток, в Землю Израиля.

В заключение остается добавить, что в 2011 году московское издательство “Книжники” выпустило Послания Рамбама – сборник, в который вошло и “Послание о вероотступничестве”, впервые переведенное на русский язык.

Евгений Наумов


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение